Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

K80B. Отец убил, мачеха съела, ATU 720.

.14.-.17.23.26.-.32.38.

Мать или мачеха убивает мальчика, обычно кормит его мясом своего мужа, т.е. отца ребенка. Мальчик возрождается – обычно (сперва) в облике птички, рассказывающей о случившемся. Ср. мотив K80A.

Египет, кабилы, Марокко, баски, испанцы, каталонцы, португальцы, итальянцы, ладины, шотландцы, ирландцы, англичане, немцы (Баден-Вюртемберг; братья Гримм), голландцы, фризы, фламандцы, австрийцы, французы (Дофинэ), палестинцы, арабы Иордании, Сирии, Ирака, панджабцы, раджастанцы, маратхи, венгры, румыны, словенцы, болгары, греки, поляки, лужичане, чехи, словаки, русские (Архангельская), украинцы (Восточная Словакия, Угорская Русь, Екатеринославская, Черкасская, Полтавская, Харьковская, Черниговская), белорусы, удины, армяне, турки, персы, узбеки, язгулямцы, литовцы, латыши, ливы, эстонцы, сету, финны, шведы, норвежцы, фарерцы, датчане, чуваши, мордва, мари, коми, японцы.

Северная Африка. Египет, Марокко: El-Shamy 2004, № 720: 396-398; кабилы [муж ждет гостей, купил мясо, жена приготовила кускус, но все съела сама; тогда убила и приготовила маленького сына; дочь вернулась, все поняла, но промолчала; жена сказала мужу, что ее родители забрали мальчика к себе; все едят, кроме сестры; она сохранила часть косточек, спрятала в постели, орошала слезами; они срослись, превратились в птичку, птичка запела: мать убила, отец съел, сестра собрала кости; отец услышал птицу, хотел убить жену, но птица попросила не делать этого, чтобы сестра не осталась сиротой; птица улетела]: Таос-Амруш 1974: 131-133.

Южная Европа. Баски: Barandiaran 1962a, № 17 [мать сказала Каталине и Бернардо, что для вернувшегося первым из школы в шкафу будет чашка молока; Б. пришел первым, открыл шкаф, молока нет; мать велела сунуть голову глубже, отрезала голову, разрезала тело на части, сварила; пришедшей Каталине сказала, что Б. еще не возвращался; К. увидела в кипящем котле пальчик братца; мать велела отнести еду (т.е. сваренного сына) отцу; встреченная старушка научила попросить отца дать ей все косточки для игры, зарыть на огороде, ответить матери, что сажает чеснок; утром отец увидел выросшее в огороде дерево, на нем сидел Б., в одной руке апельсин, в другой – меч; он обещал отцу дать ему апельсин, если тот трижды перепрыгнет через меч; отец прыгнул, Б. перерубил ему шею; то же с матерью; сестре не перерубил, дал апельсин], 18 [мать велела сыну Pepito вернуться из школы в 9 утра, а дочери Пепите – в 11; когда Пепито вернулся, мать заперла его в комнате, где стол и ножи; велит последовательно снимать с себя предметы одежды, иначе грозит убить; велела заснуть, убила, разделала; вернувшейся дочери не велела смотреть под кровать; та посмотрела, там куски тела братца; мать послала ее отнести мясо брата отцу на обед; навстречу Св. Дева, велела забрать у отца косточки братца, зарыть в саду под грушевыми деревьями; отцу Пепита ответила, что кости хочет дать собаке; утром Пепито живой среди груш; мать просит у него грушу, тот отвечает, что мать его убила, отец съел, а сестра спасла; матери и отцу Пепито дал груши наполовину гнилые, а сестре дал хорошую]: 77-80, 80-82; португальцы [мать посылает сына и дочь с поручениями, обещает вознаграждение тому, кто вернется первым; это либо брат, либо сестра; мать убивает, готовит вернувшегося, велит другому ребенку отнести еду отцу либо есть ее самому; брат (сестра) встречает старушку, которая велит собрать все косточки, зарыть их под апельсиновым деревом, положить под подушку или еще куда-то; там, где кости были зарыты, оказывается ребенок с тремя апельсинами в руках; мать и отец просят по апельсину; ребенок не дает, ибо мать его (ее) убила, отец съел; сестра (брат) получает все три, поскольку она (он) его (ее) спас(ла)]: Cardigos 2006, № 720: 165-166; каталонцы [мачеха убивает пасынка, готовит его мясо, кормит отца мальчика; сестра мальчика собирает косточки, дает старушке; та превращает их в птичку, поющую: мать меня убила, отец меня съел, сестра горевала по мне; птичка дает отцу деньги, сестре платье, мачеху убивает жерновом]: Oriol, Pujol 2008, № 720: 142-143; испанцы [мать Хуанито и Урсулеты умерла, отец взял другую жену; она посылает детей за дровами, обещает пирожок тому, кто вернется раньше; мальчик прибежал первым, мачеха убила его, закопала под вишней; на ней появились ягоды, мачеха закатала их в пирог, велела У. отнести пекарю; из печи слышен голос Х.; мачеха велит У. отнести пирог отцу; старушка Урсулете: сама пирог не ешь, все косточки от вишен принеси мне; У. принесла, старушка превратила косточки в птичку, та поет: меня мачеха убила, отец не узнал; то же каменщикам, просит дать за песенку жернов; чеканщикам монет, просит мешок с монетами; женщинам – кусок полотна; сама все уносит; бросает сестре полотно, отцу – деньги, мачехе – жернов; он оказывается у нее на шее, она взлетает, затем падает в лес, до сих пор пытается сбросить жернов; старушка превращает птичку в Хуанито]: Шишлова 1971: 115-124; ладины: Uther 2004(2), № 720: 389-390; итальянцы (Швейцария) [дракон питался детьми, но лишь мальчиками; остался только его собственный сын четырех лет; дракон пошел в лес за дровами; отвечает жене, что два года уже не ел детей; жена спрашивает, убить ли их собственного сына; муж просит убить и приготовить, пусть дочка ему принесет; утром жена отрубила мальчику голову, порубила на части, приготовила, велела дочери отнести; та заплакала, но получив оплеуху, понесла отцу корзину с мясом; навстречу старушка-Мадонна; велит оставить корзину и привести теленка; сложила куски, оживила мальчика, отправила к добрым людям, велела помнить о своей доброй сестре; дочь отнесла отцу мясо теленка, тот не заметил подмены; с тех пор дракон с женой по ночам слышали песню: мать меня убила, сестра принесла, отец съел, ку-ку, я все еще жив]: Wildhaber, Uffer 1971, № 62: 232-234.

Западная Европа. Немцы: Grimm, Grimm 2002, № 253 [мачеха отослала дочь в лес, велела пасынку что-то достать из сундука, придавила его крышкой, разделала, приготовила; съела с мужем, а дочь беспокоилась, куда делся братик, и не стала есть; зарыла кости в саду, выросло грушевое дерево, птичка на нем стала петь: мачеха меня приготовила, отец съел, а сестра собрала и зарыла косточки, и вот я пою; с дерева упала шелковая перчатка, мачеха велела дочери отойти, (подошла сама), на нее упал жернов и убил]: 678; Hubrich-Messow 1988, № 48 (Баден-Вюртемберг) [жена всегда носит лесорубу обед в лес; однажды убила, сварила их сына, принесла мужу, он съел; слышит, как птичка на ветке поет, «Я милая птичка, меня мама сварила, отец меня съел»; дома жена сказала, что ребенок еще спит, а про птичку она не верит; утром в лесу муж опять слышит птичку, приводит послушать жену; на этот раз как только птичка закончила песню, дерево, на котором она сидела, упало и задавило женщину]: 86-87; французы (Дофинэ): Joisten 1991, № 59.1 [женщина послала сына и дочку за хворостом, обещала дать конфет тому, кто первый вернется; вернулся мальчик; она его убила, приготовила, дала горшок с мясом дочке отнести отцу; та встретила женщину, она велела принести ей все косточки, превратила их в птичку, велела не открывать корзинку, иначе птичка улетит; девочка открыла, птичка вылетела, стала петь: я маленькая птичка, мать меня приготовила, отец съел, дама создала; сапожник попросил повторить, дал за это башмаки; портной дал одежду; мельник дал жернов; птичка убила мать жерновом, одежду и башмаки дала сестре, улетела], 59.1 [мать послала семерых дочерей за хворостом; первой вернулась Адель, последней Батистин; мать убила, приготовила Б., послала А. отнести отцу обед; навстречу женщина, просит принести ей косточки; возникшая птичка поет: мать меня убила, сестра принесла, отец съел; отец с шестью старшими дочерьми стали искать Б., дома нашли следы крови; отец убил жену], 59.3 [отец ушел в лес, мать велела Жану убрать постель, Маргерит – стирать (va laver); Ж. вернулся первым, мать велела ему достать яблоко из сундука, закрыла крышку, убив его, приготовила, М. увидела в братца в кастрюле; мать велит достать яблоко – как с Ж.; отец находит останки детей в кастрюле, бьет жену], 59.4 [женщина говорит дочке и падчерице, что даст конфету той, которая первой вернется из школы; падчерица вернулась первой, мачеха ее убила, стала жарить в масле, дочку послала за водой; затем велела той отнести обед отцу; по пути птичка велит принести ей все косточки, сделает другую птичку; эта птичка поет: мать меня убила, отец меня съел; мачеху судили], 59.5 [мать посылает троих детей за хворостом, обещает яблоко тому, кто вернется первым; это младшая дочка, мать ее зарезала, приготовила, послала сына отнести обед отцу; тот бросил кости у дерева, кости поют: ку-ку, мать меня убила, брат принес, отец съел; муж бил жену палкой], 59.6 [жена дровосека посылает детей за хворостом, обещая конфету тому, кто вернется первым; мальчик старше, приходит первым, мать его убивает, варит; девочка приподнимает крышку, видит брата, говорит, что плачет из-за огня; мать велит ей отнести обед отцу; сама она отказывается есть, собирает косточки; те поют: ку-ка-ре-ку, мать меня убила, отец меня съел, сестра меня оплакала], 59.7-15 [(еще 7 текстов)]: 330-331, 331-332, 332-333, 333, 333-334, 334, (334-337); шотландцы, ирландцы, англичане, голландцы, фризы, фламандцы, австрийцы: Uther 2004(2), № 720: 389-390.

Передняя Азия. Палестинцы [соседка подговаривает сирот посоветовать их отцу жениться на ней; готовя еду для мужа, незаметно сама все съедает, велит падчерице позвать брата, убивает, готовит того вместо животного; сестра зарывает кости; когда отрывает, там мраморный сосуд, из него вылетает птичка; птичка кричит людям, что мачеха его убила, отец съел; бросает гвозди в рот обоим, те умирают; птичка снова превращается в мальчика]: Muhawi, Kanaana 1989, № 9: 98-102; арабы Сирии [царь заболел, индийский лекарь говорит, что его вылечит лишь живая вода с Кораллового острова; старший Аладин отправился в путь; из земли выскочил белый пес, попросил еды; А. схватился за лук, пес убежал; на развилке одна дорога к Золотому городу, другая к Серебряному, третья к Смерти; А. едет к Золотому городу, там все из золота, А. растратил все деньги, стал работать в кофейне; то же средний сын Madschd ad-Din (остался в серебряном городе); младший Хасан кормит пса, тот говорит, что Красный царь ему благодарен, советует ехать по дороге Смерти; пытается сорвать два цветка, они исчезают, он слышит голоса братьев; из земли вновь появляется пес, обещает доставить на Коралловый остров, перелетает туда по воздуху; велит войти во дворец, где демоны, крикнуть, «Аштарот, умри!»; демоны умрут, надо взять сосуд с живой водой, но ничего больше; Х. берет ожерелье, демоны хватают Х., А. велит принести шапку-невидимку; пес приносит к пещере, у входа лев, перед ним ячмень, и конь, перед ним мясо; Х. переставил местами еду, навстречу девушка с шапкой-невидимкой; Х. схватил шапку, но затем вернулся к девушке, та стала демоном и схватила его; лев и конь спасли его, но девушка вырвала свою шапку назад, велела принести большую жемчужину; пес перенес Х. к колодцу; в нем дверь, зал, там девушки, одна даст жемчужину; все так и случилось, Х. поменял жемчужину на шапку-невидимку, шапку на воду бессмертия, пес прилетел с ним в Золотой город и в Серебряный город за братьями, они вернулись домой, отец выздоровел, сделал Х. наследником, женил на индийской принцессе]: Kuhr 1993: 169-176; Ирак, Иордания: El-Shamy 2004, № 720: 396-398.

Корея. Корейцы: Uther 2004(2), № 720: 389-390.

Южная Азия. Панджабцы, раджастанцы, маратхи [My mother slew me, my father ate me; the juniper tree]: Jason 1989: 33.

Балканы. Венгры, румыны, словенцы, болгары, греки: Uther 2004(2), № 720: 389-390.

Средняя Европа. Поляки [после долгого бесплодия, женщина зимой видит повешенное на березу яблоко; срывает, хочет очистить, порезалась, капля крови упала на снег; она просит дитя как снег белого, как яблоко зрелого, как кровь румяного; береза говорит, что ее желание исполнится; она рожает сына и умирает; муж женится снова, у второй жены дочь; мачеха предлагает мальчику взять яблоки из сундука, захлопывает крышку, отрезав мальчику голову; сажает на диван, привязав голову платком; дочь говорит, что братец не отвечает ей; женщина велит его дернуть, голова отваливается; женщина велит дочери отнести тело в сад, чтобы утром отнести в лес волкам; девочка оставляет его под березой, могила открывается, приняв тело, и вновь закрывается; из могильных цветов вылетает птичка, поет, что мачеха его убила, сестра похоронила; нескольким людям нравится, они просят спеть еще, птичка каждый раз требует в уплату мелкое украшение с католической символикой; у монаха берет зажженный фитилек для свечей; отцу бросает эти подарки, фитильком поджигает волосы мачехи, та гибнет]: Домбровский 1992: 127-135; лужичане, чехи, словаки: Uther 2004(2), № 720: 389-390; русские (Архангельская), украинцы (Восточная Словакия, Угорская Русь, Екатеринославская, Харьковская), белорусы ["Мать меня убила, отец меня съел": мачеха убивает пасынка, варит его мясо и дает съесть отцу; останки мальчика, похороненные его сводной сестрой, превращаются в птицу, которая поет про злодеяния мачехи, приносит подарки отцу и сестре и жернов, которым убивает мачеху; птица принимает облик мальчика]: СУС 1979, № 720: 181; украинцы (Благовещенка Александровского у. Екатеринославская) [Были муж и жена и был у них один сын и девочка. Родная мать мальчика умерла, отец взял себе другую жену. Она так возненавидела того мальчика, что из-за него заболела, вот-вот умрёт. Муж спрашивает, что она желает и могло бы её спасти. Она говорит, что если бы он убил парня и наварил его мяса, то она бы поправилась, когда поела. Муж выходит во двор и делает дубину. Мальчик спрашивает, что он делает и зачем. Отец отвечает, что это дубина убивать его. Ударяет парня по лбу, вносит в дом, режет, варит и даёт жене. Та поела и выздоровела, а сестра мальчика пособирала его косточки, завернула в рушник и зарыла под порогом. В полночь из тех косточек вылетел голубок, сел на окошке и стал петь о том, что случилось. Скоро по этой песне обо всём узнали люди, вывели обоих в чисто поле, расстреляли и пустили пепел по ветру]: Манжура 1890: 57; украинцы (в Полтаве, на Кобыщанах) [Дед и баба, у них двое детей – сын и дочь. Дочь они любят, а сына нет. Наступил голод, у них ни крошки хлеба, ни пылинки муки. Они решают зарезать сына, всё равно он лодырь. Режут, мясо ставят в чулан, чтобы дочь не видела. Сын и дочь очень любили друг друга и были всегда вместе. Дочь спрашивает отца, где её братик. Тот отвечает, что ушёл куда-то играть. Она ждёт, ждёт – нету, спрашивает у матери, где её братик, почему его так долго нету. Мать велит ей отцепиться. Дочь понимает, что что-то неладно, становится сама не своя. Когда вечером дед с бабой куда-то отлучились, она начинает искать. Ищет-ищет, все уголки обшарила. Заглядывает в чулан, находит останки братика, плачет. На следующий день баба готовит еду, печёт мясо. Садятся обедать и зовут дочку. Та не идёт, говорит, что не голодна. Они уговаривают её съесть хоть немного мясца. Она говорит, что не хочет. После обеда она перемывает ложки, собирает кости, закапывает под столом и поливает водой. И так поливает их каждое утро и вечер. Через некоторое время из тех косточек вылетает красивый голубь. Баба спрашивает, откуда у них такой голубь взялся, наверное, приблудный, отбился от стаи. Дочь говорит, что наверное, он от ястреба прятался. Когда садятся обедать, голубь взлетел на жёрдочку и кричит: Батюшка режет, душа моя! Матушка печёт, душа моя! Сестрица-приборщица мои косточки прибрала, под столом зарыла, утром и вечером поливала, буркуку, буркуку (междометие, передающее воркование голубя)! Те слышат, обомлевают, не могут вымолвить ни слова. После обеда старик спрашивает старуху, что теперь делать. Та предлагает зарезать голубя. Дочь подслушивает, когда они ложатся спать, выпускает голубя. Просыпается баба, хочет зарезать голубя, спрашивает дочь, где он. Та говорит матери, что не знает: он был в клети между кур. Старуха решает, что его украли дети. Только они садятся обедать, как голубь бьётся в окно, садится над окном и кричит свою песню. Дед и баба пугаются, пробуют поймать голубя в силок, но это не удаётся. Как только его сгонят с хаты, он садится снова, а когда обед, прилетает к окну и поёт. Стали и люди замечать, что голубь всё время на хате сидит. Дед бросает в него комья земли, палку, но согнать голубя не удаётся. Как-то раз у соседа молотят на току. В обеднюю пору слышат песню, молотильщики обнаруживают голубя, врываются к деду в хату, дед сознаётся. Его привязывают к хвосту коня, а бабу к другому коню, кони разносят их в поле. Дочь удачно выходит замуж и живёт в достатке]: Рудченко 1870, № 14: 35-38; украинцы (с. Ягубец, Христиновский р-н, Черкасская обл.) [Жена умирает. Остаётся муж с двумя детьми. Берёт детям мачеху, она невзлюбила мальчика, настраивать против него мужа. Через некоторое время они, зарубив мальчика, варят его и едят. Сестричка-«попратничка»  (прятальщица) собирает косточки, закапывает под явором. Из тех косточек вырастает голубь. Он садится на явор, видит чумаков. Выпрашивает у одних чумаков кирпичик, у других камушек, у третьих жупан. Летит, садится на избу, начинает красиво петь. Отец выходит посмотреть, кто так красиво поёт. Голубь бросает кирпич и убивает его. Потом выходит мачеха посмотреть, кто так красиво поёт. Голубь бросает на неё камушек. Потом говорит: «А-бру-ку-ку-ку, сестричка моя, выйди-ка сюда, я что-то тебе дам, я что-то тебе дам – зелёный жупан». Выходит сестричка, он бросает на неё жупан, сам слетает на двор и превращается в мальчика. Сестра и брат начинают жить вдвоём [Зінчук 2009, № 24: 33]; украинцы (записал шурин Пантелеймона Кулиша, Василь Билозерский возле Борзны на Черниговщине) [Жили муж и жена, а у них два сына. Погнали они кабанчика в сад пасти. Кабанчик роется, роется и зашёл далеко. Старший сказал младшему, чтобы тот пошёл и завернул, а тот ответил, что не хочет. Старший брат убил младшего в месте изрытом свиньями и закопал под хаткой. Через год или два вырастает ясенок. Едут гончары с купцами. Гончары предлагают срезать ясенок и сделать дудочку. Дудочка говорит: помалу, малу, купчинонька, играй, не порази моего сердечка вконец! Брат меня убил, со свету свёл за того кабанчика, что в саду рыл! Просят поиграть гончары, дудочка им поёт то же. Отец и мать услышали, просят тоже поиграть. Дудочка говорит то же самое отцу, матери. Брат стоит бледный, боится, что узнают. Дали ему заиграть: помалу, малу, братик, играй, не порази моего сердечка вконец! Ты же меня убил, со свету свёл за того кабанчика, что в саду рыл! Тогда узнают все, но ещё просит бабушка. Дудочка поёт ей. Тогда все верят. По младшем брате ставят поминальный обед, а старшего привязывают к конскому хвосту и разносят его на косточки]: Кулиш 1847: 76-77.

Кавказ – Малая Азия. Удины [жена заболела, сказала мужу, что хочет мяса их сына Арсумана; его зарезали; когда пришла дочь, мать сказала, что суп в нише в стене; девочка увидела там пальчик брата; она принесла его в церковь, он превратился в птичку; она прилетела к торговцу, спросила, что он даст за песенку; он обещал кусок шелка; птичка: Я маленькая птичка, меня отец убил, мать съела, сестра была ко мне добра; затем к продавцу булавок, тоже спела, получила коробку булавок; к сапожнику – пару туфель; к продавцу других булавок – опять булавки; булавки бросила в лицо отца и матери, ослепив их; сестре дала туфли и шелк, улетела навсегда]: Dirr 1922, № 16: 86-87; армяне [мачеха ненавидела пасынка, велела мужу отрезать ему пальчик, чтобы она съела его и поправилась; мальчик умер; мачеха собралась съесть пальчик, тот превратился в ласточку, запел, что он мизинчик, отрубленный отцом, съеденный мачехой, стал теперь ласточкой]: Арутюнян 2007: 43; турки: Uther 2004(2), № 720: 389-390.

Иран – Средняя Азия. Персы (Керман) [после смерти жены остались маленькие сын и дочь; отец взял другую жену; та предлагает мужу и пасынку договориться: кто больше за день срежет колючек, тот отрежет другому голову; мальчик срезал больше отца; тот послал его пить, переложил несколько колючих кустов себе; теперь его ноша тяжелее, он отрубил сыну голову; велит приготовить из нее суп; сестра узнает голову брата по волосам; рассказывает учителю-мулле; тот велит не есть суп, собрать кости, помыть розовой водой, закопать в углу сада; каждую пятницу, читая Коран, поливать это место розовой водой; девочка так и делает; на седьмой четверг слышит песню соловья, поющего о судьбе ее брата; это брат стал соловьем]: Lorimer, Lorimer 1919, № 14: 89-93; узбеки: Uther 2004(2), № 720: 389-390; язгулямцы [у человека две жены, неверная и мусульманка; дети неверной умерли, сын и дочь (младше брата) живы, но их мать умерла; неверная говорит мужу, что заболела, ее вылечит мясо пасынка; мальчик велит сестре собрать его кости; отец убил сына, мачеха съела, сестра собрала кости, они стали голубем, он поет: отец убил, мать (т.е. мачеха) съела, сестра собрала косточки; люди просят спеть еще, он поет за золото; за сахар; просит отца с женой открыть рот, бросает мачехе золото, она подавилась и умерла; отцу – сахар, он остался жив]: Грюнберг, Стеблин-Каменский 1976, № 41: 358-361.

Балтоскандия. Литовцы: Кербелите 2014, № 55 [мачеха-ведьма велит отцу зарезать мальчика; съела его; сестра собрала кости, сунула под крышу; кукушка снесла яички, кукушонок подрос стал петь: отец резал, мачеха ела, сестра собрала кости, кукушка высиживала; отец позвал мачеху послушать; кукушонок схватил жернов, бросил, убил мачеху], 56 [мачеха-лауме требует, чтобы муж зарезал ей пасынка; сперва тот зарезал зайчика, но ворон кричит об этом; тогда мальчика (вар.: мачеха просит пасынка взять из сундука яблоко и убивает его, захлопнув крышку); сестра сложила кости братца в гнездо снегиря; тот их высидел, мальчик возродился, поет: отец зарезал, мать съела, сестрица собрали кости, снегирь высидел (иногда лауме заставляет мужа тоже есть мясо сына); один купец дарит за песню ткани, другой – жернов; мальчик бросает ткани сестре, жернов – на голову мачехи], 57 [примерно как в Лёбите]: 125-126, 126-128, 128-130; Лëбите 1965 [мать умерла, оставив дочь Элените и сына Юргюкаса; мачеха-Лаума хочет его съесть, велит мужу зарезать; тот сперва пытается дать ей мясо свиньи, коровы, зайца, наконец, режет сына; Э. кладет кости брата в гнездо соколу, из них возникает голубь; он поет о случившемся, купцы всякий раз дарят ему деньги, добро, мельники дарят жернова; Голубь вызывает на крыльцо отца, Элените, бросает им добро; вызывает Л., бросает на нее жернов, она умирает, голубь превращается в живого Ю.]: 108-110; латыши: Арийс, Медне 1977, № 720 [Мачеха убивает братца. Мачеха ненавидит пасынка и падчерицу. Когда братец наклоняется над ларем за яблоком, она крышкой отрубает ему голову, а затем косынкой привязывает ее к телу. Сестрица трогает братца, и у него отваливается голова. Мачеха варит братца и дает съесть отцу. Сестра собирает кости, завязывает в шелковый платок и кладет в гнездо в дупле. Там появляется птичка и поет: «Мачеха меня убила, отец меня съел, сестрица мои кости собрала, положила в гнездо, чибис меня высидел». За красивое пение сапожник дает птичке туфли, золотокузнец – часы, мельник – жернов. Птичка бросает туфли сестре, часы – отцу, на мачеху сбрасывает жернов и убивает ее. Птичка превращается в человека]: 314-315; Бривземниакс 1887, № 129 (Лифляндия) [жена умерла, муж взял другую, мачеха хочет избавиться от пасынка и падчерицы; послала падчерицу принести воды ситом; убила, сварила пасынка, велела падчерице отнести обед отцу; тот все съел, сестра положила косточки братца в гнездо синицы; синица их высидела, вылупившаяся птичка улетела в город, стала петь: мачеха меня убила, отец съел, сестра собрала косточки; господа просят спеть еще, птичка велит дать ей за это золотой венок, кунью шапку; стала петь на мельнице, получила жернов; прилетела домой, дала сестре золотой венок, отцу – кунью шапку, на мечаху сбросила жернов и убила ее]: 267-269; ливы [мачеха убивает мальчика-пасынка, готовит еду из его мяса, посылает его отцу; кости мальчика превращаются в кукушку {вероятно, кукушка рассказывает о случившемся}]: Loorits 1926, № 7: 89; сету [у мужа с женой сын лет 12-ти и дочь постарше его; муж пошел работать, велит жене прислать мяса; она приготовила курицу, ему мало; хотела убить овцу, но пожалела; решила убить сына; велела наклониться над сундуком, в нем сладкие яблоки, захлопнула крышку, отрезав мальчику голову, мясо сварила; муж пришел, съел; сестра поняла, что это брат, собрала в платок косточки; душа мальчика воробьем полетела в город, стала петь на крыше ювелира; дочь ювелира услышала, ювелир подарил птичке серебряное украшение; то же на крыше мастера прялок, тот подарил прялку; к кузнецу, тот подарил молот; птичка стала петь у отцовского дома; отец вышел, птичка убила его молотом, снова стала мальчиком; мальчик подарил сестре украшение и прялку]: Sandra 2004: 232-233; эстонцы [мачеха дает дочери котелок, падчерице сито принести воды; падчерица замазала тиной отверстия, принесла; мачеха дала дочке хлеб с маслом, а падчерица сказала, что ее доля в сундуке; та заглянула в сундук, мачеха захлопнула крышку, отрубив девочке голову; сварила суп, отнесла работникам на сенокос; старшая сестра увидела пальчики сестренки, не стала есть, собрала косточки, положила в пустой пень, сверху цветы; косточки обросли плотью, стали кукушкой; стала петь: отцу подарю серого жеребенка, матери – золотое ожерелье, мачехе бросила на шею жернов, улетела в лес, с тех пор кукует]: Järv 2016: 57-58; финны, шведы, норвежцы, фарерцы, датчане: Uther 2004(2), № 720: 389-390.

Волга - Пермь. Чуваши: Uther 2004(2), № 720: 389-390; мордва: Евсевьев 1964, № 22 (эрзя) [мать умерла, остались брат и сестра, мачеха послала их за ягодами, они заблудились, Баба-Яга стала откармливать, они предложили ей показать, как сесть на лопату, толкнули в печь; брат возвращается за оставленными сестрой колечком и пояском, попробовал сала, что было у Бабы-Яги, стал барашком; мачеха велит мужу его зарезать; девочка не ест мясо братца, положила кости в голубиное гнездо, вылетели два голубя; сестра просит торговца продать ей нож, за это голуби ему споют; голуби: отец меня зарезал, мачеха сварила, сестра собрала; сестра накормила мачеху иголками, та умерла]: 178-179; Шахматов 1910 (Сухой Карбулак Саратовского у.) [Старик и старуха, у них сын и дочь. Старушка заболевает и умирает, её хоронят. Дочь и сын просят отца взять мачеху. Он согласен, если та понравится им. Дети говорят ему, что мачеха сошьёт новую рубашку. Старик берёт мачеху. Мачеха говорит, что останется с ним, если он зарежет своего сына, иначе не станет жить с ним. Старик режет сына, старуха варит его, готовит щи. Старик и старуха садятся есть, дочь прогоняют на полати. Они выхлёбывают щи, кости бросают в сторону девочки; та их собирает, завязывает в белый платочек, кладёт на брус. Косточки превращаются в голубка, начинают петь: «Гульдирь-гув-гув-гув, тятенька меня зарезал; гульдирь-гув-гув-гув, мачеха меня сварила; гульдирь-гув-гув-гув, они съели меня без пирога (без хлеба); гульдирь-гув-гув-гув, они перекидали меня на сестру; гульдирь-гув-гув-гув, сестрица меня собрала; гульдирь-гув-гув-гув, она завязала меня в белый платок; гульдирь-гув-гув-гув, она положила меня на брус; гульдирь-гув-гув-гув, я сделался голубком». Старуха слышит пение, велит старику посмотреть, кто поет. Старик лезет на печку, голубок соскакивает с бруса, улетает в печное окошко. Летит, смотрит - навстречу шильный торговец. Просит у него горсть шильев, обещает спеть песню. Торговец даёт горсть шильев. Голубок садится на дугу шильного торговца, поёт свою песенку, улетает. Навстречу игольный торговец. Он просит у него горсть иголок, обещает спеть песню. Игольный торговец даёт горсть иголок. Голубок садится на дугу игольного торговца, поёт свою песенку, улетает. Навстречу торговец мёдом. Голубок просит у него ложку мёду, обещает спеть песню. Торговец мёдом даёт ложку мёду. Голубок садится на дугу торговца мёдом, поёт свою песенку, улетает. Прилетает домой, влетает в сени, садится над дверью, начинает петь свою песенку. Отец слышит, выходит в сени, смотрит вверх, разинув рот. Голубок бросает ему в рот горсть шильев. Старик давится, умирает. Голубок опять поёт. Мачеха слышит, выходит в сени, смотрит вверх, разинув рот. Голубок бросает горсть игл, мачеха давится, умирает. Голубок опять поёт. Сестричка слышит, выходит в сени, смотрит вверх, разинув рот. Голубок бросает в рот своей сестре ложку мёду]: 337-340; мари: Четкарев 1948 [Отец меня зарезал, мачеха съела: мачеха и отец убивают сына, варят его мясо и едят; останки мальчика, похороненные его сестрой в дупле дуба, превращаются в птицу, которая поет про злодеяния мачехи и отца, посылая на отца две детские пеленки, а на мачеху – иглы, убивает их; птица принимает облик мальчика]: 11-15 (пересказ в Сабитов 1989, № 720: 42); (ср. мари [архив, TMO: 39); первая жена умерла, оставив сына; новая отказывается жить вместе с мальчиком – заколола его, сварила, скормила свинье; котел кипит, ночью поет петух: «Отец поймал, мать зарезала»; во время пения петуха мальчик, которого варили в котле, три раза спел, как кукушка; открывают дверь – вылетела кукущка, «Ку-ку, ку-ку, отец поймал, мать зарезала! Теперь ловите меня, улечу в большой лес, глубокий овраг!» И сейчас кукушка поет так же]: Юзиева 2016: 125).

Япония. Японцы (повсеместно, но не на Рюкю) [отец обещает привезти подарки; дети (число различно: один в 23 версиях, два в 31, три в 17, четыре в 1; все варианты распределены бессистемно) просят зеркало, шкатулку для шитья, гребень, украшение для волос, игрушки; мачеха велит детям наполнить котел, нося воду ситом; нагреть воду, используя в качестве топлива камни или мокрую солому; нарубить веток ложкой (или ногтями); буддийский жрец кладет рукав в сито своей одежды; продавец масла поливает камни маслом; когда вода нагрелась, мачеха кладет сучья вокруг костра, велит детям перешагивать, они падают в котел, сварились, их зарывают вокруг дома; из останков вырастает бамбук; бродячий монах просит бамбук сделать флейту; мачеха не велит играть на ней лицом к востоку, куда ушел отец детей; он нарушает запрет, флейта играет "я не хочу больше подарков", "скучаю без отца", "не могу носить воду ситом"; отец торопится домой, находит тела детей под бамбуком, иногда он слепнет от слез; мачеху изгоняют; казнят; муж убивает ее; она превращается в крота; падает в реку и тонет; ее режут, из ее тела появляются блохи и вши; ее тащат через тростник, поэтому корни тростника красные; когда слезы отца падают на землю, дети возрождаются, либо дети поднимаются к небу, становятся луной и звездой; флейта вновь превращается в ребенка; когда на флейте играют, обращаясь к мертвому ребенку, слышно "отец дома", ребенок оживает; либо детей оживила их покойная мать; отец выкапывает тела, дети живы]: Ikeda 1971, № 720: 166-167.