Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

B116. Съеденная книга.

.16.21.-.24.(.25.).26.-.30.32.-.36.

Первую книгу (письменность, важный документ) съедает животное или человек. (В части европейских традиций поедание книги не описывается, но подразумевается из контекста). Ср. ATU 200. Ср. Thompson 1955-1958. A2219.2. Cow swallows book; cause of maniplies in stomach.

Немцы, лимбу, (кхаси), дафла, гаро, мру, маринг, ангами, качины, чины, абор падам, карены, ва, палаунг, кхму, тай (Юньнань), банар, срэ, мнонг, эдэ, пуок, бру, Древняя Индия, даяки Саравака, (семанги), мяо Китая и Вьетнама, цян, лаху, наси, цзино, акха, лаху, сербы, словенцы, албанцы, украинцы, русские, чехи, словаки, лужичане, поляки, калмыки, абхазы, осетины, чеченцы, лазы, турки, персы, чуваши, мари, мордва, удмурты, казахи, алтайцы, телеуты, тубалары, хакасы, буряты, халха-монголы, ойраты, манси, ханты, якуты.

Западная Европа. Немцы [Büchlein – «часть желудка жвачных животных»]: Мельничук 1985: 473.

Тибет – Северо-Восток Индии. Лимбу [Бог дал буддистам книгу на коже и такую же дал ламбу; буддисты свою сохранили, а лимбу съели]: (Л.А. Стрельцова, пересказ источника, обещала сделать резюме); гаро [первая канига съедена человеком (тексты со ссылками; данные извлек Hitoshi Yamada из японского текста)]: Obayashi 1966b; дафла [«Мы получили нашу долю кожи, на которой была записана мудрость мира. Но в голодное время мы её съели, а люди равнин свою часть сохранили»]: Shukla 1959: 4; (ср. кхаси [первая книга съедена человеком (тексты со ссылками; данные извлек Hitoshi Yamada из японского текста) {в известном мне тексте кхаси на сюжет утраченной книги о съеденной книге не говорится}]: Onohara 2002); мру: Oppitz 2008 [создав мир, творец посылает быка передать людям важные указания; придя к бенгальцам, бык оставляет им книгу и велит раз в год полоть и трижды собирать урожай; когда бык пришел к мру, его стала мучить жажда, он наклонился попить и проглотил книгу; перепутал наставление и велел трижды полоть, но собирать лишь один урожай; за это творец ударил быка по морде, с тех пор у того нет передних зубов; мру же творец велел, привязав быка к столбу, танцевать вокруг, а затем убивать быка; в воспоминание о случившемся отрезанный язык быка надо прибить к вершине столба; проглоченная книга до сих пор находится внутри быка, это его книжка (преджелудок жвачных, Blättermagen)]: 13-14; Rajput 1963 [Всемогущий бог Торай учит мурунгов письменности с целью приобщения к религии. Сакральные знания записаны на листьях банана. Корова съедает эти листья. Поэтому мурунги ежегодно и при каком-либо несчастном случае устраивают жертвоприношение коров. Церемония называется сачья ком. На ней пьют алкоголь и танцуют всю ночь вокруг коровы, привязанной к столбу. На следующий день после полудня животное убивают копьем, а язык вырывают в знак мести]: 19-20; маринг (Бирма): Scherman 1911 [Некий бог умер, люди пытаются найти оставленную им для них на шкуре животного письменность, но шкуру съедают собаки. У марингов остаётся только прибор для письма — длинная шпилька, которой теперь мужчины украшают свои связанные в пучок волосы,]: 6-7; Hodson 1911 [Семи семействам марингов после их сотворения божество даёт стилеты из тростника и кожу, чтобы на ней писать. Кожу съедают собаки, а стилеты изнашиваются или теряются, искусство письма забывается и никогда больше не восстанавливается; стальная шпилька для волос сохраняется как напоминание о стилете]: 29-30; чины (Бирма): Lehman 1963: 32 (Канпетлет) [У первого на земле мужчины и первой женщины двое сыновей. Когда они подросли, с неба для старшего упал кусок кожи. Он не знает, что эту кожу нужно использовать для письма, и поэтому варит ее и съедает. Затем с неба падает яйцо, которое он тоже съедает, но все же благодаря яйцу каким-то образом узнаёт, что с этих пор он будет известен как чин. Позже шкура упала второму сыну. Он записал на ней письмена (очевидно, тоже полученные с неба) и стал предком бирманцев], 33 (хнаринг) [Трем братьям дано письмо двух форм – углем на камнях и письмо на коже. Два брата, усвоили письмо первого рода, ушли на равнины и стали предками бирманцев. Третий стал предком чинов и свою письменность на коже оставил на камне. Собака схватила ее и съела]; ангами [Вначале божество наделяет умением читать и писать как нага, так и жителей равнин Ассама. Однако последним даны камень или бумага, чтобы записывать на них свои писания, а наги получили книгу из кожи, которой приходит конец вследствие её съедобных качеств. Поэтому у нага нет письменности]: Hutton 1921: 291; абор падам [известна история о съеденой кожаной книге]: Hutton 1921: 291; качины: Hanson 1913 [Когда мир приведён в порядок и разным народам назначены их места обитания, Нинггавн ва Магам после постройки дома на горе Шайанг и площадки для танцев на равнине Сумгана, примирив все судьбы, созывает людей и сообщает им, что теперь он готов вернуться в свой великий центральный дворец. Племена умоляют его остаться, так как без него беспомощны. Эту просьбу он не может удовлетворить, но даёт дикому кабану клыки, а птице-носорогу – великолепное оперение. Для помощи людям он даёт каждому народу книгу. Китайцы получают свою на бумаге; книги шанов и бирманцев – на пальмовых листьях; европейцам он также даёт бумажные книги; качины получают книгу на пергаменте. По возвращении получатель качинской книги варит и съедает ее, чтобы утолить голод, либо потому что считал это лучшим способом её сохранить. С того дня у качинов нет письменной книги; великие жрецы и рассказчики хранят её содержание в желудках и повторяют все это на больших праздниках, когда требуется три дня и ночи, чтобы произнести все вслух]: 116-117; Hertz 1902 [Нат, Нингавн Ва Магам, собирает народы и распределяет им письменность. Бирманцам, шанам и китайцам дают письменность на бумаге, которую те бережно сохраняют. Качины получают свою на пергаменте, который, когда иссякают запасы еды по дороге домой, варят и съедают, утратив возможность стать грамотными, подобно соседям]: 52, 151; Oppitz 2006 (дулонг) [потоп пережил лишь Penggen – первопредок дулонг; тигр привез его к небесному богу Mubenge; М. предложил на выбор двух своих дочерей; у одной глаза красивы, т.к. они никогда не мыла лицо, у другой лишь один глаз; она сама выбрала в мужья дулонга, а другая дочь вышла за рыбу; когда супруги вернулись на землю, М. дал им все виды скота и семян, а также книгу на коже; на земле у супругов много детей; однажды, играя, они бросили книгу в кипящую воду и съели; начертанные в ней знаки прилипли к их желудкам, поэтому хотя ныне у дулонг и нет своих книг, они помнят тексты, которые следует петь или декламировать]: 29; Scherman, Scherman 1922 [Великий дух раздаёт письменность, он даёт её бирманцам и шанам на пальмовых листьях, китайцам и европейцам – на бумаге, качину – на пергаменте. Качин, который увозит кожаный документ под мышкой, потеет так, что пергамент насквозь промок, его вывешивают сушиться над огнем. Крысы затащили его в корзину с рисом и изгрызли. Люди думают сохранить содержимое писания, начинают вымачивать рис и пить воду. Поэтому до сих пор каждый думса (жрец), прежде чем начать пророчествовать, напивается рисовой водки, чтобы вобрать в себя знание]: 99-100; Scott­, Hardiman 1900 [Наты дают всем народам письменность, но та, что досталась качинам, была написана на шкуре, которую качины сварили и съели]: 433.

Бирма – Индокитай. Карены: Jolliffe 2016: 17-18 [мотив известен носителям различных каренских языков и диалектов, включая кайах], 18 [У бога три сына – карен, бирманец и англичанин. Бог просит всех троих принести еды. Англичанин приносит вкусное мясо, бирманец – фрукты. Старший брат, карен, приносит маленькую порцию еды со странным кисло-сладким вкусом. Бог его хвалит за ум и вкусную еду, а, возвращаясь на небо, просит карена пойти с ним; тот отвечает, что не может – должен работать на своем участке. Тогда бог просит пойти с ним младшего брата, англичанина. На небе он даёт ему две книги – золотую и серебряную, в которых всё знание мира. Бог велит отдать первую книгу старшему брату, а себе оставить вторую. Младший берёт обе книги и обещает передать одну книгу старшему. Вернувшись на землю, он показывает книгу карену. Тот занят по хозяйству, поэтому кладёт книгу на ствол дерева, а младший брат возвращается домой. Старший брат тоже отходит в сторону и забывает книгу на дереве. Термиты съедают ее, а курица склевывает термитов. Чтобы снова получить доступ к знаниям, карен убивает курицу и смотрит на её кости так, словно это книга, содержащая важную информацию. По этой причине карены употребляют куриные кости для ворожбы. В то же время англичанин читает книгу и многому учится. Старший брат-карен сохраняет надежду, что однажды младший брат вернёт ему знание]; McMahon 1878: 143 [В древние времена Бог даёт китайцам книгу на бумаге, бирманцам — на пальмовых листьях, а каренам — на коже. Китайцы и бирманцы берегут свои книги и прилежно их изучают, но карены недостаточно ценят свой экземпляр, оставляют в небезопасном месте, вепрь разрывает его в куски, которые после склевали куры. Карены замечают, что китайцы и бирманцы возвысились в знаниях, благодаря своему знакомству с книгой. Они приходят к выводу, что раз куры съели их книгу, они владеют знанием, которое она содержала, поэтому карены гадают по куриным костям], 143-144 [Высший Разум удостаивает каренов религиозного и гражданского кодекса, который записан на коже. Однажды, пока хранитель переправлялся через реку, кодекс остался без надзора, собака схватила его, убежала. Когда за ней погнались, собака уронила свой трофей, но курица успевает соскрести знаки с кожи еще до того, как владелец смог получить кожу обратно. Поэтому карены почтительно относятся к ногам обычных кур, так как к ним пристали знаки священной письменности]; Тютчев, Стойкович 1846 [Добрый дух, желая дать религию всем народам, назначает каренам день для принятия законов, но их предки, занятые житейскими делами, опаздывают и приходят, когда дух, окончив предпринятый труд, уже удалился. Опечаленные карены так плачут, что дух проявляет сострадание и даёт им законы, написанные на буйволовой коже. Отцы каренов, в восторге от этой милости, начинают пировать, но пока они веселятся, новая беда омрачает их радость. Так как «кожа законов» сыровата, её вывешивают для просушки, а когда приходят снимать, на коже не остаётся ни единой буквы – куры все исцарапали, слова великого духа гибнут безвозвратно и карены остаются в невежестве]: 435-436; Scott­, Hardiman 1900 [Письменность на коже съела собака]: 433; ва, кхму, тай (Юньнань) [первая книга съедена человеком или животным (тексты со ссылками; данные извлек Hitoshi Yamada из японского текста)]: Onohara 2002; палаунг [творец Hulu («тыква-горлянка») посадил калебасы, из которых вышли 72 народа, среди них палаунг, ва, лили, бай, мосо и китайцы; они пришли к двум башням, хозяйка которых велела сходить к творцу и получить священные тексты; их надо будет читать, когда кто-то умер, чтобы умерший нашел дорогу к предкам; по пути домой надо было перебраться через реку; палаунг уронил книгу в воду, а выйдя на берег, положил сохнуть; пасшийся вол ее съел, поэтому у коров желудок в форме книги; увидев произошедшее, китаец оказался умнее, положил свою книгу в карман и она сохранилась; лишь часть проглотила рыба; хозяйка башен посоветовала вырезать деревянную рыбу и во время совершения ритуалов стучать по ней; даосские монахи так и делают; деревянная рыба – род барабана]: Oppitz 2008: 10-11]: Oppitz 2008: 10-11; пуок, бру (кхуа, ванкьеу) [Запись на коже животного, которая была съедена собаками. Лао же догадались писать на листьях пальмы и поэтому до сих пор обладают письменностью]: Чеснов 1990: 172; банар [люди строят высокий общинный дом; в этом деле участвуют предки всех народов, все они говорят на одном языке; однажды находившиеся внизу, дали не тот материал, который был нужен кровельщикам — вместо листьев кокосовой пальмы послали лиану ротанг; началась ссора; тогда бог решил расселить народы; банар и седанг пожелали остаться на месте, эде и джараи ушли на запад в предгорья; младший из всех, вьет, не знает куда идти и огорчен; Бог дал ему место у моря и подарил знание письменности; она съедена собаками]: Чеснов 1990: 172; мнонг (Камбоджа) [Когда Будда приходит в земли мои, Муон-Па-Ча-Мит созвал лао (не имевших религии), чтобы прочитать им проповедь; все соседние народы – кхмеры, лао и тайцы - приходят и обращаются с просьбой научить их письму. Люди мои – тоже. Но только если первые заботятся о том, чтобы запастись пальмовыми листьями, на которых они будут записывать знаки письма, то мои, как обычно, ничего с собой не приносят. Они убивают буйвола и на его шкуру наносят письмена, но, как всегда с ними бывало, забывают шкуру забрать и ночью ее пожирают собаки. Поэтому мои так и не научились письму]: Maître 1912: 424; эдэ: Bertrand 1952 [Хозяин земли собирает все народы, чтобы обучать их письму. Лао, кхмеры и тайцы приносят для этого пальмовые листья. Горцы же убивают буйвола и начинают писать на шкуре. Их трикстер по имени Ксоа ночью отдаёт шкуру тигру и тот съедает ее. Горцам приходится учить закон и обычай на память. Лао, кхмеры и тайцы устраивают обед в честь Хозяина земли. Пробуют присоединиться горцы, но Ксоа ворует их ступы для риса, и горцам приходится очищать зерна от шелухи зубами. Хозяин земли рассержен и приказывает горцам спиливать зубы]: 35-36; Besnard 1907 [Будда приходит через Лаос в страну мои, которых называют лишенными религии; он проповедует свое учение, и все люди из городов, кхмеры, лао и тайцы, приходят учиться грамоте; эдэ и другие горцы тоже приходят. Но в то время как первые пишут на листьях пальмы, горцы, как всегда ленивые, ничего с собой не приносят. Они убивают буйволов и пишут на их кожах, но забыли про кожи, так что ночью собаки их съели. Поэтому горцы не знают письменности. В тот же день, чтобы поблагодарить Будду, все эти люди хотят приготовить пир в его честь, но невежественные и ленивые горцы вместо того, чтобы утомительно толочь рис в ступке, стали его разжевывать. Будда в ярости наказал горцев: чтобы чувствовать свою приниженность, они должны спиливать зубы и носить тяжелые кольца из меди на запястьях и щиколотках]: 86; (ср. ва [трикстер Glieg Neh подстроил так, чтобы все мужчины ушли на войну, а ему бы достались все женщины; его схватили и решили казнить; он попросить спустить его по реке в гробу, положив туда музыкальные инструменты; так хорошо играл, что, услышав звуки музыки, жившие вниз по течению освободили его; он научил этих людей всем искусствам, включая письменность, а ва остались неграмотными; «письменность» и «торговля» обозначаются одним словом и предполагают обман]: Scott 2009: 222; кхму [жители семи деревень сошлись вместе и решили сопротивляться тайцам; эту клятву они написали на ребре буйвола и зарыли его на склоне горы; но ребро вырыли и украли; кхму утратили письменность и оказались во власти тайских королей]: Scott 2009: 222-223; срэ [Шкура оленя послана первопредкам срэ Сиату и Сионгу Солнцем. На шкуре записаны разнообразные знания. Но предки ленивы и бросают шкуру в море. Чамы, вьеты и белые (французы) подбирают шкуру и копируют себе письмена]: Dam 1950: 139).

Малайзия – Индонезия. Даяки Саравака [Творец, предоставив язык человечеству, собирает самых старых людей из разных народов, чтобы сообщить, как пользоваться письменностью. Все получают письменные знаки, но даяки проглатывают их; знаки соединяются с телом и превращаются в память]: Roth 1896: CLXI; (ср. семанги [семанги твердо убеждены в том, что их предки знали письменность]: Шебеста 1928: 49).

Китай. Мяо (Китай): Clarke 1911 [Мяо живут по соседству с китайцами, но китайцы слишком хитры для них, поэтому они решают двигаться на запад и жить сами по себе. В то время они имели иероглифическую письменность. Пройдя много дней, они подходят к обширному пространству воды и, не имея лодок, не могут продолжить путь. Стоя в недоумении у края воды, они замечают, как по ее поверхности скользят водяные пауки. Мяо говорят друг другу: «Если эти маленькие существа могут ходить по воде, почему мы не можем?» Попытавшись пройти по поверхности воды, они едва не утонули. Им удаётся снова вернуться на берег, они нахлебались воды и вместе с водой проглотили свои иероглифы]: 39-40; Graham 1954 (чуань мяо) [мяо и китаец пошли к Живому Будде за священными книгами и тот им их дал; возвращаясь, оба решили выкупаться в реке; в это время книгу мяо съела Западная Корова (мифическая корова или буйвол), а часть книги китайца съела рыба; мяо с китайцем вернулись к Будде; тот отказался дать новые книги, но велел, чтобы мяо натянули коровью шкуру на барабан и били в него во время ритуала, а китайцу велел сделать деревянное изображение рыбы и стучать по нему; во время исполнения ритуала мяо рассказывают эту историю]: 129; Oppitz 2008 [шаман сидел перед носилками, на которых был умерший, и читал по книге тексты, что должны помочь найти путь в мир предков; шаман отошел ненадолго, оставив книгу; вол ее проглотил; с тех пор на похоронах убивают вола, мясо распределяют среди гостей, шкуру натягивают на барабан, а сверху кладут воловий желудок, состоящий как бы из страниц книги; по мере того, как раздаются удары барабана, душа умершего шаг за шагом находит свой путь; шаман рассказывает историю утраты книги; к руке умершего привязывают один конец веревки, а другой – к барабану]: 12-13; Scott 2009 [мяо (Hmong) бежали от китайцев, легли спать и в это время лошади съели их книги; либо книги съели сами люди, случайно положив их в котел и сварив]: 223; мяо Вьетнама [Предки мяо куда-то идут, переселяясь. Они знают письменность. Она записана на листьях в одних вариантах, на коже в других. По какому-то случаю у мяо имел место праздник, они пьянеют, и буйвол спокойно съедает письменность на листьях (собака — на коже)]: Чеснов 1990: 172; акха: Стратанович 1966 (хкахку, Лаос) [Отец Письма даёт знаки народам. Их наносят на камень, бамбук или доску, а также на бумагу. Только хкахку записывают их на очень удобном, но съедобном материале — коже буйвола. В период переселения зима тяжела, народ голодает, а знаки на шкуре частично смылись и стали непонятными. Тогда голодные люди съедают шкуру. С тех пор у хкахку нет письменности, а грамотные пишут лаосскими буквами]: 238; Scott 2009 [раньше акха жили в долинах, выращивали рис и у них были государства; тайцы оказались сильнее и акха пришлось спасаться бегством; по пути они съели от голода свои священные книги]: 221-222; цзино [{в источнике текст отнесен к Bulang/Jinuo/Dai (т.е. буланг, цзино, лю); поскольку именно цзино (тибето-бирманцы ветви нгви) заявлены как сохранившие язык первопредков, то принадлежность мифа именно им наиболее вероятна}; на горе жили муж и жена; когда начался потоп, они поместили сына и дочь в вырубленный из целого куска дерева барабан, дав с собой запас еды; через 9 дней воды сошли, брат с сестрой вышли на землю; увидели тыкву, из которой раздавались человеческие голова; тыква росла; когда брат с сестрой решили пожениться, они раскалили железный штырь и пробили отверстие; из тыквы начали выходить люди; первым вышел буланг и т.к. он вымазался об обгоревшую кожуру, буланг смуглокожи; говорить буланг не умели и сестра посоветовала им прислушаться к журчанию воды; поэтому речь буланг напоминает журчанье воды; затем вышел цзино (тибето-бирманцы), споткнулся о каштановый пень, который ни темный ни светлый; с тех пор у цзино кожа смуглая, но не столь, как у буланг; цзино заговорили на том же языке, что и у брата с сестрой, им не пришлось учить другой; затем вышел лю (дай), споткнулся о банановый пень, поэтому лю светлокожи; лю выучили языки буланг и цзино, из этого получился свой язык; верховный бог дал каждому народу свою культуру, в т.ч. письменность; знаки буланг были написаны на лепешке, цзино – на шкуре вола, лю – на банановых листьях; отправившись в свои деревни, люди переходили реку и все намокло; пока сушили, буланг и цзино проголодались и съели лепешки и шкуру; а на банановые листья упал помет голубя, письменность лю сохранилась]: Oppitz 2008: 7-9; цян [первый шаман едет к ламе и возвращается с буддийскими книгами; однажды заснул, а его книги съела овца; обезьяна посоветовала овцу зарезать и шкуру натянуть на барабан; при ударах из барабана будет исходить знание; поэтому во время ритуалов шаман одевает головной убор из шкуры этой обезьяны и здесь же выставлен ее череп]: Oppitz 2008: 25-26; пуми [отправившись в Лхассу, юноша выучился письму у ученого ламы; через несколько лет тот дал ему тексты для использования время заупокойного ритуала; на обратном пути царские воины его ограбили; один человек подарил воловью кожу с нанесенными на ней письменами; когда юноша вернулся в родное селение, собака незаметно подошла и изгрызла кожу; так что шаманы используют то, что осталось от рваной кожи]: Oppitz 2008: 21-22; лаху: Oppitz 2008 (мосо) [два шамана, один из них мосо, а другой наси, отправились в Лхасу изучать священные книги; возвращаясь домой, они взяли с собой книги на коже, но во время пурги оказались без пищи и съели книги; жрец мосо во время ритуала пьет алкоголь, чтобы знание из желудка поднялось к голове]: 22-23; Scott 2009 [божество Gui-sha начертал письмена на лепешках; лаху их съели и остались без письменности]: 222; наси [дети первого человека попросили летучую мышь слетать на небо и принести оттуда книгу знаний лечить болезни; летучая мышь получила бамбуковый сосуд с 360 книгами и небесная принцесса велела не открывать его; но как только летучая мышь достигла земли, она открыла из любопытства сосуд; книги разлетелись и упали в воду, а гадательные попали к разным народам; бараньи лопатки для гадания – к Niû-niû; 9 гадательных шнурков – к мосо; пеньковые веревочки с узелками – к тибетцам; гадательные каури – к Llâ-bbû; куриные ножки, по вареным костям которых тоже гадают – к Lú-lû; упавшие в озеро проглотила лягушка, у которой теперь на спине как бы книжка; ее застрелили из лука 4 охотника; из ее членов созданы 8 триграмм (ба-гуа); первый человек научился этой небесной мудрости; триграммы встречаются также на барабанах цян]: Oppitz 2008: 27-28; (ср. йи [во время потопа божество посылает трех шаманов научить людей; каждый сидит на спине вола, а книга привязана к рогам; прежде, чем вода сошла, книги успели намокнуть и шаманы повесили их сушиться на черный бук; часть страниц прилипла к веткам, поэтому часть знания оказалась утрачена; во время ритуала ветки черного бука втыкают в землю]: Oppitz 2008: 14-16; минь-дун [сокол рассказал людям о том, что на небе есть поющее дерево; другие птицы подняли на небо двух юношей; те достали с дерева семена и принесли на землю; выросло дерево, на листьях которого ноты и тексты песен; но понимали их только птицы Digui; они стали петь на ветвях, а люди, сидя под деревом, выучили эти песни; небесные обладатели дерева повалили земное, бросили листья и птиц в реку, а огромная рыба их проглотила; ее выловили, взяв наживкой быка; освобожденные птицы научили людей понимать ноты и тексты песен; но т.к. много листьев пропало, набор песен стал меньше]: Oppitz 2008: 16-18; китайская письменная традиция [роман «Путешествие на запад»; в танское время монах в сопровождении обезьяны, свиньи и слуги отправился в Индию за священными текстами; по дороге домой им надо было переплыть реку; обезьяна договорилась с черепахой, что та их перевезет; однако на середине реки черепаха ушла под воду; монах разложил рукописи на скале для просушки, но они прилипли к скале, поэтому императору были представлены лишь обрывки]: Oppitz 2008: 23-24).

Балканы. Сербы [књига «третий желудок у жвачных»]: Трубачёв 1987: 203; словенцы [knjiga «книжка (желудок)»]: Трубачёв 1987: 203; албанцы [Когда бог разделяет алфавиты, албанский алфавит, завернутый в капустный лист, оказывается съеден козой]: Сако 1950: 32.

Средняя Европа. Украинцы (Галиция): Горак 1989 [Корова отеляется, её вводят в избу с телёнком. Как-то раз корова, выев всё из кормушки, начинает шарить по постели священника, вытягивает из-под подушки шляхетский пергамент, ведь предок был шляхтичем, жуёт. И так с того времени священники из шляхтичей становятся простыми мужиками, доныне жалуясь, что «корова съела нам шляхетство»]: 232; Мельничук 1985 [книги «один из отделов желудка жвачных животных»]: 473; украинцы (Воеводина) [книги «желудок коровы»]: Горбач 1969: 340; украинцы (Полтавщина) [«Обе просьбы были приняты, и дело готовилось принять довольно важный интерес, как одно непредвиденное обстоятельство сообщило ему еще большую занимательность. Когда судья вышел из присутствия в сопровождении подсудка и секретаря, а канцелярские укладывали в мешок нанесенных просителями кур, яиц, краюх хлеба, пирогов, книшей и прочего дрязгу, в это время бурая свинья вбежала в комнату и схватила, к удивлению присутствовавших, не пирог или хлебную корку, но прошение Ивана Никифоровича, которое лежало на конце стола, перевесившись листами вниз. Схвативши бумагу, бурая хавронья убежала так скоро, что ни один из приказных чиновников не мог догнать ее, несмотря на кидаемые линейки и чернильницы»]: Гоголь 1948б: 177; русские [книга – «третий желудок жвачных, перебериха, литонья, листовик»]: Даль 1881: 313; русские (Псковская губ., Осташковский у. Тверской губ., Болховский у. Орловской губ., Новосибирская обл.) [книга – «второй желудок жвачных животных»]: Филин 1977: 343; русские (Томская губ.) [книга – «третий желудок жвачных животных»]: Филин 1977: 343; русские (Тверская губ.) [книга – «листовидная часть желудка жвачных животных»]: Филин 1977: 343; русские (Сибирь) [книга – «первый отдел желудка жвачных животных; рубец; то же, что книжка»]: Фёдоров 1979: 225; русские (Новгородская обл.) [«Первое слово дороже второго! Первое слово съела корова!»]: Власова, Жекулина 2006, № 154: 173; русские (Подмосковье) [Собака, бежавшая от волков, несла в пасти грамоту, по которой человек предоставлял ей свободу, но она ее съела]: Чеснов 1998: 372; чехи [kniha «третий желудок у жвачных», knihy – «желудок крупного рогатого скота»]: Трубачёв 1987: 203; словаки [kniha «третий желудок у жвачных»]: Трубачёв 1987: 203; лужичане (Нижняя Лужица) [knigwy, knigły «книжка (третий желудок животных)»]: Трубачёв 1987: 203; поляки [kśęği «третий желудок у жвачных»]: Трубачёв 1987: 203.

Кавказ – Малая Азия. Калмыки [В степи живёт мудрый старик-калмык. У калмыков нет календаря для определения зимнего периода. Старик изобретает «Мгновенно узнающее любое явление желтое письмо» (гадательная книга, календарь, дающий сведения о явлениях природы). Поставив последнюю точку, решает отдохнуть, засыпает. Внезапно разносит его кибитку. Листки «мгновенно узнающего любое явление желтого письма» разлетаются по ветру. Упав на землю, они цепляются за колючую траву и остаются лежать среди степи. Там проходят овцы и вместе с травой съедают все эти листки. Написанный на тех листках календарь запечатлевается на лопатках овец, что и определяет возможность гадания по бараньей лопатке]: Басаев 2004: 60 (=Бембеев 2004: 120; пересказ в Бакаева и др. 2016: 210); абхазы [В корабль Ноя буйвол не помещается, плывёт сзади и, когда проголодался, съедает письменные документы]: Чеснов 1990: 177 (=1998: 372); осетины: Кубалов 1925 [«Книгу нашу съел козёл»]: 382; Романов 2004 [Осетинскую книгу съела корова]: 37; Шёгрен 1844 [«Коза (у дигорцев корова) съела нашу книгу» «Осетинская поговорка, которою отвечают на вопрос: не были ли у них письмена и словесность»]: 389; чеченцы [Чеченскую книгу съела коза]: Романов 2004: 37 (также Бадер 1950: 74, ссылка на рукопись доклада Н. P. Романова «Кавказ и Волго-Камский край. Этнографические параллели»); лазы: Романов 2004 [Священную книгу съел бык]: 37 (также Бадер 1950 [Священную книгу-закон, написанную на родном языке, съел бык]: 74, ссылка на рукопись доклада Н. P. Романова «Кавказ и Волго-Камский край. Этнографические параллели»; турки (Карахисар Сивасского вилайета) [Жена старосты-лаза роняет в капусту Коран и не замечает, как священную книгу съедает бык. Спохватившись, объявляет мужу, что бык съел Коран и стал хаджой. Супруги решают: «После этого не подобает уже держать быка в хлеву, а нужно оповестить о случае односельчан». Мужики собираются, торжественно ведут быка в баню. Надевают ему на голову белую повязку и, выстроив мечеть из сыра, селят там быка. Бык съедает стену мечети, она обваливается. Ночью идёт сильный дождь. Мечеть падает, тает, бык, обожравшись сыром, издыхает. Утром мужики никого не находят, решают, что молитва быка была так угодна Богу, что он взял его на небо вместе с мечетью]: Гордлевский 1961, № 11: 289.

Иран – Средняя Азия. Персы [«Ту книгу съела корова»]: Гаффаров, Гордлевский 1913: 24.

Волга – Пермь. Чуваши: Дедлов 1892 [«Чувашскую книгу корова съела»; Уверяют, что коровьи рубцы и есть чувашская книга]: 175; Романов 2004 [«Чувашскую книгу корова съела»]: 37 (то же Ильминский 2015: 533-534); Сатур 2011 [есть выражение «Чувашскую книгу красная корова съела»]: 92; Смелов 1881 [(Цивильский и Тетюшский у-ды Казанской губ.) [«Каждому народу вера дана верховным Богом. Как верховный Бог раздавал веры другим народам – рассказов не слыхал, русским же, татарам и чувашам вера была дана так. Раз русский, татарин и чувашин ночевали вместе в одной избе, и вот рано утром услыхали голос, говорящий: “Идите, берите книгу и веру!”. Татарин, тотчас же надев калоши ..., выскочил из избы первый, за что и получил книгу и три жены. За татарином, надев сапоги, вышел русский и также получил книгу и веру, но, как вышедший вторым, получил одну жену. Чувашин же, обуваясь в онучи и лапти, замешкался. Бог, подождав немного, бросил книгу и ушел. Вышел чувашин, а книгу-то давным-давно едят корова и овца, и остался чувашин без книги и закона, в воли киремети и мирских... богов. У коровы же и овцы внутри выросла книга... (сто листов)»]: 245-246]; Станьял 2004, № 583 (Верхний Магась Чебоксарского р-на Чувашии) [Русский, татарин и чуваш ночуют в одной избе. Рано утром ослышат, как кто-то громко кричит: «Подходите, берите для себя книгу и верование!» Начинают скорее одеваться. Татарин быстро надевает свои башмаки и самым первым выбегает. За то, что пришел первым, Бог Тура даёт ему книгу и 3 жены. После татарина выбегает русский, одев сапоги. Бог Тура даёт ему книгу и только одну жену. Чуваш долго надевает лапти и не скоро выбегает. Бог Тура ждёт-ждёт его, выбрасывает книгу и уходит. Прибегает чуваш, смотрит, а его книгу жуют корова и овца. Чуваш остаётся без книги, закона, поэтому до сих пор поклоняется разным киреметям и богам всего света. Книга в животе у коровы и овцы становится частью желудка], 584 (Буинск, Татарстан) [Раздают счастье, мордвин надевает башмаки, приходит самым первым и получает книгу. Русский бежит вслед за мордвином, надев ботинки. Чуваш тратит много времени, чтобы обуться в лапти. Когда он проходит через дверь, обувка развязывается. Приходится свить новую веревку и заново обуваться. В это время половину его счастья корова съедает. Поэтому чуваши позже всех обретают счастье]: 203, 204; мари: Акцорин 1972 [Когда-то давно и была марийская книга. Мариец замешивает корове пойло дома и заводит её в дом покормить. Книжку кладёт у печки, забывает взять. Вместе с пойлом корова съедает и книжку, мариец не замечает. Накормив и выведя корову, он начинает искать книгу, но не находит. Так марийская книга пропала в животе коровы. Спустя несколько лет мужик заколол свою корову и в животе её увидел сычуг {не сычуг, а второй отдел желудка, «книжку»}. Раньше у скотины не было сычуга. Мариец несёт мыть тот сычуг к колодцу. Во время мытья узнаёт свою книжку. Говорит: «Это же моя старая книжка!» Прочитать ничего не может, кладёт варить в котел. С тех пор во внутренностях скотины появляется сычуг, а у марийца на долгое время пропадает марийская книга]: 87; Иликаев 2012 [Марийская священная книга выткана на холсте, её съедает корова (возможно, как в соответствующем удмуртском мифе, посланная верховным богом в наказание людям за то, что они стали забывать молитвы, понадеявшись на сделанные когда-то записи)]: 21; Китиков 2004 [«Книгу марийца корова съела»]: 69; Strahlenberg 1730 [Филипп Иоганн фон Страленберг (1730) о марийцах: «У них нет ни книг, ни письма, но когда их об этих вещах спрашивают, они отвечают, что в старину они у них были, но большая корова съела книги»]: 343; мордва [«Встарь мордва имела свои письмена, но эти письмена съедены коровой, когда по неосторожности они были выложены из избы и выброшены на двор с сором. «Она (корова) съела мордовскую грамоту», — в шутливом тоне говорит мордва, когда ведут на убой это прожорливое животное»]: Седова 1983: 242; удмурты: Гордлевский 1962 (Варзи Елабужского у. Вятской губ.) [Удмурт, мусульманин и русский, получив от Бога по священной книге, идут домой. Жарко. Подойдя к реке, они раздеваются, кладут рядом книги, входят в воду. На лугу пасётся корова; она всё приближалась и подходит, наконец, к тому месту, где лежат книги. Искупавшись, путники начинают одеваться. Русский надевает сапоги, берёт Евангелие и уходит; мусульманин, надев сапоги и кеуши, берёт Коран и тоже уходит; удмурт замешкался; пока он завязывал лапти, корова съела книгу, данную богом удмурту. Удмурт остался без книги]: 337; Добротворский 1883 [У главнаго карта (жреца) была книга закона, которую тот часто читал народу. Но раз во время молитвы он неосторожно положил книгу на пенек; въ это время подошла корова и съела ее, приняв, должно быть, за клок сена. Съ тех пор и не стало книг у вотяков]: 237; Козаченко 1884 (Слободской у. Вятской губ.) [Прежде удмурты имели свою гражданственность и письменность. Была у них священная книга, да ее съела корова, когда жрец положил ее на пень, чтобы помолиться Богу]: 284; Первухин 1888 (деревня Усть-Лекомская, Еловская волость Глазовскаго у. Вятской губ.) [Сначала все удмурты живут в одном месте, старик от старика учится и Богу молиться и суд судить. Народ делается учёным, может ответить на любой вопрос. Когда вотяков становится много и они расходятся, сначала они сходятся молиться и судиться вместе, а потом расходятся так далеко, что нельзя стало сходиться и старик старику не может помогать припомнить все, как следует. На общей сходке решают, чтобы не забыть всего, записать порядок молений и судов: надирают бересты, обрезают её и сшивают в книгу, а потом в этой книге тамгами записывают подлинные слова старика-рассказчика, как молитвы творить и порядок править, книгу оставляют под присмотром жреца на большом белом камне, в том месте, куда собираются на общую молитву, в центре удмуртского поселения. Если какой-либо старик забывает молитву или как нужно судить, он идёт к белому камню, читает в книге и опять знает. Но люди после написания книги начинают реже приносить жертвы Инмару, потому что прежде старики чаще собирали народ на молитву из опасения, что иначе они позабудут молитвы, а теперь у них этого опасения не было. Инмар сердится и на стариков, и на книгу, посылает к белому камню большую белую корову, которая приходит к камню в то время, когда жрец,  стороживший книгу, заснул; корова книгу съела. Чтобы удмурты снова не написали такой книги, Инмар отнял у них знание тамг. С тех пор каждый знает только одну свою тамгу и народ год от году становится глупее: выдумывает каждый свое, совсем не подходящее, а стариковское, хорошее, совсем позабыли]: 46-48 (=Верещагин 1889: 78, =Wichmann 1901, № 41: 146-148); Салтыков-Щедрин 1880 [«...Есть только предание, что была когда-то какая-то книга, да ее корова съела...»]: 73; Wasiljev­ ­1902 [В древности вотяки владели своими книгами, которые им при их языческом богослужении служили как руководство; но однажды эти писания съела корова]: 18; чуваши, мари, удмурты: Бель 1776отландский путешественник Джон Белл (1715) о марийцах и чувашах: «Есть у них преданіе, что нѣкогда имѣли книгу, которая содержала в себѣ правила их вѣры, но никто не мог ее читать, пришла корова и съѣла ее, и на семъ то основывается ихъ почтеніе къ сей животинѣ»]: 18; Ильминский 2015 [Татары, русские и «финны» (чуваши, удмурты, марийцы) получают от Бога книгу; первые два народа получают по книге, причем татары получают самую лучшую, а «финны» остаются без книги; у них книгу корова съела]: 296; Миллер 1791 [Герард Фридрих Миллер в «Описании живущих в Казанской губернии языческих народов…» (1791) о марийцах, удмуртах, чувашах: «всѣ помянутые народы пребываютъ в крайней слѣпотѣ своего невежества. У них нетъ ни писемъ, ни книгъ и ежели кто о томъ ихъ спроситъ, в шуткахъ говорятъ, что книги у нихъ корова поѣла... Но какъ я спрашивалъ ихъ о томъ въ разныя времена не однократно, почитаютъ ли они то за правду, то получилъ отъ ниъ в ответъ, что хотя у нихъ такая пословица и есть, токмо оная употребляется въ шуткахъ»]: 29-30.

Туркестан. Казахи (Красноводская область Туркменистана) [У некоего ученого имеется книга, дающая ответы на различные вопросы бытия. в ней, в частности, говорится о вечной жизни людей (праведников?). Противником ученого является Азраил. Учёный, держа Книгу в руках, сидел посредине моста, перекинутого через реку, к нему подходит Азраил в образе человека и осведомляется о месте нахождения Азраила. Ученый, заглянув в книгу, отвечает: «Так как Азраил не на небе и не на земле, то он на мосту, а, следовательно, это либо ты, либо я. А поскольку не я, то, значит, ты — Азраил». Услышав ответ, Азраил вырвал книгу из рук ученого и бросил в воду. Внезапно поднявшийся ветер понес ее по реке и выбросил на берег разрозненные листы. Пасшиеся на берегу овцы съели страницы книги, а следовательно, овечьи кумалаки (катыши помёта) – «хорошие вещи», предметы, пригодные для гаданья]: Коновалов 1991: 156.

Южная Сибирь – Монголия. Алтайцы: Алфеевский 1991 (Чемал) [«Грамоты на Алтае нет, её съела корова». Алтаец везёт толстую книгу «Грамота» учить детей и, переправляясь через реку, роняет её. Выловив книгу из воды, он раскладывает ее сушиться на крыше, корова приходит, съедает её. С тех пор на Алтае грамоты нет]: 59; архив МАЭ, ф. А.В. Анохина, оп. I, папка 203 (Чулушман) [один кам пишет на бересте грамоту и вешает сушиться. Корова вместе с травой съедает её. С тех пор у алтайцев нет грамоты] в Яданова, Ямаева 2011: 454; Кожевников 1937 [«Давным-давно у народа нашего были большие книги, ясные, как солнце. Наш древний народ хранил их в кожаных сумах с золотыми замками. Однажды кочевали наши предки в широкой долине. В те дни прошли дожди, вздулись сердитые реки, пересекшие путь. Вода переливалась через спины лошадей, наполнила сумы. Намокли книги, слежались листы. Старики повесили хранилище мудрости на дерево, но прибежала белая корова и изжевала книги»]: 4 (=Каташ 1978: 89); Потапов 1983 [У алтайцев существовала письменность, позже была утраченная. Буквы были напечатаны на бересте. Однажды береста подмокла, и ее понадобилось подсушить на солнце. Сушившуюся бересту съела корова. Вследствие этого алтайцы потеряли грамотность]: 108-109; Яданова, Ямаева 2011, № 66 (род чапты, с. Актёл Шебалинского р-на Республики Алтай) [В древности все алтайцы были грамотными. Однажды мужчины отправились на войну, в аилах остались женщины и дети. В эти тяжёлые годы корова тайком съела книгу. Теперь, когда забивают корову и очищают её кишки и желудок, то можно увидеть там многоскладчатую книгу. Даже знаки, похожие на тамги, ещё не стёрлись, видны. У алтайцев раньше была книга, называемая «письмо, похожее на сучки дерева» (будак-бичик), после этого «ойротская книга» была]: 177; телеуты [Прежде у телеутов был ойротский язык и были книги. Большая часть их народа ушла в Саратовские степи – Сарт айман и унесла с собою книги. У телеутов оставалась только одна книга, но и ту, когда она была замочена и разложена для просушки на поленницу, корова съела]: Вербицкий 1893: 137; тубалары [Корова съела книгу]: Риттих 1870: 11; хакасы (сагайцы) [У хакасов тоже есть легенда о книге, которую съела корова. В доказательство приводили внутренности коровы, которые и употребляли в пищу. (Записано от историка Эдуарда Саглака, слышавшего её от своей бабушки Дарьи (Тайры), хакаски-сагайки из сӧӧка Читi пӱӱр, уроженки ныне несуществующего аала Тибiк в Усть-Абаканском районе, проживавшей в селе Усть-Бюр)]: К.Ю. Рахно, личн. сообщ. 17.11.2017; буряты [швейцарец Ренье «Описание бурят» (1780): «Некогда эти буряты разделились на множество различных племен, у которых каждое имело своего повелителя. Братские рассказывают, что они происходят от двух братьев – Мунгала и Бурята, потомство которых впоследствии разделилось. Мунгал вместе со своим потомством расселился в сторону калганских, Бурят же по направлению к северу. Братские рассказывают далее, что Бурят после разделения со своим братом взял с собою письменные известия и, заснув, будучи в нетрезвом виде, на лужайке, выронил это писание из своей сумки, так что съела его овца, таким образом, ничего не осталось от этого писания, и они жили, как два совершенно самостоятельных народа. Убежденные в этом, сжигают буряты еще и теперь, перед началом колдования, клок овечьей шерсти...»]: Зиннер 1968: 191; монголы [написанное Буддой Манджушри жёлтое письмо (книга судеб) съедено белым бараном с черной головой, и у того на лопатках проявляются потом волшебные знаки, которые указывают будущую судьбу современным людям Шакьямуни]: Гомбоев 1864: 28; ойраты [У ойротов всего одна книга. Обладатель книги переходит через реку, а когда оказывается на другом берегу, то видит, что книга промокла. Он кладёт книгу сушиться, ложится и засыпает. Подходит корова и съедает книгу]: Анов 1939: 72.

Западная Сибирь. Восточные ханты (р. Васюган) [В старину ханты приглашает в товарищи русского, чтобы идти вместе в лес на звериный промысел. Русский соглашается идти вместе в лес. В лесу, на промысле, ханты и русский, как верные товарищи, не оставляют друг друга и не расходятся далеко. Однажды днем они идут по лесу на промысел, с неба перед ними падают две бумаги. Русский говорит: «Бог спустил с неба потому две бумаги, что нас двое: одну — для меня, а другую — для тебя, Так выбирай же себе из двух бумаг, какую только желаешь, а я возьму себе ту, которая останется». Каждый из них берёт себе по бумаге. Русский смотрит, что в ней написано, кладёт за пазуху. Ханты тоже смотрит, что написано в бумаге, кладёт на пень, говорит русскому: «Я свою бумагу возьму после, когда пойдем обратно мимо этого места с дневного промысла». По окончании дневного промысла они возвращаются обратно к своему стану тем же путем, чтобы ханты взял бумагу. Бумаги на пне не оказывается. Её съел лось, который проходил в отсутствие ханты и русского мимо этого самого места, что видно по его следам. Поэтому у ханты нет своей грамоты: «Остяцкой грамоты нет, её съел лось»]: Лукина 1990, № 53: 179-180; манси [мотив известен]: Бадер 1950: 74 (ссылка на рукопись доклада Н. P. Романова «Кавказ и Волго-Камский край. Этнографические параллели»).

Восточная Сибирь. Якуты: Камитова 2016 [В древности у якутов была книга, они умели писать и читать. Но однажды книгу оставили без присмотра. Пришла корова, и съела её. С тех пор книжка находится у неё в животе и называется «чанкычах», то есть книга (синоним «харын» – отдел желудка у крупного рогатого скота). Эту легенду рассказывали детям, когда они не хотели есть похлебку из потрохов»]: 60; Ксенофонтов 1977, № 28 (Бэстэхский наслег) [Предки якутов – Омогон-Баай и Эр-Соготох-Эллэй. Омогон происходит из бурят. Он селится в Якутии задолго до прибытия Эллэя, имеет многочисленную челядь и обладает огромным количеством лошадей и рогатого скота. Зимой он живёт в обмазанной глиной юрте с наклонными стенами и ледяными окнами, а летнее жилье сделано из коры лиственницы. Для кумыса он употребляет простой берестяной черпак. Обычай справлять летом праздник ысыах, сопровождаемый хвалой, благодарением богов и молением о благодати, ему совершенно неизвестен. Вместе с Омогоном прибывают и шаманы. Его постоянное местожительство там, где стоит ныне город Якутск. Однажды к Омогону прибывает одинокий татарский парень по имени Эр-Соготох-Эллэй. Он сын царя-иноплеменника. В те времена татары воевали будто бы с русскими. Русские оказались победителями. От этой войны бежит Эллэй, найдя истоки реки, он плывёт вниз на плоту. Из-за поспешности бегства он не успевает захватить с собой письмена, которые были ему ранее известны. Вот почему якуты необразованны и не имеют своей грамоты. По прибытии Эллэй поступает работником к Омогону]: 38–39.