Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

I32. Дерево младенцев.

.12.18.(.19.).24.29.32.-.37.52.57.(.66.)

Было или существует дерево, на котором растут души еще не рожденных младенцев, чьи листья превратились в людей или ствол которого покрыт множеством женских сосков или цветов, из которых младенцы сосут молоко или сок.

Фон, анджаматана, юго-западная Австралия, юалараи, (орокаива), андаманцы, семанги, бангга, вемале, грузины, башкиры, казахи, алтайцы, ненцы, нганасаны, северные селькупы, якуты, долганы, тунгусы (в целом), эвенки-орочоны, эвенки СВ Китая, нанайцы, ульчи, орочи, удэгейцы, негидальцы, маньчжуры, ацтеки, цоциль, лакандоны, салива, пиароа, (харакмбет).

Западная Африка. Фон [охотник Azizã пришел к дереву, на которое собираются не рожденные дети перед тем, как отправиться в утробу будущей матери; один отвечает, что умрет и вернется на это дерево в тот же день, как родится, другой - после рождения у него своего сына, третий - в 20 лет, и т.д.; девочка отвечает, что проживет до замужества, умрет, когда в доме мужа пойдет купаться; узнав, у кого она родится, А. приходит к женщине, у которой все дети мертворожденные; обещает жениться на ее дочери; эта девочка остается жива; он женится, она идет купаться, падает замертво; он стережет ее душу на тропе, бьет, заставляет вернуться в тело; девушка ожила]: Herskovits, Herskovits 1958, № 54: 246-247.

Австралия. Аднжаматана [источник детей – две огромные женщины maudlaŊami (Ŋami – мать), находящиеся на небе в местности Wikurutana; они так долго сидели неподвижно, что стали как серые скалы, их волосы почти совсем закрывают их тела; у их огромных грудей множество сосущих детей-духов (muri); одна производит детей фратрии Araru, другая Mathuri; когда мури становится слишком много, некоторые спускаются на землю по тонкой как паутинка нити или как бабочки; их могут видеть только колдуны и старухи; они ищут симпатичную добрую толстую женщину с большими грудями, чтобы безболезненно внедриться в ее тело под ногтями пальцев рук, далее проникнуть в матку; (комм. к рисунку старухи, на котором одна из женщин и множество muri; вверху справа куст Jasminum lineare, внизу справа gum tree, его цветами и похожими на грозья винограда плодами м. также питаются); пока не внедрились, сосут цветы gum tree и Ŋamaruka, ночью спят под корой деревьев]: Mountford, Harvey 1941: 156-157; западные племена Южной Австралии [души детей, покинув место своего зарождения, играют у цветов деревьев mulga пока не находят себе мать]: Elin, Oceania II(1):71 в Mountford, Harvey 1941: 157; юалараи [Ван (ворон) предлагает Балу (месяцу) не делать новых детей, а оживить умерших; тот отказывается; В. предлагает ему залезть на дерево собирать гусениц, заставляет дерево вырасти до неба; Б. остается на небе; ранее он отказался жениться на солнце-Йи; по указанию Йи, духи, поддерживающие по краям небо, мешают Б. вернуться на землю; если позволят, Йи убьет духа, держащего в центре неба концы веревок, на которых висит земля; Б. проскользнул мимо духов, приняв образ эму; пошел с женами собирать гусениц, оставив бревно там, где спал, и покрыв его шкурой; брат Б. попытался его убить, но лишь ударил бревно; когда братья Б. приближались, Б. снова превращался в эму, ускользал от них; Б. и Ящерица стали делать детей, посылать к духам, которые отправляли их к земным матерям; дети прятались в ветвях эвкалипта; проходившая под ними женщина беременела; если Б. восходит поздно, он делает девочек (их делать дольше, чем мальчиков); девочек в женщин превращает Ван (ворон)]: Паркер 1965: 49-54.

(Ср. Меланезия. Орокаива [Buda и ее муж Menina одиноки; над их домом возвышается дерево; по утрам Б. сметает упавшие листья; жалуется на одиночество, хочет, чтобы людей было так же много, как листьев; утром листья превращаются в мужчин и женщин, Б. делит их по племенам]: Williams 1930: 156).

Малайзия, Индонезия. Андаманцы [души нерожденных детей живут на больших фикусовых деревьях в лесу]: Radcliffe-Brown 1933: 174; семанги: Evans 1937 (Menik Kaien) [в мире мертвых души сосут цветы и едят плоды дерева Mapik; одна его ветвь покрыта цветами, на другой висит рис, на третьей плоды durian, на четвертой – рамбутан и т.д.; ствол в основании покрывают женские груди, из которых души младенцев сосут молоко]: 257-258; Skeat, Blagden 1906 [души детей сидят на дереве близ места, где находится Kari (верхоное божество); близнецы рождаются, если женщина съела птицу-душу, у которой было внутри яйцо]: 217; Schebesta 1957 (западные негрито) [в ином мире есть дерево, на котором находятся все виды пищи, а также цветы, воплощающие души живущих и умерших]: 178-179, 182 в Endicott 1979: 46-48; вемале (Серам) [женщина клянет солнце, рожает мальчика Haumala, у него лишь половина тела; он приходит к верхний мир солнцу Tuwale за своей второй половиной; Т. показывает ему дерево, на которой она висит, склеивает половины; показывает огороды, засеянные человеческими костями и волосами; Duniai (Tuwale?) показывает висящих на дереве летучих мышей; это души людей; выбирает еду людей, Д. дает ему человеческую ногу; когда Т. гневается, пожирает этих мышей, соответственно на земле умирают люди; Т. отсылает Х. назад на землю передать людям, чтобы те не подвергали сомнению деяния богов]: DeVries 1927: 182-183 в Prager 2005: 107-108.

Кавказ – Малая Азия. Грузины: Вирсаладзе 1973, № 199 [на том свете грудные дети сидят на ветках фигового дерева, стоящего посреди молочного озера; дети щебечут, поют; когда им хочется есть, ветви приближаются к поверхности озера, дети пьют молоко]: 270; Джанашвили 1893, № 12 (ингилойцы) [в Гори (загробный мир) на берегу молочного озера растет широколиственное дерево; на нем сидят дети; когда захотят есть, дерево наклоняется к поверхности озера, дети пьют молоко]: 162.

Волга – Пермь. Башкиры [на верхушке Аъас (дерева) в облике птиц живут души умерших или еще неродившихся детей; затем они попадают в наш или в потусторонний мир; с рождением человека на дереве появляется листок с его именем, опадающий за 40 дней до смерти]: Хисамитдинова 2011: 22.

Туркестан. Казахи [зап. в 1976 г. от баксы Беркиндай-Ата; "В центре мира высится Первозданный Кок-Тюбе (синяя небесная гора), на вершине его растет Великий Байтерек (Могучий Тополь), по четыре ветви которого на каждом ярусе охватывают весь небесный свод, пронизывая все его уровни; корни его проникают через все уровни Земли до Нижних Вод; … рух (дух) покидает тело за сорок дней до его смерти и, обращаясь в птицу (голубя), прилетает к Байтерек, на листьях которого, непрерывно опадающих и вырастающих, написаны имена людей, находит свое и садится; джан (душа) в виде мухи покидает дом умершего только через сорок дней после смерти; … по стволу Байтерека спускаются на землю (или поднимаются из-под земли) души и, войдя в утробы женщин, порождают новую жизнь; такие же у животных, растений"]: Ибраев 1980: 40.

Южная Сибирь - Монголия. Алтайцы [от небесной березы Бай-кайын получают зародыши сус на детей, скот и зверей; устраивалось специальное камлание с целью испрашивания сус]: Кыпчакова 1983: 142.

Западная Сибирь. Ненцы [начало мировой реки на юге в "семиямном болоте", устье на севере у обиталища Кызы и его сына – холодного "моря мертвых"; в верховьях находится стальное жилище старухи-покровительницы Ылэнта-кота, селение кузнецов – ее помощников (куют железные детали для шаманского облачения), "море с кровавой водой" и "дерево неба с почками", соединяющее землю, небо и подземный мир; оно имеет семь ветвей на правой, солнечной, и семь ветвей на левой, ночной, стороне; на верхних ветвях сидят кукушки – покровительницы деторождений; в дупле хранятся души еще не родившихся людей, а семь змей в семи корнях охраняют дорогу в нижний мир]; Хелимский 1982: 400; нганасаны [дети (чаще это касается не умеющих еще говорить, беззубых) на пути в землю мертвых встречают сочное дерево, летают вокруг него птичкой, сосут его как мать; по другим представлениям, дети-птички улетают к Луне-матери]: Грачева 1976: 62; северные селькупы [души людей выходят из корней Великой Березы, растущей в истоке Мировой Реки, попадают оттуда в лоно женщин (по Прокофьева 1961: 56-61; 1976: 113-114; Пелих 1980: 11)]: Napolskikh 1992: 10.

Восточная Сибирь. Якуты: Ксенофонтов 1992 (остров Тоён-Арыы, р. Лена, Западно-Кангаласский улус, зап. 1925 г.) [На небесах есть дерево под названием Ыйык-Мас. Вершина его доходит до девятого неба, окружность его никто не может определить. Начиная от корня до самой верхушки, дерево это покрыто наростами, но ясных ветвей на нём не видно. В этих наростах дерева зарождаются шаманы, шаманки и все те, кто знаком с колдовством и волшебством. Сильные родятся у основания ствола, шаманы полной силы зарождаются у корня дерева, в наросте величиной с небольшой курган]: 41; Попов 1949 [души крещеных младенцев улетают на небо, где питаются плодами большого дуба (дук мас); души некрещеных блуждали по земле, питаясь остатками пищи крещеных младенцев]: 321; Попов 1947 [при рождении будущего шамана духи похищают три души ребенка (тот в это время легко болеет) – салгыт кут («воздух-душу»), буор кут («землю-душу»), jijä кут («мать-душу»); ск. великого шамана верхнего мира похищается дочерьми шаманки Ары Дархан; у ее жилища растет лиственница с 9 отверстиями-дуплами; 3 нижние имеют подстилку из мха, 3 средние из хвои, 3 верхние из листьев; души самых лучших шаманов воспитывают в верхних дуплах; ск. в виде птенца кукушки (или кулика) от года до 9 лет откармливается орлиными яйцами; дочери и сыновья АД в образе орлов обучают ск. шаманским приемам; если души плохо воспринимают шаманскую выучку, их откармливают пестрыми зайцами, двуглавыми орлами öксöкÿ, пестрыми рыбами; ск. шамана среднего мира воспитывается в одном из трех отверстий березы, растущей у трех северных демонических старух]: 283; долганы: Анисимов 1958 [(со ссылкой на устное сообщение А.А. Попова); существует родовое дерево, «мать-дерево», одна из ветвей которого представляет собой душу (кут) шамана, остальные ветви – души сородичей; у подножия дерева находится мать-зверь, которая охраняет это вместилище душ членов рода; от этого дерева рождается шаман; о «матери-дереве» говорится: «Кормящего котла изгородь – вот отсюда, рождающегося ребенка – вот здесь начало»]: 83-84; Васильев в Haekel 1958 [перед домом Айы-Тойона растет дерево с восемью ветвями, на которых живут души людей в образе птичек; когда шаманы поднимаются к небу, они приносят оттуда души; на вершине находится Бог со своей супругой в образе двуглавого орла]: 68; тунгусы (в целом) [нгéктар (нгеви) – мир нерожденных душ у подножья горы верхнего шаманского мира; души оми жили на ветвях, на землю попадали в виде пушинок и хвоинок]: Василевич 1982а: 206; эвенки-орочоны [вся территория звезды Чолбон разделена на родовые участки, на них растут только сухие лиственницы, многие со сломанными вершинами; они увешаны птичьими гнездами, где помещаются души оми; души простых людей выглядят как птенцы синички; шаманские чаще всего – как птенцы перелетных птиц (орлов, лебедей, гагар, куликов и т.д.); нерожденные души кормятся нерожденными душами животных и птиц; их посылает им энекан буга – хозяйка вселенной и рода человеческого]: Мазин 1984: 11; эвенки СВ Китая [у хинганских эвенков на небе духи оми (мужчина) и умысла (женщина) обитают в чуме и обладают деревом, на котором в виде птиц сидели души еще не родившихся детей; оленные эвенки СВ Китая думали, что дух оми не только посылает души детей, но и покровительствует им в дальнейшем; манегры (кумарские эвенки) считали уми/оми не имеющим супруга женским духом; среди бираров тот же дух был известен как омиси или умисьми и соответствовал по значению онгоси-мама маньчжуров]: Shirokogoroff 1935: 128 в Иванов 1954: 234.

Амур – Сахалин. Маньчжуры [в государстве Чжурчженей у старейшины деревни Лоло Балдубаяня (баян – «богатый») двое любимых юношей-рабов Ахалчжинь и Бахалчжинь; рождается сын, умирает; рождается второй, Сэргувэдэй Фянго (СФ); в 16 лет отправляется на охоту, неожиданно умирает; молодая вдова шаманка Нисань соглашается вернуть его душу из загробного мира хана Илмуня; в барабан для нее бьет юноша Нари Фянго; Дохулонь Лаги (doholon – «хромой») перевозит ее в лодке через желтую реку; она платит ему три плитки соевого соуса и три пачки бумаги; он отвечает, что проходил Монголдай Накчу (nakcu – «дядя по матери») проходил, неся СФ; у Красной реки перевозчик требует за переправу пять плиток соуса, пять пачек бумаги; добрый дух небесная девушка переносит Н.; орел переносит Н. к дому МН, минуя заставу духов; орел – помощник Н. хватает играющего золотыми и серебряными бабками СФ, приносит к Н.; откупается от преследующего МН, дав ему собаку, петуха и бумагу; последовательно выпрашивает у него добавить СФ 10, 20… 90 лет жизни; злой покойный муж Н. пытается ее задержать, она велит орлу отнести его в город мертвых Фэнду; Н. приходит к Омоси мама; все люди – ее внуки, выращенные из корней, выпущенные из листьев; она обещает даровать СФ пятерых сыновей, трех дочерей; Н. видит красивые деревья на западе; О. отвечает, что это люди с добрыми помыслами из царства живых; далее последовательно объясняет, почему мучаются люди, которых видит Н.; женщин, делавших в реке грязные дела, поят грязной водой; приколоченный к двери давал мало серебра, брал назад много; скатывавший в горах вниз камни носит их теперь на гору; не платившего взятым на службу волочат по земле; у зло глядевшей на родителей мужа вырывают глаза и язык; расточителей пищи кормят мучными червями; непослушного сына бьют; евшую ночью тайком от домашних рвут крючьями; О. велит Н. рассказать о виденном людям; СФ оживает, удачно женится]: Яхонтов 1992: 94-129; нанайцы, ульчи, орочи, удэгейцы, негидальцы, маньчжуры [жизненные силы оми/омиа в виде маленьких птичек плодятся на родовом дереве жизни; их хозяйка сбрасывает их на землю, в чрево женщин; наиболее близки представления нанайцев, ульчей и маньчжуров]: Сем 1986: 63; нанайцы: Липская-Вальронд 1925 [на небе во владениях женского духа омсон-мама каждый род имел свое особое гигантское дерево, среди ветвей которого в образе птичек чокá жили и плодились души людей этого рода; когда птичка вселялась в тело женщины, она становилась беременной; на каждом дереве было равное количество чокá-самок и чокá-самцов; самец пестрый, самка - серенькая (некоторые информанты говорили, что наоборот); если ребенок умирает, душа-омя возвращается к дереву, садится на верхнюю ветку, постепенно спускается по мере освобождения нижних; может снова вселиться в ту же женщину через три года; если снова умирает - через шесть; если опять - вселяется в женщину другого рода или не в нанайку]: 6-7; (пересказ в Иванов 1954: 233-234); Липский 1923 [у старухи Омсон мама на небе деревья, на которых плодятся души в виде маленьких птичек; вселившись в тело женщины, превращаются в младенцев (вар.: у них выпадают перья)]: 41 в Ю. Сем 1990: 127; Смоляк 1976 [дерево с душами детей растет на солнце, по другой версии - на небе, в одной из его сфер; шаманы летают туда за душами детей по просьбе бесплодных женщин]: 135; Ю.Сем 1990 [1) на небе озеро, в нем утки (или другие водоплавающие птицы); когда у них отрастают крылья, они садятся на дерево Тондор Мони, питаются его почками; на верхних ветках зарождаются птенцы мужского, на нижних – женского пола; с Т. перемещаются на родовые деревья, а оттуда в утробы женщин; 2) (селение Найхин); жизненные силы зарождаются в корнях дерева в нижнем мире буни; ствол дерева в среднем мире, вершина с ветками – выше внешнего свода верхнего мира; жизненные силы-соки поднимаются к веткам, прорастают листьями-душами; ветер срывает их, они превращаются в воробьев и петушков, по падают в средний мир в утробы женщин; если ребенок умер до года, жизненная сила возвращается на дерево; с разрешения старухи Омсо Мама шаман может выбрать вызревшую птичку и принести женщине]: 127; Штернберг 1933: 480 [дерево душ находится на небе], 491 [дерево детских душ, похожих на неоперившихся уток, находится в загробном мире буни; оттуда шаман привозит души детей, вселяет их в женщин]; негидальцы [дерево душ – лиственница, якобы росшая на Амгуни; рядом всегда видны огонь и собака; люди видели как рядом по тропе катился череп]: Т.Сем 1990: 101.

Мезоамерика. Ацтеки [умершие младенцы сидят под деревом, имеющим женские соски, и сосут молоко]: Birhorst 1990: 256; цоциль [души умерших младенцев живут на небе на дереве и сосут молоко]: Guiteras-Holmes 1961: 143; Lamb 1995: 270; лакандоны [женщины находили младенцев у корней сейбы, затем под Caprica papaya; одна женщина нарушает запрет раньше Нашего Отца есть арбузы; он делает роды трудными]: Boremanse 1986: 59-61.

Южная Венесуэла. Салива [мужчины и женщины, предки салива, родились как плоды на каких-то деревьях]: Gumilla 1963, 1 часть, гл. VI: 110; пиароа [вождь Póman-Ichaj пошел за камушками для шаманской погремушки; его жена Jiudej Tucusita услышала голос с вершины дерева ñopa, созданного злым духом Virichaj; бросила в него палкой; появилась птица в короне из солнечных лучей; женщина сказала, что бросила не в нее; птица солнца объявила, что будет потоп, велела П. и Х. поставить их дом на горе (П. отмечен как праведник, зажигавший в честь солнца огонь); от потопа спаслись chiguire, тапир и выдра (умеют плавать); после потопа деревья мертвы, кроме чикле и пендаре; птица-солнце явилась супругам во сне, сказала, что будет столько детей, сколько плодов на пендаре и столько же сосков; утром на дереве висели сосущие младенцы; дерево покрылось младенцами, сосущими молоко из множества сосков; В. взял из воды двух рыб и дал им соски, но забыл вынуть рыбам зубы; эти дети обкусали соски, от них произошли людоеды-карибы, от других бари, банива, гуахибо и пр.; Х. забеременела от Солнца, родила пиароа; с тех пор у пендаре есть молоко, но нет сосков]: Baumgartner 1950: 66-69 в Wilbert 1963: 66-69.

(Ср. Монтанья. Харакмбет [на мифическом дереве wanámei у каждого человека есть своя ветвь, от которой зависит его существование (que es el símil de su existencia)]: Calífano 1976: 36 (прим. 30).