Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

I22B. Птицы на пути в иной мир.

.27.31.32.34.-.37.39.40.46.48.62.

Перелетные птицы пролетают из нашего мира в иной; отверстие в иной мир узкое, путь лежит между толкучих скал либо небосвод бьется о землю, давя пролетающих; и/или у прохода в иной мир находится персонаж, который питается птицами; и/или в мире по другую сторону пульсирующей преграды находится хозяйка птиц.

Древние греки, саамы, (шведы), коми, алтайцы, телеуты, манси, ханты, северные селькупы, долганы, кеты, северные якуты, нанайцы, нивхи, чукчи, коряки, азиатские эскимосы, центральные юпик, юрок, кроу, горные мивок, барасана.

(Ср. Северная Африка. Древний Египет [каждый год все цапли собираются на горе, носящей сейчас имя Gebel-et-ter; по очереди суют клюв в расщелину, пока она не зажимает клюв одной из птиц; та остается и погибает, остальные улетают]: Maspero, Life in Ancient Egypt, p.141 в Crooke 1908: 184).

Балканы. Древняя Греция [Athen.4,325-6: "Плеяды, подобно голубкам, приносят Зевсу амброзию, но одна из них каждый раз гибнет, проходя Планкты, и Зевс заменяет ее новой]: Grimm 1883: 728.

Балтоскандия. Саамы: Napolskikh 1992 [barbmo – ‘край’, т.е. видимо, место, где смыкаются небо с землей]: 5; Toivonen 1937 [на зиму перелетные птицы улетают в Loddaši œnnám, ‘Страну птиц’, она же barbmo-riika; там на них охотятся маленькие человечки, кости съеденных птиц не ломают, но складывают в кучу; у них побывали двое людей, выполнили просьбу не ломать кости; хозяйка перелетных птиц – Barbmo-akka; птиц назад из теплой страны ведет журавль, отчитывается перед Б., сколько птиц родилось и сколько погибло; получив отчет, Б. решает, сколько птиц ей оставить себе, сколько выпустить в мир]: 100-103; (ср. шведы [лебеди спорили, кто залетит дальше; одна стая отказалась остановиться, даже достигнув границы нашего мира; но они замерзли, т.к. там очень холодно; сполохо – это когда видно, как эти лебеди бьют крыльями]: Balzamo 2011, № 12: 22).

Волга - Пермь. Коми [у дверей, через которые пролетают утки, летя в нашу сторону, старик со старухой, это сторожа этих дверей; когда они засыпают, в это время утки пролетают]: Рочев 2006, № 97: 148.

Южная Сибирь - Монголия. Алтайцы [«Маадай-Кара», стихи 3088-3097, 3102-3107; две черные скалы ачылар-jабылар («открывающиеся-закрывающиеся») – ворота между небом и землей; давят множество пролетающих птиц, пробегающих зверей; богатырь проскакивает на коне, только хвост коня отрезан скалами]: Суразаков 1982: 113; телеуты: Дыренкова 1949 [небо через определенные промежутки времени то опускается, то поднимается; шаман должен успеть пройти с жертвой через основание неба, иначе его придавит небесный свод; у этого прохода лежат груды костей прихлопнутых тут зверей и птиц; земля за основанием неба называется чын jäр, «истинная земля»]: 137; Функ 2005 [(по Анохин 1912); Jöö-Кан (Т'öö-Кан) живет на земле, находящейся за пределами горизонта и за пустым пространством; на пути туда шаман минует золотые ворота, которые при прохождении Кама сами отворяются и запираются; за воротами неба поле, усеянное мертвыми костями зверей и птиц; далее степь, озера, щель земли, при которой живет "Мать мира Энкей-Кан с двумя блестящими глазами"]: 167.

Западная Сибирь. Манси, западные ханты [перелетные птицы улетают в страну morti-mā (манс.), morta-mex (хант.); ее отделяет занавес в виде кромки неба; ветер колышет его, под ним прошмыгнуть могут лишь самые ловкие птицы; старик и старуха питаются птицами, которых убивает небесная кромка; кости бросают в море с живой водой рядом с их домом; из костей возрождаются новые птицы; когда сами старятся, купаются и становятся молодыми]: Karjalainen 1927: 26 (пер. Карьялайнен 1996: 25); Napolskikh 1992: 8; северные манси: Лукина 1990, № 105 [см. мотив A4; там, где небо свисает, скала с дырой; обтянута железным перевесом; Мир-сусне-хум проскакивает щукой сквозь него, но старик ловит его в железную сеть; пытается убить, но лишь бьет себя и жену, М. ускользает; прилетает гусем в южный край; Южная старуха убила, сварила двух чирков, М. их съел; она бросила кости в озеро с живой водой, чирки улетели; М. получает дочь Южных старика и старухи; перелетные гуси и утки – ее приданое; надев шкурки М. – гуся, она – лебедя, пролетели в наш мир сквозь скалу с дырой], 106 (зап. А. Баландиным, 1937, с. Вежакоры на р. Обь) [всюду вода; в доме старик со старухой; прилетела железная гагара, нырнула, вынырнула, шея лопнула, под шеей кровь показалась, в клюве кусочек земли, прилепила между бревнами дома, улетела вверх; то же вторая гагара, трижды ныряет, кровь на шее, кусочек земли сунула между бревнами; земля стала расти; старик трижды выходит, каждый раз после трех дней; на третий раз везде суша; старик трижды посылает белого ворона облететь землю; тот возвращается через 3, 5, 7 дней; на третий раз черный, клевал умершего человека; старик велел ему отныне зверя не добывать, только рыбу или брать себе кровь, когда человек убьет зверя и возьмет себе мясо; на задворках выросло дерево; старик принес его с корнями и ветками, стал стругать, порезал руку, старуха высосала кровь, велела отнести дерево назад; ночью старухи нет, утром старик нашел ее в маленьком домике, она родила там сына, назвали Тарыг-пещ-нималя-сов; Т. охотится; каждый раз в проруби видит черта; затем видит свое отражение, у него борода, нужна жена; нашел дом, достал из подпола хлева коня, отмыл от навоза, мать дала кольчугу, саблю, плеть и седло; Т. скачет искать жену, пробил стрелой лист осины; в доме старуха, говорит, что Т. пробил кусок ее постели; что Нум-Торум его отец спустил ему с неба жену, а Парапарсех украл; дала шкурки щуки, ястреба, мамонта, зайца и ножницы; Т. встречает людей, пастущих коней; люди: пасем коней П.; Т.: отвечайте: пасем коней Т., иначе за мной едущий Огненный царь спалит вас огнем; то же – коровьи пастухи; Т. приезжает в дом П., его нет, женщина велит спрятаться во мху; крылатый П. спускается на лиственницу; женщина уверяет, что П. мертв, П. не верит, улетает; Т. преследует, надев шкурку ястреба; П. стал железной гагарой в море, Т. – щукой; П. – заяц, Т. – другой заяц; П. – утка-чирок, Т. прострелил его стрелой, сжег в костре; конь пронес его по небу через огонь Торума, велел на это время спрятаться у него в ноздре; Куль на пути, всех глотает, конь велит надеть шкуру мамонта, отрезать ножницами нос и уши Куля; Куль: теперь умру; 30 осин из одного корня идут в обхват, душат людей ветвями; конь исчез, Т. думает о той старушке, она является, ломает осины, говорит, что наступит вечная эпоха человеческой жизни, а при этих осинах это было бы невозможно; конь велит замотать его берестой, хватать внучку Кирп-нёлп-эквы; К. гонится, хватает коня, но лишь сдирает с него бересту, режет руки о саблю; Т. приезжает к жене, с ним, схватившись за ногу коня, дочь К.; у Т. теперь две жены, все богатства П.; на небе Т. приезжает к старику, в нартах девушка-Солнце; Т. вызывается сам ее везти; смотрит вниз, видит ссорящихся людей, подумал, что всех бы убил, люди умирают; старик велит их воскресить; он воскресил; то же в другом месте, где в нарте девушка-Месяц (или эти девушки – дочери Солнца и Месяца?); с двумя женами Т. приезжает к месту, где земля и небо сошлись; там дыра, около нее старик, уток ждет, гусей ждет; Т. ястребом пытается пролететь, падает, щукой ныряет в озеро, приносит старухе и старику уток; старуха их варит, не велит ломать кости, кладет кости в озеро с живой водой, утки вылетают живыми; Т. спит с их дочерью; со всеми женами Т. вернулся на землю, жен теперь 5; затем добывает еще одну жену]: 258-272, 272-290; кеты [Tomäm живет там, где на юге небо сходится с землей, близ «отверстия в земле», сквозь которое перелетные птицы по-одному пролетают в теплый солнечный мир; если они летят чуть повыше, то обожжены небесным огнем, напоминающим северное сияние; T. стережет отверстие и питается самыми лучшими утками и другими птицами]: Donner 1933: 85-86 (цит. в Toivonen 1937: 108); северные селькупы [(данные Г.Н. и Е.Д. Прокофьевых); Ылынта кота – старуха из небесного дома, ощипывающая уток и бросающая на землю утиные перья, которые снова превращаются в уток; живет в железном доме в семиямном болоте у истоков шаманских рек, реки Кедровки и Орлиной реки; дом охраняют полулюди-полумедведи; рядом живут «небесные птицы» утки и кузнецы, выковывающие железные подвески для костюма шамана]: Тучкова 2004: 322-323; ненцы [Нумгымбой – «звездный» бог, один из сыновей бога Нум, владыка одной из образующих небо священных земель; возможно толкование имени как «Звездной двери» (нумгы-пой); на Нижней Оби его дух-двойник живет в избушке без крыши; пролетающие над избушкой птицы вскрикивают и падают замертво, отчего вокруг навалены горы птичьих костей]: Головнев 2004: 312-313; долганы [шаманы превратились в гусей, полетели через отверстие в небе; около отверстия сидела старуха-хозяйка вселенной, подстерегала пролетающих гусей; один из шаманов умирает из-за того, что плохо подумал о ней; велит, чтобы больше шаманы не прилетали в эту сторону]: Попов 1937: 55 (пересказ в Анисимов 1959: 21).

Восточная Сибирь. Северные якуты (с. Булун 1-го Ботулинского наслега Жиганского улуса, запись 1924 г.) [в стране Хоро, где зимуют птицы, есть старуха, которая с железной острогой охотится на птиц; она будто бы захватывает своей острогой гуся, которого облюбует; дэгиэ – железный стержень с крючком, служит для захватывания рыбы; эта старуха имеет каменную шапку; она живет там, где небо и земля сошлись вместе]: Ксенофонтов 1977, № 184: 161.

Амур - Сахалин. Нанайцы [далеко за морем живут маленькие люди Чаха-наини (чаха – «локоть»); китайский император послал стаю гусей истребить их, но это не удалось, т.к. ЧН, имея луки и стрелы в виде иголок, отражают нападение гусей, и война продолжается до сих пор; на лето гуси возвращаются на отдых к китайскому императору; в Китае есть большая стена, в ней ворота, отворяемые для прохода зверя и птицы несколько раз в год; у стены, смотря по времени года, толпятся стада, ожидая пропуска; первым, когда пропуск разрешен, пролетает через ворота императорский гусь Елали (большой гусь, Anser Cinereus); однажды хранитель ворот не исполнил приказ своевременно их открыть, через что погибло огромное количество зверя и птицы; хранителю отрубили голову]: Шимкевич 1897: 137; нивхи [человек доходит до места, где небо равномерно приподнимается над землей и опускается; в образующееся отверстие врывается ветер, туда улетают осенью лебеди; некоторые придавлены, живущая рядом старуха питается ими; человек ушел из дому молодым, вернулся стариком]: Крейнович 1929: 79-80 (немец. пересказ в Toivonen 1937: 109).

СВ Азия. Чукчи: Bogoras 1902: 1 [проход в виде толкучих скал называется "предельной границей неба", или "предельной границей птиц"]: 608; Богораз 1939 [(=Bogoras 1907: 332); по четырем углам мира скалы неба смыкаются со скалами земли, то ударяясь о них, то поднимаясь; на пути в свой мир перелетные птицы пролетают сквозь открывающуюся щель; летящие сзади раздавлены; движение скал создает ветер; за краем неба находится место, откуда явились все пушные звери и дикие олени]: 42; Беликов 1982 [жена пропадает, Рорат плывет на лодке до толкучих скал, между которыми пролетают птицы; дальше страна келэ; Р. ловит каменный мяч, ранит им противника; прыгает с высоты, достает брошенный в море камень, побеждает в беге; получает жену назад]: 46-51; коряки [(вероятно, по Jochelson 1905 или 1908); на зиму гуси улетают в другой мир сквозь маленькое отверстие в небосводе либо сквозь щель между скал; пролетать должны молча; как только гусь подает голос, щель захлопывается и раздавленный гусь падает замертво; в другом мире гусей ждет Гусиная (или Птичья) Мать; у чаек далеко на небе тоже есть Старуха-Мать; если бы прилетела на землю, заслонила бы солнце и небо; она спрашивает прилетающих на зиму чаек, как им жилось на земле и почему почернели их клювы; чайки отвечают, что жили плохо, клевали одни угольки; если чайки расскажут правду, Старуха-Мать прилетит на землю и съест все ягоды; старые чайки боятся, что младшие проболтаются, поэтому остаются первые годы с ними зимовать]: Toivonen 1937: 110-111.

Арктика. Азиатские эскимосы (Сиреники) [девушки и юноши играют в жен и мужей, одной не досталось мужа, она взяла старый череп кита; череп утащил ее в воду; ее восемь братьев плывут за ней вслед за птицами; дважды птицы их обгоняют; на третий братья строят байдару, которая обгоняет самых быстрых птиц - каменушек; птицы влетают в проход между толкучими скалами, скалы кусают их остриями, покрываются кровью птиц; лишь брусья на корме байдары повреждены; в жилище китов старик предлагает соревноваться; погасив свет, бросает китовую лопатку, но сестра заранее спрятала братьев в яме; сестра создает чаек из кусочков сшитой из чаячьих шкур кухлянки одного из братьев; пока чайки нападают на старика, братья увозят сестру; кит гонится за их лодкой; женщина последовательно снимает с себя предметы своей одежды, бросает киту; каждый раз тот играет с ними, отстает, прекращает погоню; женщина рожает китенка; тот регулярно приводит людям китов; люди из другого селения его убивают]: Меновщиков 1985, № 99: 238-241; центральные юпик [перелетные птицы, в частности гуси, летят на юг между двумя толкучими горами; слабые птицы гибнут]: Gillham 1943: 1-16.

Великие Равнины. Кроу [на спине журавля человек отправился в страну птиц; там, где небо соединяется с землей, семеро птиц встали в ряд у отверстия в другой мир; вождь-журавль запел, своей трубкой приподнял небо; птицы прошли, небо за ними закрылось; они летели над водой, затем показалась земля птиц; там всегда лето, много ягод; объявили, что через месяц пора назад]: Ehrlich 1937: 360-361.

Калифорния. Юрок [земля окружена океаном; небосвод бьется о море, вызывая его волнение; у гусей есть специальное круглое отверстие, через которое их стаи пролетают в другой мир]: Waterman 1920: 190-191; южные горные мивок [каменный великан убивает людей, двое братьев остаются сиротами; размышляют, во что превратиться; младший велит собирать перья, они прикладывают их к телу, превращаются в птиц; старший отказывается стать водоплавающей птицей; тогда превращаются в Громы; на лето улетают через отверстие в небе на север на другую сторону небосвода (очевидно, через это же отверстие пролетают и обычные перелетные птицы); зимой возвращаются, производят дождь и грозу]: Merriam 1993: 173-178.

(Ср. Гвиана. Вапишана [два брата лезут на скалу за перьями для стрел; один (видимо, старший) возмущен тем, что другой берет лишь перья птенца; слезает и убирает лестницу; прилетевшая птица спрашивает, почему он плохо обращается с ее сыном; человек проводит с птицами год; потом у него вырастают перья, он летит с птицами к берегу озера; женится на дочери птицы; у озера тесть предлагает сунуть руку в рот змее, змея превращается в сеть, человек наловил ею рыбы; положил на место - снова змея; тесть просит принести лепешки из маниока из страны, откуда человек родом; лепешки для птиц – табак; человек приходит к своей матери, приносит тестю табак, получает рыболовный крючок; возвращается к матери с женой; она обзывает невестку птицей, та возвращается к отцу, муж приходит за ней пешком, тесть отсылает его назад; человек дает брату полученный от птиц рыболовный крючок, тот пробует его, он застревает в его губе]: Wirth 1950: 198-199).

СЗ Амазония. Барасана: S.Hugh-Jones 1979, № 4f-g [орел Каме убивает людей; Варими летит с ибисами к Роми-Куму (Женщина-Шаман) добыть яд кураре; преодолевает препятствия, толкучие горы; лобковые волосы РК. - лианы тимбо (рыбий яд); В. влетает в вагину зеленой пчелой, выбегает из головы РК. ядовитой ящерицей; пчела пьет нектар из цветов, покрывающих лобковые волосы (=лианы тимбо) РМ.; РМ. требует от В. повторных совокуплений; оставляет В. в каменном доме своего отца Анаконды; В. проникает в его тело блохой, извлекает яд из мочевого пузыря; вылетает из ноздрей; проделывает отверстие в каменной крыше, улетает зеленым попугаем, затем иволгой (Icterus chrysocephalus); варит яд, теряет сознание; в это время змеи успевают напиться, делаясь ядовитыми]: 278-282; Torres Laborde 1969 [см. мотив J16; Варими попросил Watsóa Wehéro сбросить ему плод уансоко; тот сделал лестницу, предложил подняться, отбросил лестницу, В. не может спуститься; зимой прилетели Цапли, дали ему перья, научили летать; на пути ловушка как ножницы; В. сунул в нее бревно, все благополучно пролетели; на участке огонь, В. вызвал дождь, все пролетели; с ними летели утки и прочие птицы; прилетели к Роми-Куму; она всех накормила; подозревает, что с птицами кто-то есть, т.к. съедено больше обычного; устраивает праздник дабукури; птицы вернулись назад, а В. остался с РК; она взяла его в дом своего отца Rimáhinó (Змей Яда); РК разбудила его, дотронувшись раскаленным черепком; В. стал блохой, Р. снял его со своей спины, сунул в рот; В. выскочил через нос, когда Р. чихнул, унес яд; прилетел птицей к своей бабке, к жене Мени; стал варить яд, попробовал, потерял сознание; в это время змеи украли его, стали ядовитыми; В. убил из духового ружья орла-людоеда Ramé; его кровь превратилась в различные виды тростника; его перья взяли для танцевальных костюмов, он научил многим песням]: 31-45.