Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

B28A. Пригвожденный к земле. .65.-.67.

Персонаж, превращавший людей в животных или в камни, пригвожден стержнем к земле.

(Ср. Северные Анды. Паэс: Bernal Villa 1953, № 9 [в месте восхода; люди предлагают ему примерить гроб и прибивают крышку; он просит сделать два отверстия для глаз; плотник делает одно, а второй глаз выкалывает], 13 [его сестра Мария Сантиссима запирает его в бронзовом коробе]: 299-302; Nachtigall 1955, № 5 [Chauté много вредил, люди удалили его туда, где заходит солнце; раньше были только люди, а Ч. сделал из них животных; Chiguaro был священник (sacristan); кролик был плут, теперь убегает от собак, петляя; плотник делал большие ящики; предложил Ч. лечь на пробу; Ч. лег, плотник закрыл его крышкой; Ч. попросил сделать два отверстия, чтобы видеть; плотник сделал, но инструмент отскочил ему в глаз, он стал дятлом; Ч. остался в ящике; когда движется, происходят землетрясения]: 198).

Центральные Анды. Аймара: Pachakuti Yamqui 1968: 283-284 (русс. пер. в Якушенков 2001: 75-76) [когда люди жили как дикари и воевали друг с другом, им приходилось постоянно страдать от злых духов хапинюню (айм. "сосущие грудь"), которые по ночам уносили людей, чтобы высасывать у них кровь. В это время появился на Альтиплано какой-то человек, среднего роста, бородатый. Был он уже не молод, об этом говорила седина в его волосах. Худое тело его скрывала длинная белая рубаха в виде туники, в руках он нес посох. К индейцам этот человек обращался со словами любви, называя их своими сыновьями и дочерьми. Путешествуя по земле, он совершал различные чудеса. Одним прикосновением лечил больных, знал языки всех народов лучше, чем сами говорящие на этих языках. Назвали его Тонапа (Тунупа) или Тарапака Виракочанпачайачикачан (кеч. «учитель мира Виракоча Тарапака») или Пакчакан («слуга») и Викчайкамайок («проповедник»). Он наставлял людей, но они не обращали на него никакого внимания. Однажды он пришел в селение Апотампо, и там вняли его словам, за это Тунупа передал свой посох старейшине этого селения. В другом большом селении Ямкисупа ему повезло меньше, и он был изгнан из этого селения. За такое отношение к нему он проклял жителей этого селения, и оно скрылось под водой. Отныне на этом месте озеро Ямкисупакоча. На одной из высоких гор, носящих название Кача-пукара, Тунупа уничтожил огнем древнюю святыню индейцев этого района в виде женщины. В другом селении Кинамарес, куда Тунупа попал во время свадьбы, к его словам никто не прислушался и он превратил жителей в камни. Это же случилось и в некоторых других местах. Наконец, он отправился в Кордильеру-де-Карабая, неся на плечах большой крест, и там, на горе Карапуку (Карабуко), установил его. За некоторые свои действия, неправильно понятые местными индейцами, он был схвачен, и его ждала жестокая казнь. Но появился божественный посланник и освободил его, несмотря на то, что Тунупу охраняло множество стражей. Вместе с посланником бога вошел он в воды озера, плащ его превратился в лодку, которая и унесла их. После этого Тунупа еще долго оставался на скале, называемой Титикака, а затем отправился в Тиауанако, где его попытки проповедовать вновь закончились неудачно и жители, не внявшие ему, были превращены в камень. Так и не добившись понимания, он ушел по реке Чакамарка и скрылся в море (Чакамарка от айм. "мачакамарка", "город у моста"; Десагуадеро, через которую в месте истока был тростниковый мост)]; Sarmiento de Gamboa 1960 [1572]: 208-209 [(Якушенков 2001: 77). Рассказывают, что все было разрушено потопом, названным уню пачакути (кеч. "вода, переворачивающая мир"). Но когда Виракоча Пачайачачи разрушил эту землю, он сохранил жизнь трем человекам, одного из которых звали Тауапака, для того чтобы они помогали ему в создании новых людей, которые должны быть сотворены во вторую эпоху после потопа. Итак, после того, как вода сошла и земля высохла, Виракоча установил людям второй срок, а чтобы сделать эту эпоху лучше предыдущей, он решил создать светила для освещения мира. После этого он отправился в провинцию Колъяо, в которой есть остров, называемый Титикака. Виракоча прибыл на остров и приказал солнцу, луне и звездам появиться на небе и освещать мир. Так оно и случилось; Виракоча отдал различные приказания своим слугам, но Тауапака не подчинился его командам. Это очень разозлило Виракочу и он приказал двум другим своим помощникам схватить отступника, связать ему руки и ноги и поместить его в лодку на озере. Что и было сделано. Тауапака проклинал Виракочу за такое обращение с ним и угрожал вернуться и отомстить, но течение озера все дальше уносило лодку и больше его не видели. После этого Виракоча создал в этом месте идола в память о том, что здесь произошло]; Calancha 1638 (стр.?) [(Якушенков 2001: 78); Каланча следует более ранней хронике Рамоса Гавилана; «Одного звали Тунупа, что значит мудрец, господин и творец, а другого звали Таапак, что означает сын творца, и о жизни и о необычайной смерти последнего сохранилось больше воспоминаний в провинциях Кольяо, Чукуито и Чаркас»; Тунупа и Таапак были святой Фома со своим учеником; «апостола называли господин, мудрец и создатель, а ученику дали имя его сына, и на их языке слово это обозначает не родного сына, а приемного сына, имея ввиду созданного своими руками, обученного своим традициям»; Тарапака умирает от рук индейцев, не внявших его проповедям, — его сажают на кол, точнее ствол пальмы чонта, которая пройдя сквозь него, как бы произрастает из его тела, распускаясь над головой. После этого, «либо боясь покойника, либо желая еще больше усладить дьявола, положили святое тело в лодку из тоторы и пустили ее в озеро, тихие воды которого служили ему гребцами, а нежный ветер кормчим, поплыла лодка с такой большой скоростью, что оставила в таком паническом удивлении тех, кто так безжалостно убил его, страх этот родился в них из-за того, что озеро это не имеет никакого течения. Приплыла лодка с драгоценным грузом к берегу Качамарки, где теперь берет свое начало река Десагуадеро. И индейцы единодушно утверждают, что эта самая лодка, разорвав землю, открыла исток этой реке из озера, которой раньше не было, и с тех пор она течет. И по этим водам доплыло святое тело до селения Аульагас, которое находится на расстоянии многих лиг от Чукуито и Титикаки на побережье около Арики и Чили» (т.е. оз. Поопо). Как символ мученической смерти Тарапаки в дни Пасхи в разных местах реки Десагуадеро появляется цветущая пальма, в память о том, что дерево это проросло из тела Тарапаки].

Монтанья. Ашанинка (речные кампа): Sosnowska, Kujawska 2014 [у Abireri есть внук Irori; И. показывает деду на детей, собирающих на дереве плоды Inga feuilleei, тот превращает детей в обезьян; показывает на человека, который ест красный плод, А. не обращает внимания; показывает на человека, расчищающего участок под огород, А. превратил его в куропатку; на человека, который тащит ветки, А. превратил его в муравья; мать того его упрекает; люди приготовили масато, напоили А., столкнули в яму, которую вырыл Броненосец; Броненосец рассказал об этом жене и стал броненосцем; одна, затем другая женщина просят И. последить за ее младенцем; ребенка одной И. превратил в зернотерку, другой – в основание грозди бананов; люди пытаются связать И., лиана рвется; один в него выстрелил, но убил стрелой товарища; И.: если хотите меня убить, насадите на шест; кол прошел И. сквозь череп, но он продолжал говорить; стал персиковой пальмой, научил, что и как делать из ее плодов]: 183-188; Weiss 1975: 310-314 [(кратко в Weiss 1986: 310); у Avíveri внук Kiri ("персиковая пальма, Guilielma speciosa); идя навестить сестер, А. несет К. на спине; по пути превращает людей в животных; мальчиков-сыновей сестры, забравшихся на принадлежащее А. дерево за плодами – в белых обезьян, гнездо муравьев, гнездо пчел; пьяницу – в муху, которая любит масато (алкогольный напиток); свирепых воинов – в ос; воинов, спасавшихся бегством и бросившихся в воду – в раков, креветок; купавшуюся обнаженной женщину – в скалу; бородатого испанского священника – в скалу у соляного источника; другие люди, опасаясь быть превращенными], 328 [родственники преследуют Kíri; по пути он сажает кукурузу; на первом поле, которое видят преследователи, кукуруза уже созрела; на последнем она только что посажена; они пытаются убить К. стрелами, но лишь убивают друг друга; К. велит оставшимся пронзить себя, чтобы кол прошел через голову и тело, вонзился в землю; превращается в персиковую пальму (kirí, Guilielma speciosa); его кровь образует озеро, птицы купаются в нем; хорошие – только раз, обретают красивое оперение; плохие дважды, их вид делается безобразным; Стервятник вытер о пальму зад, ее ствол покрылся колючками]; амуэша: Santos-Granero 1991, № 14 [Ayots спустился с неба и издевался над амуэша; его сын Poporrona тоже любил превращать людей в различных животных; люди пытались его догнать и убить, но лишь убивали друг друга; затем П. позволил себя схватить; велел возвести трон, на котором его пригвоздят; через пять дней на этом месте оказалась пальма poporroch со съедобными плодами; когда желтоголовый стервятник Cathartes melambrotos вытер о нее свой зад, ствол пальмы покрылся колючками], 14a [никто, кроме небольшой птички, не смог добраться до вершины пальмы; птичка набрала два мешка плодов, люди посеяли семена, из них выросли ненышние пальмы]: 152, 154; мачигенгаПарени дочери и сыновья; доставала рыб из ануса, это были тоже ее сыновья; велит дочери пустить часть в реку, готовит, дает своему мужу Колибри, говорит, что поймала; он подсмотрел, откуда она достает рыб, отказался есть; она превратила его в колибри, пусть пьет цветочный сок; второй муж – Пчела; стал лизать ее пот, она превратила его в пчелу; следующий – Муха, увидела, что ест дерьмо, сделала мухой; следующий – Броненосец; П. приготовила масато, послала сыновей за своим братом Пачáкамой; он сказал, что придет; идя назад, мальчики залезли на дерево за плодами пакаэ; Пачáкама пришел, попросил дать ему, они сбросили ему кожуру; он превратил их в обезьян; вместе со своим сыном Igiane пришел к Парени; сказал, что ее сыновья придут, едят плоды; они прибежали со смехом; Парени их позвала, они превратились в маленьких и в черных обезьян; еще раз прибежали людьми, затем окончательно превратились в обезьян; ее дочерей Игиане превратил в тапира, оленя и паку; Парени велела Пачáкаме сесть, он стал проваливаться в землю; пытался стать бамбуком, муравьями, не помогло; Броненосец отнес его в устье Амазонки, закрепил столбами; И. превратил Броненосца в броненосца; Парени поместила И. в верховье Амазонки; когда земля трясется, сын Пачакамы идет к нему; тот же не шевелится; если шевельнется, миру придет конец; Парени превратилась в соляную скалу, с ней ее младшая дочь; рыбки подплывают сосать свою мать]: Baer 1984, № 3: 426-429.

Боливия - Гуапоре. Мосетен [Дохитт создал людей из глины; по лестнице поднялся на небо, закрыл его; предложил своему спутнику белому кондору Кери спуститься на землю; долго долбил небесный свод, проделал отверстие, увидел землю; сделал веревку из сопли, полез вниз, К. следом; веревка оборвалась, К. разбился на части; Д. бросил его голову в реку, она превратилась в рыбу; Д. везде просил у рыбаков рыбы, ему отказывали, особенно женщины; он превратил всех в стервятников, муравьев и других животных; в другом месте спрашивает людей, что они делают; Красим tipoy; так трижды, они сердятся; он превращает их в красных обезьян; подстрелил одну, из шерсти сделал множество обезьян, те разбежались во все стороны; то же с людьми, красившими черный tipoy (в черных обезьян); то же, просто tipoy, превратил в птиц Penelope; другие ели плоды превратил в капуцинов; другого попросил полезть на дерево за стрелой, превратил в белку; мальчика за стрелой – в ночную обезьяну (Nyctipithecus); птицы дали ему перья, он полетел, над селением они перья вырвали, он упал на дерево, оно выросло высоким; он спустился на спине гусеницы, перед землей она упала, Д. остался висеть на бамбуке; Ягуар, Крупный Кот отказались, Маленький Кот его снял; в доме шаман сидел на змее, вышел, Д. занял его место; тот пронзил его колом, пригвоздив к земле; сперва он шевелился, земля тряслась, затем шаман вогнал ему другой кол в голову, Д. замер; Д. дал шаману корзинку с водой, она росла, вода наполнила русла рек, бывших раньше сухими; люди превратились в камни, остался шаман; он повел за собой воду, создав Маморе, Бени; когда гремит, Д. говорит шаману, чтобы тот лил больше воды, идет дождь]: Nordenskiöld 1924: 140-141.