Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

I134. Прозрачное тело. .14.24.27.-.33.35.-.37.39.40.

Описывается женщина либо (редко) мужчина с прозрачным телом. Эта прозрачность есть признак красоты.

Арабы Египта, малайцы, ибаны, русские, ногайцы, адыги, осетины, ингуши, чеченцы, аварцы, даргинцы, лаки, курды, персы, персы, ваханцы, пуштуны, узбеки, туркмены, северные карелы, чуваши, киргизы, казахи, каракалпаки, южные ханты, якуты, северные якуты, дальневосточные эвенки (учурские), эвены, негидальцы, нанайцы, юкагиры, азиатские эскимосы (Наукан).

Северная Африка. Арабы Египта [«Описывая юноше прелестную девочку, старухи иногда употребляют довольно уморительные выражения, в особенности, если красавица принадлежит к низшему классу народа, о котором я и говорю преимущественно. “Господин, я знаю девушку; вот бы невеста тебе, и отец не дорого возьмет. Так вот уж девушка!” <...> Затем она {старуха} живо принимается за дело и тараторит: “Ее глаза, Аллах! Да они больше талера <...>; а ее рот, о Махаммед, да его закроешь самой мелкой монетой; губы у нее краснее, чем мякоть граната, а зубы белее жемчуга; ее ручки, машалла, я никогда не видала таких маленьких ручек! Она стройна, как газель, и смирна, как жираф; ее шея белее, чем у гуся (лебеди арабам неизвестны), точно слоновая кость, и горло такое прозрачное, что когда она пьет воду, то насквозь видно, как вода течет; словом, господин, она чудо света, прелестнее полной луны, властительница красоты и приятности, прелести и соразмерности!”»]: Брэм 1871: 77-78.

Малайзия – Индонезия. Малайцы (арабографическая хроника «Кутейские родословия», записанная, вероятно, в XIX в. и отражающая устную версию, которая сложилась до середины XVII в.; Юго-Восточный Калимантан, султанат Кутей) [«Мальчик посмотрел наверх и увидел царевну, которая была необычайно хороша собой. Сквозь ее горло просвечивал алый сок бетеля, который она глотала, от лица же исходило ослепительное сияние. При виде такого сияния мальчик лишился чувств, а царевна бросила в него початым бетелем и, когда он опамятовался, молвила: “Передай Батаре Агунгу Дэве Сакти, что таков уж обычай”»]: Брагинский 1982: 277; (романический шаир «Поэма о Бидасари», конец XVII-XVIII в.) [служанки рассказывают государыне о красоте Бидасари: «Она прелестно поглядывает искоса / И улыбается, как подобает, потупя взор, / Ее кожа подобна цветку чемпаки, / И сама она прекрасна, будто только что написанная картина. / Щеки у нее, словно две половинки манго, / Плечи – точно у куклы театра теней, / Мы восхищались, любуясь ее горлом, / Ибо, когда она глотала бетель, красный сок просвечивал сквозь кожу»]: Брагинский 1983: 366; ибаны («морские даяки» Саравака) [когда богиня красоты Kumang глотает сок бетелевого ореха, его можно видеть сквозь ее горло – настолько она прекрасна]: Donald 1991: 59.

Балканы. Сербы [эпизод юнацкой песни: «Пьет вино у тещи и невесты / Доблестный юнак Сенянин Иво, / Видно, как вино течет по горлу, / Руки белые сквозь ткань заметны, / Космы черные закрыли шею, / Черные усы лицо закрыли»]: Кравцов 1960: 239; («Эрлангенская рукопись», первая половина XVIII в.) [эпизод песни о воеводе Престе: «Письмо пишет царь Сулейман в Мостаре и шлет его в белый Сталач: “Преста, воевода сталачский, мне говорят, что у тебя есть три блага (“добра”). Первое благо – жена Видосава: когда она хладное вино пьет, винцо у нее сквозь горлышко видно. Другое благо – кованая сабля, она рубит брони у юнаков и кольчуги у турок, такой сабли нет и у царя. Третье благо – конь-ласточка, он догоняет в лесу вилу, такого коня нет и у царя. Пришли мне эти три блага”»]: Смирнов 1974: 230.

Средняя Европа. Русские (Уфимский р-н Башкирии) [эпизод сказки: «Говорит ему старуха заплатано брюхо: «А, теперь бабушка-голубушка! Поди же ты к синему морю, стань у сырого дуба; в самую полночь сине море всколыхается, выйдет к тебе Чудо-Юдо, морская губа, без рук, без ног, с седой бородою; ухвати его за бороду и бей по тех пор, пока Чудо-Юдо спросит: за что ты, Данило Бессчастный, бьешь меня? А ты отвечай: хочу, чтоб явилась передо мной Лебедь-птица, красная девица, сквозь перьев бы тело виднелось, сквозь тело бы кости казались, сквозь костей бы в примету было, как из косточки в косточку мозг переливается, словно жемчуг пересыпается»]: Афанасьев 1957(3), № 313: 19.

Кавказ – Малая Азия. Ногайцы [эпизод сказки: «Подошел петух к хану и подарил ему свою овцу. Хан обрадовался – гостей много, а мяса на столе мало. Усадил он петуха на почетное место. Смотрит петух и удивляется: девушка красивая, как золотое кольцо, а шея у нее прозрачная, как воздух. Выпьет девушка глоток воды, и она в ее горле просвечивает и блестит, как серебро. Очень понравилась девушка петуху» (см. резюме в данных по M171 «Мена: от колючки до коня»)]: Ногай 1979, № 4: 14-16; адыги [эпизод сказки: «У него была сестра – красавица, подобная той, о которой говорят, что через ее горло текущую воду можно было видеть»]: Алиева 1986: 135; осетины: Либединский 1948 [эпизод нартского сказания: «Подивились тут небожители и говорили они друг другу: “Стрелы не пронзают нартов и мечи их не берут, из чего они созданы?” И вдруг увидели они: из старого дома Ахсартаггата, улыбаясь, вышла жена нарта Сослана. Подобно солнцу улыбаясь и как утренняя звезда сверкая, пьет она воду, и видно, как струится вода в ее прозрачно светящемся горле, струится и светится вода, и отблески света долетают до небесного жилища Сафа. Удивились небожители тому, что увидели, снова вернулись к столам и стали рассказывать хозяину – небесному Сафа – о том, что происходит на земле. Тут Айсана уронил вдруг кувшин с ронгом, и сказал ему Сафа: “Да погибнешь ты! Не по возрасту еще мечтать тебе о женщине! Иначе с чего это все валится из рук твоих?”»]: 394; Саламов 2006 [эпизод сказки: «У алдара и его жены была такая красивая дочь, что луны и звезды видели в ней себя. Когда она пила воду, видно было, как вода течет по ее длинному прозрачному горлу. Алдар и его жена ни на шаг не отпускали от себя дочь – жили для нее, ели и пили тоже для нее»]: ?; Хамицаева, Бязыров 1989 (иронцы, сел. Едыс, 1928 г.) [«Когда гости встали из-за фынга, то пошли к скале и оттуда глядели на Нартовское село в семиглазую подзорную трубу: войска агуров покрыли все Нартовское село пометом своих коней. Как раз в это время жена нарта Сослана пила воду, и вода в ее горле была виднее, чем даже сквозь стенки стакана. Удивляясь этому, небесные боги вернулись к Сайнаг-алдару. Снова сели за фынг и рассказали ему о новостях в Нарте. “Сегодня глядели в семиглазую подзорную трубу, сердце кровью обливается, видя Нартовское село; войска агуров покрыли его пометом своих коней. Но еще удивительнее было то, что жена нарта Сослана пила воду, и вода в ее горле была виднее, чем даже сквозь стенки стакана”»], № 116: 370-371; даргинцы [эпизод сказки: «В этом городе был один талхан. У него была дочь, словно сотворенная из молока и крови. О ее красоте в городе шла молва. С ее лба как будто всходили солнце и луна. Если говорить об облике, то у нее был высок стан, как у лани, тонкая талия, как у муравья, и было даже видно, как в горле ее проходит вода, а из-под каблуков ее башмачков могут пройти лиса и заяц. Словом, к чему долгий рассказ, она была необыкновенная красавица Бибихайбат. Многие юноши хотели жениться на этой девушке, но она никого не признавала»]: Ганиева 2011б, № 58: 513; ингуши [«У Буркумского “канта” была красавица жена, с таким белым цветом лица, какого не было ни у одной женщины во всем свете. Когда эта красавица пила воду, то она видна была в горле красавицы, – до того было чисто и прозрачно ее тело»]: Ахриев 1875: 18-19 (перепечатано с небольшой литературной обработкой в Далгат 1972: 362); аварцы [описание Камалил Башира в балладе: «Живет парень один в ауле чохцев, / Наверно, он и не Иосиф Прекрасный, / Как же он родился такой лучезарный? / Как вода, текущая через белый сосуд, / Видна пища, проходящая через его горло. / Словно у голубя с сизым опереньем шеи, / Цвет от цвета отличен на усах и бороде. / Как не падает тень вокруг лампы, / Так же нет тени и вокруг него»]: Гамзатов, Далгат 1991: 122; ингуши, чеченцы, аварцы, даргинцы, лаки [«Очень типичны представления “о прозрачном горле” красавицы, либо красавца в ингушских и дагестанских (даргинских, аварских, лакских) образных определениях»; «Прозрачное горло как признак красоты героини или героя – один из постоянных эстетических критериев в фольклоре ингушей, чеченцев, горцев Дагестана»]: Далгат 1972: 248, 441; курды (с. Абилкенд Эчмиадзинского р-на Армении, 1935 г.) [эпизод эпического сказания: «Кулык-сынок, ты и вправду молод, / Ума у тебя в голове нет, – / Наша дочь [сама] Тели-Равшан-хатун, / [Подобна] нежному кораллу, / Воду когда пьет, вода сквозь шею видна»]: Джинди 1962: 56.

Иран – Средняя Азия. Персы: Низами Гянджеви 1986 [эпизод поэмы «Искендер-наме» Низами Гянджеви (ок. 1141 – ок. 1209 г.): «И рабыню {Нистандарджихан} ввели черноокую с телом, / Словно сахар, с лицом и румяным и белым. / <…> Коль вина она выпьет, прозрачна, нежна, / Ты увидишь сквозь горло окраску вина. / Ту кормилицу славь ты по целому свету, / Что вскормила для мира красавицу эту!»]: 351; ваханцы [«она была такой красивой девушкой, что когда она пила воду, то было видно [как вода течет] в горле»]: Грюнберг, Стеблин-Каменский 1976b: 295 (в том числе вахан. оригинал); пуштуны [эпизод сказки: «На другой день падишах Сухейли поднялся на крышу своего дворца, взял подзорную трубу и стал глядеть по сторонам. Все в руках бога! Нежданно-негаданно взор его упал на дом Фируза. А у Фируза одна дочь была такая красавица, что цветы ей завидовали. Воду пьет – видно, как вода течет по горлышку, губки тонки, глаза большие, будто черные миндалины, лицо белое. Ну, что тут говорить! В этот день она сидела на крыше дома, косы распустила, волосы причесывала. Среди сестер она была самой младшей, звали ее Бабый. Как увидел ее Сухейли, тут же влюбился: ничего с собой сделать не может»]: Лебедев 1972, № 7: 44 (немного отличающийся перевод и пуштунский оригинал в Лебедев 2003: 399); узбеки [эпизод сказки: «Перед неописуемой красотой меркла четырнадцатиночная луна. Когда она пьет воду – видно в горле, а когда морковь ест – сбоку видно»]: Бушуй, Журакулов 1990: 44; туркмены: Сакали 1956 [сказочная формула: «Кожа ее была так прозрачна, что выпитая ею вода виднелась сквозь ее горло, как сквозь хрусталь, и съеденная ею морковь виднелась сквозь бок»]: 39; Короглы 1991: 181-182 [эпизод дастана «Касым-оглан»: «Раскрыл Касым книгу, поглядел, а там – портрет какой-то пери. Назвать бы ее луной, так рот у нее есть. Назвать бы ее солнцем, так есть у нее глаза. Если она выпьет воды, то вода видна сквозь ее горло, если она съест изюм, то он просвечивает через ее тело. Ах, какая замечательная, с тонким станом, с миндалевидными веками, с устами как фисташка, с муравьиной талией! Вот какая это была красавица! Увидев ее, Касым лишился чувств, а когда пришел в себя, снова раскрыл книгу и сказал себе: “О красавица, где твоя родина? Я непременно тебя разыщу. Если же нет, то я не буду зваться Касымом. Ты завладела моими душой и сердцем”»], 188 [«Ну, а я уже девять лет служу у падишаха и влюблен в его дочь. Поэтому я тоже отправился ловить птицу Сымруг. Эта девушка очень красивая. Назвал бы ее луной, так рот у нее есть, назвал бы солнцем, так есть у нее глаза. Когда она пьет воду, та видна через се горло, когда ест изюм, он просвечивает сквозь ее тело. Что у нее белое – так то белое, а что черное – так действительно черное, талия – муравьиная, губы – нежные, рот как фисташка. И я хочу ее заполучить»]; Стеблева 1969, № 22 [эпизод сказки: «Вот Маммедджан вошел в комнату и видит, что в ней спят огромные дэвы, каждый величиной с гору. Маммедджан потихоньку миновал их. Вошел он в следующую комнату, а там среди шелков и мягкого бархата спит девушка, и видно, словно через стекло, как в ее горле течет жидкость. И птица, что зовется сладкоголосый соловей, сидит в красивой клетке в углу. Как увидел Маммедджан девушку, разум у него помутился, и он забыл даже о птице соловье»]: 86.

Балтоскандия. Северные карелы [встречается сказочная формула: «Сквозь одежду тело видно. / Сквозь тело мясо видно, / Сквозь мясо кость видна. / Сквозь кость мозг виден»]: Конкка 1963: 32 (в том числе карел. оригинал); [эпизод сказки: «Последнюю дверь как открыл, тут эта девушка и сидела. Она была такая красивая, что парень на пороге упал без памяти. Сквозь кожу у девушки мясо просвечивало, сквозь мясо – кости, сквозь кости мозг виднелся – такая была красивая»]: Конкка 1963, № 40: 273-274 (карел. оригинал), 281 (рус. перевод).

Волга – Пермь. Чуваши [эпизод сказки: «Подъезжают Иван Иваныч с Лазарем Лазаревичем к царскому дворцу, видят на крыльце царскую дочь. И впрямь двенадцать сарафанов на ней и через все двенадцать тело видно, через тело кости видны, а сквозь кости мозг просвечивает»]: Эйзин 1993: 83.

Туркестан. Казахи: Ауэзов, Смирнова 1963 (Казалинский уезд, зап. 1887 г.) [эпизод «Кыз Жибек»: «Среди многочисленных Кипчаков жил бай по имени Алашабай. У этого Алашабая было шестеро сыновей. [У] шестерых сестра / Красавица Жибек была. / Крымской красавицей / Она [в степи] слыла. / Как наперсток ее губы, / [У благородной Жибек] / [Тонка и нежна ее шея]» (примечание к последней строке: «Буквально: проглоченная пища у благородной сквозь горло видна)»]: 128; Ивановский 1889, № 13 (окрестности Саура, 1888 г.) [эпизод песни-диалога: «Батима золотоволосая и чернобровая! Сквозь шею видно, как ты глотаешь пищу. В мире равной тебе я не считал никого»]: 220; каракалпаки [эпизод «Маспатши»: «Сладкие речи {Айпарши} всех обольщают, / черные очи жизни лишают, / лицо рождает задор любовный, / нежное кокетство растрогает любого. / Ступает лениво, как козел-вожак, / волосы заплетены, кожа свежа – / и так тонка, что проглоченная еда, / кажется, сквозь горло у ней видна. / На груди немало / пуговиц из лала, / и застегнуты все, ни щелки, / дивным дивом светятся щеки – / в жемчужных горошинах; / безрукавкой на плечах / небрежно наброшена драгоценная парча; / и душа пылает огнем – / кто раз почуял, не забудет о нем»]: Наумов 1988: 155; киргизы: Манас 1988: 36 (кирг. оригинал), 358 (рус. перевод) [эпизод эпоса: «Из города Акыяс / Появилась вдруг / Дочь его по имени Сайкал. / Стройная, как ивовый прут, / В одежду мужскую одета она, / Ее зубы – янтарь, брови вразлет, / Широкий лоб, маленькая голова, / Лицо белое, щеки красные, / Глаза ясные у нее, / Румяное лицо излучает свет, / Белее, чем молозиво, тело ее, / Стройная, длинная шея, точеные руки – / Из всех красавиц красавица она! / Своими помыслами выделяется среди других, / Когда глотала кумыс, / Просвечивал он сквозь горло ее»], 165 (кирг. оригинал), 488 (рус. перевод) [«Две дочери и трое сыновей – / Всего-то у Шоорука детей, / Старшая его дочь – Акылай, / Прекрасная девушка она. / Ей шестнадцать с половиной лет, / Черные косы ее заплетены, / Словно темный узор на серебряных пуговках, / Красивые черные брови у нее, / Зубы – жемчуг, изогнутые брови у нее, / Когда глотает, сквозь горло ее / Видны еда и черный изюм»], 665 [комментарий к строкам «Когда глотает, сквозь горло ее / Видны еда и черный изюм»: «Традиционная в эпосе многих тюркоязычных народов передача изящества, нежности красавицы»].

Западная Сибирь. Южные ханты (Конда, 1888 г.) [эпизод сказки: «Старик пошел домой и дал их {три зернышка} съесть своей жене. Долго ли жили, коротко ли жили, его жена забеременела. Однажды утром угол ее чрева приготовился рожать сына, рожать дочь. Когда она разрешилась от бремени, то у ее сына сквозь кость видна кость и сквозь мозг костей виден мозг. Этот мальчик начал расти – в день на пядь, в ночь на ладонь»]: Лукина 1990, № 88: 221.

Восточная Сибирь. Якуты [эпизод сказки: «Подняла девушка голову, десять пальцев, что десять горностаев, от лица отняла. Светло стало в каменной юрте, будто три солнца взошло – так лицо ее сияло. Горло было и вовсе прозрачным: темное проглотит – словно соболь пробежит, светлое – белая бабочка забьется. Такой красавицей была пленница злого абаасы!»]: Сивцев, Ефремов 1990: 59; северные якуты (Верхоянский р-н) [эпизод сказки: «Из самой большой урасы (а всех их девять) выходят отлично-хорошие женщины в трех пестроплечих жеребячьих дохах, держа на локтях три высоких берестяных туеса (с нашивками). Сквозь платье у них видна кожа; сквозь кожу видно тело; сквозь тело видны кости; сквозь кости виден мозг; с нежно-серебряными щеками, с сияющими висками, с волнующим ликом; такие-то три до невозможности хорошие женщины пошли к нему навстречу и стали кланяться»]: Худяков 1890, № 8 (I): 145; учурские эвенки (Алданский р-н) [эпизод нимнгакана: «После этого для дочери Коколдокона средней земли настала пора возмужания тела и укрепления суставов. Если посмотреть на внешность этой славной девушки, то, вероятно, из нее вырастет такая красивая женщина, равной которой нет среди эвенкийских девушек. Кровь ее чиста и прозрачна, сквозь мышцы видны прямые кости, а сквозь кости виден чистый костный мозг. На этой земле с черной глиной и зеленой травой выросла и расцвела такая девушка, внешность которой ни с чем не сравнишь»]: Романова, Мыреева 1971, № 19: 291; Романова, Мыреева 1971, № 19 [«Тот человек прилетел, шумя крыльями, и превратился в человека. Он внимательно посмотрел на девушку, родилась же на глинистой земле такая славная и красивая девушка. Кровь ее сверкает, как зеркало, тело просвечивает, как хрустальная рюмка, сквозь мышцы видны стройные кости, а сквозь кости просвечивает жидкий костный мозг ее – стоит такая красивая девушка]: 293; Мыреева 1990 [эпизод нимнгакана: «Белизна ее [тела] была удивительной. / Из-за такой / Удивительной белизны / В самом деле / Тело ее сквозь одежду просвечивалось, / Кости сквозь тело просвечивались, / Мозг сквозь кости просвечивался. / С нежной светлой кровью, / С прозрачным телом, – / Такой была эта красивая девушка, оказывается»]: 230 (эвенк. оригинал), 231 (рус. перевод); западные эвены (Догдо-Чыбагалахский наслег Момского р-на, 1955 г.) [эпизод эпического сказания: «“Я сын Омчэни. Пришел сюда, услышав о том, что черт берет женщину в жены. Лучше покажите эту девушку поскорей”. Из мехового одеяла встала она {дочь богатого старика}, шерсть мехового одеяла прилипла к ней, (такая) прозрачная, что съеденную почку можно было видеть почкой, съеденную печень – печенью. И эвен, как полагается, влюбился в нее так, что чуть на спину не упал»]: Лебедев 1978, № 1: 117 (эвенск. оригинал), 133 (рус. перевод); эвены [эпизод эпического сказания: «опустилась женщина необычайной красоты: съеденный жир был виден насквозь, съеденное мясо было видно насквозь»]: Лебедева 1981: 102 (в том числе эвенск. оригинал); охотские эвены (пос. Арка Хабаровского края, 1969 г.) [эпизод эпического сказания: «И спустилась девушка дивной красы: съеденный жир был виден насквозь, съеденное мясо было видно насквозь. Это была Нелтэк»]: Лебедева 1982: 92.

Амур – Сахалин. Негидальцы (р. Удан, 1927 г.) [«Затем Невхан скрылся в погоне за косулей. Та-а-к, так гонится, там вот в низовьях реки видит – косуля только белеется на бегу. Так гонится (за ней). Так гнался-гнался и до одной деревни дошел. Из той деревни одна женщина с парой серебряных ведер за водой идет. Проходя сбоку от женщины, Невхан смотрит – очень красивая женщина: ею белое съеденное белеет, черное съеденное чернеет, красное съеденное краснеет – очень красивая женщина (прозрачная как стекло). Невхан той женщине только дважды (=туда-сюда незаметно) махнул рукой. И вот, когда он махнул, кольцо женщины к нему пришло, и его кольцо к женщине ушло – (они) своими кольцами обменялись. Затем Невхан дальше идет, за своей косулей гонится»]: Цинциус 1982, № 34: 171-172; нанайцы: Киле 1996: 24 [«К постоянным формулам относится и описание красоты героини: Туривэ декпини турмэмди, бохорива декпини-тэни бомборди, моӊгони-тани эмуту туэри гормакса чагдяни-мат чагдян, нуктэни-тэни сахарини инда топсиӊкини-мат бичин – “...красавица, светлая, совсем прозрачная, такая, что видно, как съеденная ею горошина зеленеет, а проглоченные ягодки алым цветом отливают: шея ее белая-пребелая, словно зимний мех зайца, волосы уложены на голове так, словно черная-пречерная собачка свернулась калачиком”»], 320-321 (нан. оригинал и рус. перевод, текст № 31) [эпизод сказки: «Мэргэн стал просить ее пойти с ним. Зайчиха не соглашается. Долго он упрашивал, уговаривал ее, наконец та согласилась. Увел ее мэргэн к себе. Украсил Зайчиху: повязал ей серебряную и золотую тесьму. Стали они так жить. И вот однажды родители мэргэна проснулись рано утром и видят – на груди мэргэна спит красавица, светлая, совсем прозрачная, такая, что видно, как съеденная ею горошина зеленеет, а проглоченные ягодки алым цветом отливают; шея ее – белая-пребелая, словно зимний мех зайца, волосы уложены на голове так, словно черная-пречерная собачка свернулась калачиком. Старик и старуха между собой переговариваются: неспроста наш сын спал с Зайчихой – знал, кто она такая. Девушка осталась у них и стала женою мэргэна»].

СВ Азия. Юкагиры (Нижнеколымский р-н) [эпизод сказки: «Вот зашли {братья} – сидят девушки прямо-таки с прозрачными телами [букв.: «видно съеденное ими»], расчесывают волосы»]: Курилов 2005: 32, 480.

Арктика. Азиатские эскимосы (Наукан) [«Сел человек с этими людьми в байдару, скоро приехали в селение. Все к жилищу пошли, он за ними следом. Стал с ними разговаривать, никто ему не отвечает. Вошли в жилище. Всех приглашают поесть, а его не замечают. Снова стал он их расспрашивать, а они не слышат его. Стал он тогда по жилищам без страха ходить: все равно его никто не видит и не слышит. В одну ярангу вошел – такую красавицу увидел! Чистая вся да прозрачная. Через светлую кожу весь скелет и внутренности видно»]: Меновщиков 1974, № 8: 66.