Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

B70. Заячьи уши. .32.34.-.40.

Человек бьет оказавшихся беззащитными (обычно запертыми в его доме) зайцев, лисиц, других небольших зверей (одного или многих). История объясняет окраску кончиков ушей и хвоста у этих животных. Ср. мотив M45A.

Волга – Пермь. Мари [заяц обращается с вопросом – кто сильнее: к солнцу, к ветру, к туче; в конце концов прибегает к бабушке, которая показала зайцу свою силу, ударив его сковородником; от этого у зайца почернели кончики ушей]: Genetz 1889, № 2 в Четкарев 1941: 46.

Южная Сибирь - Монголия. Ойраты (тургуты) [вдова не велела дочери есть без нее какой-то вкусной еды; та стала есть; умерший муж встал из могилы, принял вид зайца, пришел, осудил девицу; та рассекла ему палкой губу, концом попала по хвосту, запачкав его копотью; теперь у зайца рассеченная губа и черный хвост; после этого люди перестали воскресать]: Потанин 1883, № 8: 348; (ср. алтайцы [Горностай с Зайцем поссорились, пошли разбираться к Медведю; дотронувшись до закопченного котла, тот провел Зайцу по ушам, чтобы тот не был весь белый и Горностай мог бы его узнать; Горностая схватил за хвост, кончик почернел]: Падерина, Плитченко 1986: 25-27).

Западная Сибирь. Кеты [звери умирали от болезней; отправили зайцев к главному шаману; для него сделали чум, он долго шаманил; зайцы засмеялись, он ударил их палочкой по ушам, кончики стали черными; звери больше не умирали]: Алексеенко 2001, № 29: 84; энцы [горностай забрался в чум поесть; женщина стала его гонять, он уронил палку, на которой над огнем висел чайник; с тех пор кончик хвоста черный]: Сорокина, Болина 2005, № 46: 194; (такой же текст для таймырских ненцев в Ненянг 1997: 143).

Восточная Сибирь. Долганы [старик притворился больным, велел сыну привести заячьего шамана и всех зайцев дьячками; во время камлания старуха закрыла дверь; старик стал избивать зайцев крюком для котла; один выскочил в дымоход, получил по ушам, они стали черными; то же с песцами (кончик хвоста черный); Бог в наказанье превратил старика в галку (происхождение галок)]: Попов 1937: 38-39 (перепеч. в Ефремов 2000, № 10: 199-201, но перевод долганского названия птицы не "галка", а "сойка"); Ефремов 2000, № 5 [эвенки (sic!) голодают; старик притворяется больным, велит привести заячьего шамана, с ним много зайцев; старик и старуха бьют зайцев, шаман с женой выпрыгивают в дымоход; старик ударил шамана по ушам (черная метка), старуха – по ногам (срослись в отдельный сустав); расплодившиеся заново зайцы не разговаривают и избегают людей]: 185-187; якуты: Сивцев-Омоллоон 1976: 20-21 [Горностай свалился в трубу дома старика по имени Заячий Желудок, обварился, с тех пор стал из рыжего белым; живет у старика, тайком ест запас масла; старик бьет его головешкой по хвосту, Горностай убегает, кончик хвоста остался черным], 29-32 [Заяц прикрывал спину от пуль охотников длинным пушистым хвостом; пошел пить у проруби, примерз ко льду; старуха ударила его головешкой по ушам, кончики почернели; Заяц убежал, оборвав хвост, с тех пор с коротким хвостом]; эвенки Сахалина и Дальнего Востока []: Аврорин, Лебедева 1966: 213; верхнеангарские эвенки (Байкальский район) [старик притворяется больным, велит старухе позвать заячьего шамана; кладет старику в ноздри ягоды, закрывает все щели в юрте; зайцы пришли, стали петь; старик стал бить их палкой, заячьему шаману попал по ушам, тот выскочил в дымовое отверстие]: Василевич 1936, № 24: 25-26; эвенки [человек сделал вид, что умер; зайцы принесли его в чум; жена закрыла отверстия, стала бить зайцев крюком, на который вешают чайник; одного ударила по уху, он выскочил через дымовое отверстие; с тех пор у зайцев черные уши]: Воскобойников 1960a, № 8: 51; эвенки Бурятии [ленивый охотник притворился мертвым; Лиса созвала Зайцев, сама убежала; Зайцы понесли его к берегу; жена охотника попросила внести мужа в дом, закрыла дверь; охотник перебил зайцев палкой, один выпрыгнул; от удара палкой его уши почернели]: Воскобойников 1958: 52-53; эвенки: Лебедева 1966 [эвенкийские сказки на данный сюжет распадаются на две группы; 1) старик, притворившись больным, зовет заячьего шамана; с шаманом приходят другие зайцы подпевать во время камлания; заманив зайцев в дом, старик с женой их убивают; спасается один заяц-шаман; 2) в лесу старик ложится на землю, положив себе в рот, уши, глазницы, ноздри ягоды брусники или шиповника; зайцы (либо зайцы вместе с лисицами) принимают его за покойника и несут домой; дальше как в (1)]: 192 (по Василевич 1936: 25, 230-231); Березницкий 2005, № 48 (амурские эвенки) [старик приглашает зайцев в гости, велит жене закрыть вход в чум, они перебили почти всех зайцев, один убежал, но уши остались черными (бабка ударила по ним кочергой)]: 477; туруханские эвенки (Тура): Василевич 1936, № 23 [старик хворает, Заяц шаманит, идет за другими зайцами; старик велит старухе закрыть дверь, дать ему железный мечь; бьет Зайца по уху, оно почернело; старуха ударила зубом {по зубу?}, теперь заячьи зубы большие; с тех пор Заяц не смог по облаку ходить, стал жить на земле, стал есть талинки]: 25; туруханские эвенки [звери едут к старому шаману Македонме; никто не берет в свою лодку Белку; пошаманив, М. дает шаманить заячьему шаману, тот предрекает недоброе; М. понимает, что его замысел раскрыт, бьет зверей медным крюком от тагана; Зайцу попал по ушам, их кончики стали в саже; Горностаю – по кончику хвоста, Кабарге – по бокам (она в пятнах), Рысь – то же, Росомаху измазал всю; Колонок сам прыгнул через огонь, весь опалился; лишь Белка осталась чистой и незапятнанной]: Ошаров 1936a: 39-40; илимпийские эвенки (п. Чиринда, зап. 1985 г.) [Заяц видит в проруби блики, принимает за рыбок, опускает в воду хвост, чтобы те нацепились, хвост примерз; старуха бьет кочергой, но лишь задела кончики ушей; Заяц убежал, оборвав хвост, с тех пор он короткий, а кончики ушей черные]: Ермаков 1988: 19-20; тунгиро-олекминские эвенки (Тунгирикан) [весной голод, старик ложится на заячью дорожку, замерзает; 30 зайцев приносят его старухе, говорят, что старик замерз на их тропке; старуха привязала дверь ремнем, старик вскочил, стал бить зайцев, один убежал; старуха ударила зайца по уху кочергой, с тех пор ухо зайца черное]: Козловский 1936, № 4: 229-230.

Амур - Сахалин. Найхинские нанайцы: Аврорин 1986, № 15 [Карась с Вороной косят тростник, Ворона предлагает соревноваться, кто соберет сноп быстрее, выигрывает, хочет съесть Карася, тот прячется в озеро; Медведь выпивает озеро; Ворона не знает, который карась ее; другая Лиса скребет зад Медведю, вода вытекает; Лиса у проруби опустила хвост в воду, говорит, что так выздоровеет; хвост Медведя примерз ко льду, он его оторвал; Лиса делает вид, что мажет клеем глаза; Медведь насилу стер клей; Лиса предлагает кататься с горы, ставит вертел, Медведь напоролся, умер; Зайцы, Лисы просят у старика котел, топор, нож, забывают оставить для него мясо, чистят зубы, это бросают в котел; старик не в обиде, зовет всех к себе, закрывает все выходы, с женой убивает зайцев и лис; одна лиса, один заяц удрали через очаг, их уши почернели], 16 [без эпизода с примерзшим хвостом; Лисы помочились в котел, принесли старухе; та закрыла выходы, перебила лис; (зайцы и старик не участвуют)]: 71-73, 75-77; негидальцы: Хасанова, Певнов 2003б, № 70 [старик ложится в тайге на снег, спускает штаны, заталкивает себе в зад ягоду шиповника; зовет на помощь лиственницы, дубы; зайцы думают, что он помирает, приносят его к нему домой; старуха закрывает отверстия, они бьют зайцев, одному попало кочергой по ушам; когда старик пытается повторить трюк, этот спасшийся заяц предупреждает остальных, те бросают старика], 71 [бедняк ложится в лесу на снег, запихивает себе в уши и в нос ягоды шиповника; белки и прочие мелкие зверушки притаскивают его к нему домой; тот велит жене закрыть окна и двери; старики и их внучка бьют зверушек; Лисе, Зайцу попало по ушам, Горностаю, Куропатке по кончику хвоста; эти отметины сохранились; богатый сосед пробует повторить трюк; когда звери тащат его, ему больно, он вскакивает; в следующий раз бедняк мажет дерево клеем, звери и птицы приклеиваются; богач приклеивается сам вместе с женой и внучкой; они превращаются в наплывы на дереве], 72 [в тайге старик ложится на снег, кладет себе в нос, уши ягоды шиповника; Зайцы приносят его к нему домой; он велит жене закрыть отверстия в доме, бьет зайцев; старуха попала одному кочергой по ушам, тот убежал, кончики ушей почернели; богатый сосед пробует сделать то же; заяц хватает его за бороду, тот вскакивает, зайцы разбегаются]: 138-139, 141-143, 144; удэгейцы: Березницкий 2005, № 47 [бедный брат притворился мертвым, зайцы отнесли его к себе, он перебил их поленом, один убежал, кончики его ушей остались в саже; богатый брат тоже лег на тропе; спасшийся заяц объяснил остальным, они бросили богатого в прорубь]: 476; Лебедева 1998, № 35 [старик ложится у полыньи, сунув в нос ягоду шиповника; Заяц думает, что старик от этого умер, сообщает старухе; та велит зайцам принести старика, закрывает дверь; они убивают зайцев, оставляют одного; старуха ударила его крюком для котла, с тех пор у зайца на ушах черные пятна; богатый старик попробовал проделать все то же, зайцы бросили его в полынью]: 255-261; Санги 1989 [бедняк Дженку-Мафа притворяется мертвым, зайцы рассказывают об этом его жене; та велит нести его в дом; ДМ вскакивает, убивает зайцев, один убегает (старуха ударила его кочергой, промахнулась, его ухо стало черное); богатый Бая-Мафа пытается повторить трюк, спасшийся заяц предупреждает других, они разбегаются; ДМ мажет дерево смолой, к нему прилипают птицы; БМ прилипает сам, вслед за ним его жена и собака; они превращаются в древесные наросты (происхождение наростов)]: 261-284; ульчи: Воскобойников, Меновщиков 1951 [старик лег в лесу будто спит; Лиса решила, что он умер, позвала зайцев, лис, велела спасти старика; те принесли его к его дому, старуха попросила внести его в дом, закрыла дверь, окна, печку; старик перебил зверей палкой]: 363; Суник 1985, № 4 [бедный старик велел жене разжевать икру, зовет у проруби рыб, ловит; притворился мертвым, положив в нос, уши, глаза ягоды шиповника; Лиса позвала лис, зайцев, соболей, белок, они принесли мнимого умершего домой; старуха закрыла все отверстия в доме, старик поубивал зверей; богатый старик велел своей жене позвать рыб, в спешке убил ее, не поймал рыбы]: 129-131; орочи [бедный старик притворяется в лесу мертвым; все звери несут его в его дом; старик оживает, вместе с женой бьет зверей; те части тела, по которым били или которые запачкались сажей, почернели (происхождение окраски животных); богатый старик поступает так же; в его доме много щелей, звери разбегаются; богатый становится бедным, бедный - богатым]: Аврорин, Лебедева 1966, № 10: 135-136.

Япония. Айну (Хоккайдо) [зап. Chamberlain; Okikurumi зашел в дом на горе, там шестеро красиво одетых громко ссорились; О. сказал, что они Зайцы, что дети на небе играли в снежки, те упали на землю; чтобы небесные снежки не пропали даром в мире людей, их превратили в зайцев; им должно вести себя тихо; О. стал бить их головней, зайцы разбежались; поэтому есть заячий бог, зайцы белые, ибо из снега, а уши черные, испачканы углем]: Hitchcock 1890: 486 (то же в Brauns 1883: 257).

СВ Азия. Юкагиры: Jochelson 1926, № 5 [старуха посылает мужа добыть зайцев; тот срезает иву, прячется под ветками; приходят зайцы; первый в испуге отпрыгивает, затем собираются все, несут старика в его дом; старик бьет в бубен, просит жену закрыть дверь, убивает зайцев; жена спрашивает, что же он ей одного не оставил; находит одного под кучей хвороста, бьет крюком для котла, задевает лишь кончики ушей; находит куропатку, ей задевает лишь перья на хвосте; эти заяц и куропатка спасаются, от них происходят нынешние; у зайцев теперь черные кончики ушей, у куропатки – кончик хвоста]: 254; Золотарева, Жорницкая 1975 [(резюме); песец обманул старика и съел его запасы; старик пригласил зверей в свой дом для камлания; убивает всех, в том числе песца-обманщика]: 241; Лебедева 1993 [старик Сэмтэней ловит зайцев и куропаток в силки]: 60-65; Жукова, Прокопьева 1991, № 6 (лесные юкагиры, с. Нелемное Верхнеколымского улуса Якутии) [у зайцев были длинные хвосты; зимой у старика со старухой закончилась еда; старик надел одежду из заячьих шкур, лег на заячью тропу; пробегающий заяц стал его дергать, старик не подавал признаков жизни; заяц побежал за помощью, прибежали зайцы всего леса; подумали, что старик умирает, привели его домой; старик намекнул старухе, чтобы та закрыла окна; желая поднять старику настроение, зайцы стали водить хоровод; старик вскочил, стал бить зайцев палкой; лишь одному удалось спастись; старик успел отрубить ему хвост, а старуха – ударить по ушам головешкой; поэтому у зайцев короткие хвосты и черные кончики ушей]: 147-148.

Арктика. Азиатские эскимосы [человек заходит к старухе, спрашивает, что за шкуру она скребет; она называет разных животных, наконец, волка; он сам – Волк, убегает, приводит многих зверей – медведей, волков, лис, мышей, росомах; она приглашает их в дом, обещает накормить ягодным пудингом, не велит вносить кожи или копья; закрывает дымовое отверстие, убивает по одному ножом ослепших от дыма, добывает множество шкур]: Bogoras 1913, № 8: 429-430.