Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

I134B. Прозрачная шея. .14.29.30.33.36.

Описывается девушка либо (редко) юноша с прозрачной шеей, сквозь которую видны напитки и/или еда, которые эта девушка либо этот юноша проглатывает. Такая шея есть признак красоты.

Арабы Египта, малайцы, ибаны, ногайцы, адыги, осетины, ингуши, чеченцы, аварцы, даргинцы, лаки, курды, персы, ваханцы, пуштуны, узбеки, туркмены, киргизы, казахи, каракалпаки, якуты.

Северная Африка. Арабы Египта [«Описывая юноше прелестную девочку, старухи иногда употребляют довольно уморительные выражения, в особенности, если красавица принадлежит к низшему классу народа, о котором я и говорю преимущественно. “Господин, я знаю девушку; вот бы невеста тебе, и отец не дорого возьмет. Так вот уж девушка!” <...> Затем она {старуха} живо принимается за дело и тараторит: “Ее глаза, Аллах! Да они больше талера <...>; а ее рот, о Махаммед, да его закроешь самой мелкой монетой; губы у нее краснее, чем мякоть граната, а зубы белее жемчуга; ее ручки, машалла, я никогда не видала таких маленьких ручек! Она стройна, как газель, и смирна, как жираф; ее шея белее, чем у гуся (лебеди арабам неизвестны), точно слоновая кость, и горло такое прозрачное, что когда она пьет воду, то насквозь видно, как вода течет; словом, господин, она чудо света, прелестнее полной луны, властительница красоты и приятности, прелести и соразмерности!”»]: Брэм 1871: 77-78.

Кавказ – Малая Азия. Ногайцы [эпизод сказки: «Подошел петух к хану и подарил ему свою овцу. Хан обрадовался – гостей много, а мяса на столе мало. Усадил он петуха на почетное место. Смотрит петух и удивляется: девушка красивая, как золотое кольцо, а шея у нее прозрачная, как воздух. Выпьет девушка глоток воды, и она в ее горле просвечивает и блестит, как серебро. Очень понравилась девушка петуху» (см. резюме в данных по M171 «Мена: от колючки до коня»)]: Ногай 1979, № 4: 14-16; адыги [эпизод сказки: «У него была сестра – красавица, подобная той, о которой говорят, что через ее горло текущую воду можно было видеть»]: Алиева 1986: 135; осетины: Либединский 1948 [эпизод нартского сказания: «Подивились тут небожители и говорили они друг другу: “Стрелы не пронзают нартов и мечи их не берут, из чего они созданы?” И вдруг увидели они: из старого дома Ахсартаггата, улыбаясь, вышла жена нарта Сослана. Подобно солнцу улыбаясь и как утренняя звезда сверкая, пьет она воду, и видно, как струится вода в ее прозрачно светящемся горле, струится и светится вода, и отблески света долетают до небесного жилища Сафа. Удивились небожители тому, что увидели, снова вернулись к столам и стали рассказывать хозяину – небесному Сафа – о том, что происходит на земле. Тут Айсана уронил вдруг кувшин с ронгом, и сказал ему Сафа: “Да погибнешь ты! Не по возрасту еще мечтать тебе о женщине! Иначе с чего это все валится из рук твоих?”»]: 394; Саламов 2006 [эпизод сказки: «У алдара и его жены была такая красивая дочь, что луны и звезды видели в ней себя. Когда она пила воду, видно было, как вода течет по ее длинному прозрачному горлу. Алдар и его жена ни на шаг не отпускали от себя дочь – жили для нее, ели и пили тоже для нее»]: ?; Хамицаева, Бязыров 1989 (иронцы, сел. Едыс, 1928 г.) [«Когда гости встали из-за фынга, то пошли к скале и оттуда глядели на Нартовское село в семиглазую подзорную трубу: войска агуров покрыли все Нартовское село пометом своих коней. Как раз в это время жена нарта Сослана пила воду, и вода в ее горле была виднее, чем даже сквозь стенки стакана. Удивляясь этому, небесные боги вернулись к Сайнаг-алдару. Снова сели за фынг и рассказали ему о новостях в Нарте. “Сегодня глядели в семиглазую подзорную трубу, сердце кровью обливается, видя Нартовское село; войска агуров покрыли его пометом своих коней. Но еще удивительнее было то, что жена нарта Сослана пила воду, и вода в ее горле была виднее, чем даже сквозь стенки стакана”»], № 116: 370-371; даргинцы [эпизод сказки: «В этом городе был один талхан. У него была дочь, словно сотворенная из молока и крови. О ее красоте в городе шла молва. С ее лба как будто всходили солнце и луна. Если говорить об облике, то у нее был высок стан, как у лани, тонкая талия, как у муравья, и было даже видно, как в горле ее проходит вода, а из-под каблуков ее башмачков могут пройти лиса и заяц. Словом, к чему долгий рассказ, она была необыкновенная красавица Бибихайбат. Многие юноши хотели жениться на этой девушке, но она никого не признавала»]: Ганиева 2011б, № 58: 513; ингуши [«У Буркумского “канта” была красавица жена, с таким белым цветом лица, какого не было ни у одной женщины во всем свете. Когда эта красавица пила воду, то она видна была в горле красавицы, – до того было чисто и прозрачно ее тело»]: Ахриев 1875: 18-19 (перепечатано с небольшой литературной обработкой в Далгат 1972: 362); аварцы [описание Камалил Башира в балладе: «Живет парень один в ауле чохцев, / Наверно, он и не Иосиф Прекрасный, / Как же он родился такой лучезарный? / Как вода, текущая через белый сосуд, / Видна пища, проходящая через его горло. / Словно у голубя с сизым опереньем шеи, / Цвет от цвета отличен на усах и бороде. / Как не падает тень вокруг лампы, / Так же нет тени и вокруг него»]: Гамзатов, Далгат 1991: 122; ингуши, чеченцы, аварцы, даргинцы, лаки [«Очень типичны представления “о прозрачном горле” красавицы, либо красавца в ингушских и дагестанских (даргинских, аварских, лакских) образных определениях»; «Прозрачное горло как признак красоты героини или героя – один из постоянных эстетических критериев в фольклоре ингушей, чеченцев, горцев Дагестана»]: Далгат 1972: 248, 441; курды (с. Абилкенд Эчмиадзинского р-на Армении, 1935 г.) [эпизод эпического сказания: «Кулык-сынок, ты и вправду молод, / Ума у тебя в голове нет, – / Наша дочь [сама] Тели-Равшан-хатун, / [Подобна] нежному кораллу, / Воду когда пьет, вода сквозь шею видна»]: Джинди 1962: 56.

Иран – Средняя Азия. Персы: Низами Гянджеви 1986 [эпизод поэмы «Искендер-наме» Низами Гянджеви (ок. 1141 – ок. 1209 г.): «И рабыню {Нистандарджихан} ввели черноокую с телом, / Словно сахар, с лицом и румяным и белым. / <…> Коль вина она выпьет, прозрачна, нежна, / Ты увидишь сквозь горло окраску вина. / Ту кормилицу славь ты по целому свету, / Что вскормила для мира красавицу эту!»]: 351; ваханцы [«она была такой красивой девушкой, что когда она пила воду, то было видно [как вода течет] в горле»]: Грюнберг, Стеблин-Каменский 1976b: 295 (в том числе вахан. оригинал); пуштуны [эпизод сказки: «На другой день падишах Сухейли поднялся на крышу своего дворца, взял подзорную трубу и стал глядеть по сторонам. Все в руках бога! Нежданно-негаданно взор его упал на дом Фируза. А у Фируза одна дочь была такая красавица, что цветы ей завидовали. Воду пьет – видно, как вода течет по горлышку, губки тонки, глаза большие, будто черные миндалины, лицо белое. Ну, что тут говорить! В этот день она сидела на крыше дома, косы распустила, волосы причесывала. Среди сестер она была самой младшей, звали ее Бабый. Как увидел ее Сухейли, тут же влюбился: ничего с собой сделать не может»]: Лебедев 1972, № 7: 44 (немного отличающийся перевод и пуштунский оригинал в Лебедев 2003: 399); узбеки [эпизод сказки: «Перед неописуемой красотой меркла четырнадцатиночная луна. Когда она пьет воду – видно в горле, а когда морковь ест – сбоку видно»]: Бушуй, Журакулов 1990: 44; туркмены: Сакали 1956 [сказочная формула: «Кожа ее была так прозрачна, что выпитая ею вода виднелась сквозь ее горло, как сквозь хрусталь, и съеденная ею морковь виднелась сквозь бок»]: 39; Короглы 1991: 181-182 [эпизод дастана «Касым-оглан»: «Раскрыл Касым книгу, поглядел, а там – портрет какой-то пери. Назвать бы ее луной, так рот у нее есть. Назвать бы ее солнцем, так есть у нее глаза. Если она выпьет воды, то вода видна сквозь ее горло, если она съест изюм, то он просвечивает через ее тело. Ах, какая замечательная, с тонким станом, с миндалевидными веками, с устами как фисташка, с муравьиной талией! Вот какая это была красавица! Увидев ее, Касым лишился чувств, а когда пришел в себя, снова раскрыл книгу и сказал себе: “О красавица, где твоя родина? Я непременно тебя разыщу. Если же нет, то я не буду зваться Касымом. Ты завладела моими душой и сердцем”»], 188 [«Ну, а я уже девять лет служу у падишаха и влюблен в его дочь. Поэтому я тоже отправился ловить птицу Сымруг. Эта девушка очень красивая. Назвал бы ее луной, так рот у нее есть, назвал бы солнцем, так есть у нее глаза. Когда она пьет воду, та видна через се горло, когда ест изюм, он просвечивает сквозь ее тело. Что у нее белое – так то белое, а что черное – так действительно черное, талия – муравьиная, губы – нежные, рот как фисташка. И я хочу ее заполучить»]; Стеблева 1969, № 22 [эпизод сказки: «Вот Маммедджан вошел в комнату и видит, что в ней спят огромные дэвы, каждый величиной с гору. Маммедджан потихоньку миновал их. Вошел он в следующую комнату, а там среди шелков и мягкого бархата спит девушка, и видно, словно через стекло, как в ее горле течет жидкость. И птица, что зовется сладкоголосый соловей, сидит в красивой клетке в углу. Как увидел Маммедджан девушку, разум у него помутился, и он забыл даже о птице соловье»]: 86.

Туркестан. Казахи: Ауэзов, Смирнова 1963 (Казалинский уезд, зап. 1887 г.) [эпизод «Кыз Жибек»: «Среди многочисленных Кипчаков жил бай по имени Алашабай. У этого Алашабая было шестеро сыновей. [У] шестерых сестра / Красавица Жибек была. / Крымской красавицей / Она [в степи] слыла. / Как наперсток ее губы, / [У благородной Жибек] / [Тонка и нежна ее шея]» (примечание к последней строке: «Буквально: проглоченная пища у благородной сквозь горло видна)»]: 128; Ивановский 1889, № 13 (окрестности Саура, 1888 г.) [эпизод песни-диалога: «Батима золотоволосая и чернобровая! Сквозь шею видно, как ты глотаешь пищу. В мире равной тебе я не считал никого»]: 220; каракалпаки [эпизод «Маспатши»: «Сладкие речи {Айпарши} всех обольщают, / черные очи жизни лишают, / лицо рождает задор любовный, / нежное кокетство растрогает любого. / Ступает лениво, как козел-вожак, / волосы заплетены, кожа свежа – / и так тонка, что проглоченная еда, / кажется, сквозь горло у ней видна. / На груди немало / пуговиц из лала, / и застегнуты все, ни щелки, / дивным дивом светятся щеки – / в жемчужных горошинах; / безрукавкой на плечах / небрежно наброшена драгоценная парча; / и душа пылает огнем – / кто раз почуял, не забудет о нем»]: Наумов 1988: 155; киргизы: Манас 1988: 36 (кирг. оригинал), 358 (рус. перевод) [эпизод эпоса: «Из города Акыяс / Появилась вдруг / Дочь его по имени Сайкал. / Стройная, как ивовый прут, / В одежду мужскую одета она, / Ее зубы – янтарь, брови вразлет, / Широкий лоб, маленькая голова, / Лицо белое, щеки красные, / Глаза ясные у нее, / Румяное лицо излучает свет, / Белее, чем молозиво, тело ее, / Стройная, длинная шея, точеные руки – / Из всех красавиц красавица она! / Своими помыслами выделяется среди других, / Когда глотала кумыс, / Просвечивал он сквозь горло ее»], 165 (кирг. оригинал), 488 (рус. перевод) [«Две дочери и трое сыновей – / Всего-то у Шоорука детей, / Старшая его дочь – Акылай, / Прекрасная девушка она. / Ей шестнадцать с половиной лет, / Черные косы ее заплетены, / Словно темный узор на серебряных пуговках, / Красивые черные брови у нее, / Зубы – жемчуг, изогнутые брови у нее, / Когда глотает, сквозь горло ее / Видны еда и черный изюм»], 665 [комментарий к строкам «Когда глотает, сквозь горло ее / Видны еда и черный изюм»: «Традиционная в эпосе многих тюркоязычных народов передача изящества, нежности красавицы»].

Восточная Сибирь. Якуты [эпизод сказки: «Подняла девушка голову, десять пальцев, что десять горностаев, от лица отняла. Светло стало в каменной юрте, будто три солнца взошло – так лицо ее сияло. Горло было и вовсе прозрачным: темное проглотит – словно соболь пробежит, светлое – белая бабочка забьется. Такой красавицей была пленница злого абаасы!»]: Сивцев, Ефремов 1990: 59.