Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

K100E. Опасные сказки. .23.26.28.29.33.34.

Сказки действуют как отдельные персонажи: обычно пытаются причинить людям вред, полагая, что некий человек относится к ним без должного уважения.

Непальцы, байга, агариа, корейцы, украинцы (Полтавская), белорусы, ингуши, казахи, тувинцы, южноалтайские тувинцы, буряты.

Южная Азия. Непальцы [каждый вечер царь засыпает, не дослушав сказку; богиня сказок является министру во сне, велит слушать до конца; царь снова засыпает; богиня во сне говорит министру, что убьет царя: подложит ему в еду иглу; если царь избежит, на него во время отдыха на охоте упадет дерево; если опять останется жив, она подпустит ему ядовитую змею; если министр проговорится, он превратится в камень; министр находит иглу в еде, успевает оттолкнуть царя прежде, чем на него упала огромная ветка; убивает в спальне змею, капля крови упала на щеку царицы, министр потянулся ее смахнуть, царь проснулся, велел повесить министра; тот все рассказал, окаменел; царь больше не слушал сказок, а когда слушал, то до конца]: Sakya, Griffith 1980: 25-27; байга [после ужина батрак просит крестьянина-гонда рассказать сказку; тому лень, он ложится спасть; батрак видит и слышит, как 4 сказки вышли из чрева гонда и решили его убить, раз ему лень их расказывать; первая: когда гонд придет к сыну, первый глоток еды превратится в иголки, он их проглотит и умрет; вторая: стану деревом, упаду на него; третья: стану змеей, укушу его; четвертая: я нашлю воду, когда он станет переходит реку, она его смоет; слуга выхватывает еду, велит быстро пробежать мимо дерева, убивает змею, вытаскивает хозяина из воды; тот требует рассказать, в чем дело, слуга окаменел; невестка гонда бросила об этот камень своего ребенка, батрак ожил; но гонд прогнал его; так что «не верь гонду, женщине и сну»]: Elwin 1944, № XIII.1: 302-303 (перевод в Зограф 1971, № 28: 128-130); агариа [раджа обещает столько денег, сколько сам весит, тому, кто его рассмешит; кривой и хромой человек знал, что садху знает много историй, попросил его рассказать, но садху прогнал его; человек заснул в лесу; внутри садху жили четыре истории; одна исцеляет слепоту, другая – хромоту, третья заставляет смеяться, четвертая – плакать; во сне человек исцелился, но забыл слова трех историй, запомнив лишь те, от которых смеются («связи вверху, бей внизу»), поэтому проснулся, опять став кривым и хромым; от слов человека раджа рассмеялся, но попросил рассказать всю историю; тот рассказал: уезжая, ревнивый раджа привязывал жену за волосы к балке; его друг мерил ее гениталии пальцами; раджа дал кривому-хромому обещанное вознаграждение]: Elwin 1944, № XIII.2: 303-304.

Корея. Корейцы: Cho 2001, № 111 [мальчик любит истории, но хранит записи в повешенных на стену тыквах; вырастает, готовится к свадьбе; слуга слышит, как истории готовятся погубить юношу; обещают превратиться в различные объекты, соприкосновение с которыми принесет смерть; ручей (если юноша попьет из него, то умрет), ягоды у дороги (умрет, если съест), меч на стене (сорвется на шею юноши во время свадьбы); слуга гонит лошадь, не давая попить, поесть; отталкивает жениха, когда падает меч; не позволяет сжечь истории, но советует их распечатать, чтобы все знали]: 212-214; Zŏng 1952, 68 [примерно как в Cho 2001]: 154-156; Пак 1991 [примерно то же; войдя в брачный покой хозяина, убивает змею]: 212-215.

Средняя Европа. Украинцы (Полтавская), белорусы [Верный слуга спасает барина от мести трех коляд (сказок): барин, рассказывая в рождественскую ночь сказки, засыпает; его слуга подслушивает под окном разговор трех коляд, решивших погубить заснувшего рассказчика; далее как в сказках типа 516 (Верный слуга)]: СУС 1979, № 516*: 148.

Кавказ – Малая Азия. Ингуши [брат женился, созвал прядильщиц, прядильщицы и сестра попросили его рассказать сказку, он отказался, лег спать; сестра заглянула к нему, увидела трех духов, осуждающих его за отказ рассказать сказку; первый отправит его завтра за шубой к тетке, станет гончей, укусит, он умрет; второй станет змеей, пролезет в левый рукав шубы, укусит, когда человек попытается ее надеть; третий: кто слышал и перескажет, окаменеет; сестра поехала с братом, убила гончую ножницами; отрезала шубе левый рукав; брат велит объясниться, сестра рассказала, окаменела; брат лег у камня; во сне услышал: убей сына, полей его кровью камень, сестра оживет; жена сама держала ребенка, муж резал, сестра ожила; когда вернулись домой, их встретил оживший ребенок]: Мальсагов 1983, № 36: 159-160.

Туркестан. Казахи [есть обычай в ночь свадьбы, до того как жених с невестой вернутся в родительский аил, рассказывать друг другу сказки; жених отказывается рассказывать, все недовольны; сестра невесты думает, что теперь жених рассказывает сказки невесте; подходит к юрте послушать и видит двух духов; сказка о насекомых обещает стать ручьем, жених напьется, превратится в насекомое; сказка об оружии обещает стать золотым ножом, жених порежется, сам превратится в нож; утром сестра жены первой доскакала до ручья, опоганила воду; разломала нож; обо всем рассказала отцу жениха, ее одарили]: Сидельников 1962: 159 (=1971(2): 139-141).

Южная Сибирь – Монголия. Тувинцы (Улуг-Хемский район; несколько вариантов) [старшая дочь с мужем приехали к старикам и младшей сестре; зять знает три сказки, но не хочет рассказывать; младшая сестра-провидица видит, как духи-хозяева трех сказок сидят на пороге и спорят, с кого начинать; не дождавшись рассказа, они обещают превратиться в лук, стрелу и нож на пути зятя; а если та, которая нас видит и слышит, предупредит, то пусть превратится в каменное изваяние; девочка едет со старшей сестрой и зятем; увидев лук, рвет тетиву; стрелу – ломает наконечник; нож – ломает; девочку побили, дома стали мучить работой; приехали отец с матерью, тоже бранят; она схватилась за хвост козы и все рассказала, окаменела коза; девочку благодарят]: Самдан 1994, № 4: 271-275; тувинцы (урянхайцы) [ханский сын и сын нойона отправились странствовать; сын нойона знал языки птиц и зверей; слышит разговор ворона и вороны на золотом тополе; пусть ханский сын увезет Шюриндын-хатын, дочь Толиндын-хана; для этого сделать телегу и достать павлина; она выйдет посмотреть; сын нойона выучился кузнечному ремеслу, а затем и плотницкому, а сын хана не смог выучить плотницкое ремесло; у сына нойона была бумажка, он превращал ею дерево в золото и серебро; они увезли девушку; те же вороны: на пути попадутся три пары сапог, три шубы, три оседланные лошади – нельзя брать, садиться; затем будет Абырга-могой в 10 саженей; сын нойона все изрубил; капля крови змея упала на лицо Ш., сын нойона хотел ее слизать, сын хана решил, что тот пытался поцеловать его жену; сын нойона обиделся, превратился в камень; Ш. стала держать чашку, чтобы с неба капнула живая вода; устала, попросила мужа, тот заснул, пролил; капля оживила сына нойона, но он утратил способности; если бы была и вторая капля, люди бы обладали знаниями]: Потанин 1983, № 162: 542-544; южноалтайские тувинцы [хороший рассказчик женился на ханской дочери, но в день свадьбы отказался рассказывать сказки; вечером послал мальчика в пустую юрту за забытым ножом; тот подслушал разговор троих незнакомцев; за то, что юноша отказался рассказывать сказки, владыки знаний убьют его; один нашлет грозу; второй сбросит на ложе кусок скалы; третий повалит на ложе дерево; того, кто ему об этом расскажет, унесет вода; на следующее утро мальчик все рассказывает, утверждая, что все это рассказал черный ягненок; тут же земля разверзлась и поток воды унес ягненка]: Таубе 1994, № 18: 186-187; буряты (Агинский район Читинской обл.) [один охотник знал много сказок, другой видел духов; попросил первого рассказывать сказки; увидел, как отовсюду собираются духи; одна старуха села на нос сказочника, а потом упала на тех, кто сидел на коленях; видящий духов рассмеялся, сказочник обиделся и замолчал; духи стали думать, кого они должны наказать; на следующий день расхохотавшийся убил на охоте кулана; его хозяйкой была та старуха]: Баранникова и др. 1993, № 16: 219-221.