Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

K56E. Два горбуна, ATU 503. .14.-.16.23.26.28.30.-.32.38.

У двух людей одинаковый телесный дефект (шишка, горб). Первый оказывается в месте, куда собираются духи, они избавляют его от дефекта. Второй приходит к духам, они удваивают его дефект, отдавая взятое у первого человека. (Определение мотива близко к ATU 503, но в ATU приведены ссылки в т.ч. и на тексты, лишь частично ему соответствующие и вовсе не соответствующие определению нашего мотива).

Кабилы, итальянцы (Флоренция), сицилийцы, французы, бретонцы, шотландцы, ирландцы, непальцы, корейцы, лису, чехи, персы, латыши, чуваши, ногайцы-карагаши, башкиры, японцы.

Северная Африка. Кабилы [один брат горбун, у другого водянка; горбун оказался в "бане" (étuve du hammam maure), услышал, как джинны поют "четверг, пятница, суббота"; стал подпевать: "четверг – кускус (мясное блюдо), пятница – мало, суббота – репа"; джинны решили наградить за его очаровательный голос, сняли с него горб; другой брат попросил рассказать, как тот избавился от горба; бывший горбун согласился сделать это за сто дуро; больной водянкой пошел туда же, но стал петь "молочко – четверг, пятница, суббота"; его песня не понравилась, ему добавили горб, снятый с его брата; он сказал соседям, что купил горб у брата за сто дуро]: Arezki 2010: 144-146.

Южная Европа. Итальянцы (Флоренция) [два бедных горбуна живут в Парме; один отправляется странствовать; на рынке кто-то кричит «Ешьте пармезан»; горбун думает, что собираются съесть его; прячется во дворе; в час ночи слышен шум, голоса «Суббота и воскресенье»; «И понедельник», добавляет горбун; духи так рады, что он сделал их песню более гармоничной, что удаляют ему горб; другой горбун приходит на то же место, подхватывает «И вторник»; духи говорят, что он испортил им песню, прикладывают ему спереди горб, который убрали у его товарища]: Crane 1885, № 27: 102-104 (=Котрелев 1991: 183-184); сицилийцы [горбатый сапожник заночевал в пустом доме; в полночь с потолка свалились четыре человечка и стали петь: Понедельник, вторник, среда, четверг, пятница, суббота»; сапожник стал подпевать, духам понравилось, они забрали его горб и повесили на стену; узнав об этом, горбатая женщина пришла в этот дом, но пение ее не понравилось и духи добавили ей горб, который забрали у сапожника]: Clouston 1887(1): 368-369.

Западная Европа. Бретонцы [горбун Нонник слышит, как гномы поют песню про дни недели, останавливаясь на четверге; добавляет пятницу и субботу, благодарные гномы забирают у него горб; его сосед горбун Габик приходит к гномам, добавляет про воскресенье, но не в рифму; гномы сажают ему на спину второй горб, который забрали от Н.]: Luzel 1887(2): 251-256 (перевод в Лопырева 1959, № 36: 154-157, в Люзель 1995: 139-142); французы [возвращаясь с праздника, горбатый музыкант заснул в пустынном месте и проснулся в полночь; вокруг собрались духи; он стал им играть, они плясали, спросили, как его отблагодарить; он предложил забрать его горб; горбатый сосед пошел на то же место, но играть не умел и разочарованные духи прилепили ему второй горб, который забрали у музыканта]: Clouston 1887(1): 352-353; шотландцы [на острове Айона горбатый юноша Фахи забрался на гору подальше от людей; взошла луна, он увидел, как гном танцует и подпевает, «Понедельник, вторник»; Ф. подпел «среда»; это слово хорошо подошло к ритму, благодарные гномы убрали у Ф. горб; узнав об этом, живший на острове Тайри жадный горбун Хью тоже пошел вечером к гномам; когда те пропели «Понедельник, вторник, среда», Хью добавил «четверг»; но слово не подошло, гномы рассердились и добавили ему второй горб]: Лосева и др. 1959: 74-78; ирландцы [карлики и горбун: «Понедельник, вторник, понедельник, вторник»]: Jackson 1936: 287.

Южная Азия. Непальцы [продавщица красной глины для обмазки полов, у которой три опухоли на горле, заночевала в храме; ночью женщина-дух увидела ее, забрала опухоли себе вместо украшений, съела хлеб из котомки женщины, положила вместо него золото; в той же деревне женщина с четырьмя опухолями; узнав о происшедшем, она пришла в тот же храм; женщина-дух вернулась, ей надоело носить тяжелые опухоли и она передала их спящей и золота не оставила; несчастная вернулась домой]: Sakya, Griffith 1980: 150-107.

Корея. Корейцы [=Боровков 1938: 136-138; =Пак 1991: 292-294; старик с шишкой на щеке ночует в заброшенной фанзе; туда приходят лесные черти; от страха старик то ли орет, то ли поет, чертям нравится; старик говорит, что его голос в шишке, продает ее за сокровища чертей, богатеет; другой старик, тоже с шишкой, хочет все повторить; к этому времени черти уже знают, что в шишке никакой песни нет, сажают второму старику вторую шишку, снятую с лица первого]: Cho 2001, № 89: 151-153; лису [у супругов 4 дочери, муж умер; старшая Amima с младшим братом Abepa пошли в лес за плодами; увидев обезьян, сестра с ними осталась, отослав брата к матери; родила обезьяненка, пришла навестить мать и сиблингов, не показала ребенка; брат пошел за ней, увидел, что ее сын – обезьянка; от стыда она бросила его с дерева, он разбился насмерть; муж-обезьяна побил Амиму; пришел вместе с ней к теще; когда убил свинью зубами, брат рассмеялся, тот погнался за ним; сестра дала палочки, велела бросать по дороге; муж-обезьяна каждый раз подбирает их и относит жене, теряя время; Абепу переправили через Салуэн; с тех пор люди и обезьяны не живут вместе; вторая сестра, Алема, вышла за гусеницу; Абепа пришел к ней; сестра говорит, что муж работ, велит его позвать; Абепа зовет, тот каждый раз отвечает dzï? тогда Абепа убил его копьем; сестра просит не смотреть, где она спит; Абепа удивлен, что она худая и бледная; находит там маленьких гусениц; обливает их кипятком; сестра в отчаянии – это ее дети; третья сестра, Asama, стала женой упавшего дерева; три года страдала от жара и холода, а затем на стволе вырос огромный гриб; все стали завидовать; Асама принесла его матери и снова стала жить с ней; ствол совсем сгнил; младшая сестра Asïma вышла за медведя; тот приносит много еды; другие завидуют; жена сопровождает его, когда он достает из дупла мед; в следующий раз он пошел один; какой-то человек подставил свою сумку, а затем убил медведя; жена несчастна; брат Абепа вырос, все девушки желают его; он выбрал самую красивую, после этого у него появились 12 зобов; однажды отправился в другую деревню и заночевал в лесу; дух этого места предложил ему поесть; его 12 дочерей каждая взяла по зобу использовать как сосуд для приготовления еды; утром он убежал домой; духи пытались догнать его, чтобы отдать сосуды-зобы, но не сумели; у соседа были 3 зоб; услышав рассказ Абепы, он пошел на то место; духи отдали ему 12 зобов Абепы, у него стало 15; его жена умерла от горя; он отрезал мечом свои зобы и стал духом-мстителем]: Dessaint, Ngwâma 1994: 374-389.

Средняя Европа. Чехи (моравы) [существует быличка о том, как босорки избавляют от горба понравившегося им парня, а другого избивают так, что у него кроме горба на спине вырастает горб и на груди]: Левкиевская 1995: 521.

Иран – Средняя Азия. Персы [горбатый купец тиранит горбатого слугу, затем прогоняет; тот ночует в бане; джинны приходят плясать, горбун стал плясать вместе с ними, его пляска понравилась, ему дали узелок со сластями и луковичной шелухой, утром в нем золото; старый джинн унес его горб; узнав об этом, купец сам приходит ночевать в баню; в эту ночь джинны хоронят покойника, а купец стал плясать; джинн прилепил ему второй горб]: Османов 1987: 278-280.

Балтоскандия. Латыши [Горбун. Портной ночует в корчме. Черти (карлики) срезают ему горб. Богатый торговец тоже хочет избавиться от своего горба]: Арийс, Медне 1977, № 503: 293.

Волга – Пермь. Чуваши [богатый горбун посылает бедного ночевать в баню; выползает змея, бедняк ее убивает камнем; водяные счастливы, это была их злая хозяйка Ййэ, они убирают у бедняка горб, дают золота; богатый сам идет в баню, бьет камнем водяного, пришедшего утопить горб бедняка, водяные прилепили богатому второй горб]: Эйзин 1993: 316-316; ногайцы-карагаши (Астраханская обл., 1969 г.) [у бедняка была шишка на лице; он хотел от нее избавиться, пошел в лес; рубил дрова, заблудился и заночевал там; из-за деревьев вышли черти, стали плясать; бедняк был хорошим танцором, не выдержал, вышел и тоже начал плясать; черти спросили, откуда он пришел, и велели на следующий день прийти снова; когда он собрался домой, сказали: «А вдруг ты завтра не придешь, ты лучше что-нибудь оставь!»; бедняк ответил, что ничего не оставит; один из чертей заметил шишку на лице: «Хорошо будет, когда, увидев тебя, другие не узнают»; черти погладили бедняка по лицу, шишка исчезла; в деревне жил бай с такой же шишкой на лице; он расспросил бедняка, тот рассказал, что произошло в лесу; бай пошел и лег между деревьями; увидев, что черти пляшут, тоже начал плясать; танцевать он не умел, выходило плохо; черти сказали: «Ты, оказывается, не умеешь хорошо плясать, иди домой!» {текст на этом заканчивается, о добавлении второй шишки прямо не сказано}]: Арсланов 1992, № 4: 82-84; башкиры [у богача и у бедняка на лбу по шишке; бедняк заночевал в лесной избушке; пришли джинны, у них палки из золота; бедняк запел; сказал, что песня исходит из его шишки на лбу; джинны поменяли шишку на золотые палки; бедняк разбогател; богач пошел ночевать в ту же исбушку, стал петь; джинны были рассержены на обманувшего их человека; золотых палок не дали, а прилепили богачу вторую шишку]: Бараг 1992, № 46: 96.

Монголия. Халха-монголы (Мурэн, сомон Мурэн аймака Хувсгел; рассказчица – Томорийн Нямханд, 1937 г.р., родом из сомона Бурэнтогтох того же аймака, родители – скотоводы) [жил мужчина, у которого была шишка под ухом; была яма, в которой жили чутгуры; мужчина решил проверить, пошел туда; лег в яме, появилось нечто и достало его из ямы, воскликнув: «Что за животное в моей яме!»; мужчина увидел что-то расплывчатое, лег снова; все повторилось, потом еще раз и так до утра, пока нечто не сказало: «Какая славненькая, какая славненькая»; когда мужчина вернулся домой, он понял, что шишка пропала – чутгур ее забрал; у мужчины был знакомый, тоже с шишкой; узнав, что случилось с первым, второй тоже пошел к яме; все было так же, как и с первым, но голос в итоге произнес: «Какая гадость»; мужчина пришел домой и обнаружил, что у него теперь две шишки]: Дувакин 2011.

Япония. Японцы [старик с шишкой на правой щеке пошел в лес за дровами; спрятался от дождя в дупле; пришли лесные черти, стали петь и плясать; старик вышел и тоже стал плясать, чертями понравилось; ему велели прийти снова завтра; главный черт решил взять залог – шишку (наверное она счастье приносит); старик вернулся; другой старик с такой же шишкой на левой щеке на следующий день тоже пошел в лес; но чертям не понравился его танец; они отдали ему вчерашнюю шишку, прогнали]: Маркова 1956: 55-59.