Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

L27A. Один съеден, другой убегает. .21.26.34.38.(.65.)

Сестры или брат и сестра оказываются в одном доме с антагонистом, о каннибализме которого они лишь догадываются или не знают вообще. Стараясь скрыть свои действия, людоед съедает одного из детей. Другой или другие бегут, антагонист преследует их и гибнет. Обычно антагонист – женского пола, а если мужского, то не испытывающий к жертвам сексуального интереса. (В Центральных Андах сюжет мог быть заимствован в 19 в. от китайских мигрантов; см. мотивы J47, M21).

Мизо, китайцы (Хунань, Цзянсу, Чжецзян {особенно много версий}, Фуцзянь, Шаньдун, Гуйчжоу, Гуандун, Юньнань, Хубей, Шаньси, Аньхой, Сычуань {1 версия}, Маньчжурия {1 версия}), корейцы, намузи, пуми, лоло, чуань мяо, монголы Ордоса, японцы (включая север Рюкю), (кечуа деп-та Ламбайеке, Уануко, Cан-Мартин, Анкаш, Хауха, Арекипа, Куско).

Северо-Восток Индии. Мизо (лушеи) [родители отправляют Nuchhimi и ее сестру отнести их тете свиную ношу; на развилке дорога к тете чистая, на дороге к Hmuichukchurudini кучи веток и листьев; Х. подслушала, расчистила свою дорогу, завалила мусором другую; сказала сестрам, что она их тетя; сестры легли во дворе; у сестры Н. была ранка на голове, Х. стала ее сосать; сказала, что кусают клопы; к утру съела девушку; Н. увидела кости, сказала, что плачет от дыма; Х. закрыла ее в корзине, пошла на участок; мышь освободила Н., она прибежала домой; пока Х. нет дома, родители Н. положили яйцо ей в очаг, шершня в постель, змею в бамбуковый сосуд, подрубили столбы веранды, привязали там свирепую козу; пришла Х., ее ужалила змея, яйцо взорвалось ей в лицо, шершень укусил в постели, веранда упала, коза забодала]: McCall 1949: 92-94; (ср. качин [мать ушла за дровами, велела дочерям не отпирать дверь; Тигр притворяется матерью, говорит, что ее глаза покраснели от перца, руки испачкались от работы; девушки открывают, прячутся на дереве; старшая советует намазать ствол дерева маслом, но средняя – сделать на нем зарубки; бог спускает с неба золотой сосуд на веревке, поднимает девушек; Тигра он поднимает в глиняном сосуде с гнилой веревкой, Тигр падает, разбивается; старшая сестра становится солнцем, средняя луной, младшая звездой]: Касевич, Осипов 1976, № 29: 104-106).

Китай, Корея. Китайцы (Хунань, Цзянсу, Чжецзян {особенно много версий}, Фуцзянь, Шаньдун, Гуйчжоу, Гуандун, Юньнань, Хубей, Шаньси, Аньхой, Сычуань {1 версия}, Маньчжурия {1 версия}), корейцы [Тигр (реже волк, медведь, лис, злой дух, людоедка) пожирает женщину, проникает в дом к ее детям, притворяясь их матерью; ночью просит дать ей младшего ребенка, пожирает его; старшая девочка спрашивает, что грызет мать, видит пальчик младенца, понимает, что это не мать; дети спасаются на дереве, советуют тигру натереть ствол жиром, чтобы легче забраться; тигр скользит вниз; в некоторых версиях дети забираются с дерева по веревке на небо; преследователь пытается лезть следом, падает, разбивается; сюжет широко известен в Китае, также в Корее и Японии; в корейских вариантах дети превращаются в солнце и луну]: Eberhard 1937: 19-23; корейцы: Концевич 1980b [Тигр съел мать четырех мальчиков, оделся в ее платье, пришел в ее дом, схватил младшего брата; остальные забрались на сосну, Тигр полез следом; небесный владыка спустил братьям железную веревку; Тигр также стал подниматься, сорвался, упал на поле проса, разбился, с тех пор стебли проса красные; брат Хэсун стал солнцем, Хальсун – месяцем, Пëльсун – звездами; вар.: любящие друг друга брат и сестра испугались тигра, поднялись на небо, стали Луной и Солнцем]: 565; Choi 1979, № 100 [Тигр съел мать, надел ее одежду; ее трое детей не отворяют дверь, ибо не узнают голос матери, видят лохматую лапу; когда открывают, Тигр съедает младшего; двое других попросили разрешить выйти по нужде, убежали, спрятались на дереве; с неба спустились две веревки – новая и гнилая; брат с сестрой поднялись на небо, брат стал Солнцем, сестра Луной; Тигр полез по гнилой, упал на просяное поле; с тех пор стебли проса красные от его крови; варианты: Тигр привязал к детям веревки, когда они выходили, те перевязали их к ступке; Тигр упал в колодец, утонул; сестре страшно светить ночью, попросила отдать ей день; смущается, стала ярким Солнцем, чтобы на нее не смотрели; бегут три сестры, превращаются в Солнце, Луну, Звезды]: 27-28; Cho 2001, № 78 [женщина возвращается в сумерках, неся детям лепешки; Тигр встречает ее на каждом холме, последовательно требуя отдать сперва лепешки, затем предметы ее одежды; на последнем холме отдать больше нечего, Тигр съедает женщину (очевидно, принимает ее облик); ее трое детей сперва не отворяют дверь, ибо не узнают голос матери, видят грубую лапу; мнимая мать объясняет, что охрипла, руки огрубели от работы; просит дать ей младшего; сестра и брат подсматривают, видят как та съедает его; прячутся на дереве во дворе; Тигр сперва видит их отражение в колодце, затем смотрит вверх; брат объясняет, что они залезли, смазав ствол сезамовым, касторовым маслом; но сестра проговаривается, что сделали на стволе зарубки; по мольбе брата, с неба спускается прочная веревка, дети лезут по ней; Тигр просит Бога спустить ему гнилую веревку, полагая, что тот сделает наоборот; она оборвалась, Тигр упал на просяное поле, с тех пор корни проса красные; сперва брат стал Солнцем, сестра Луной; но сестра боялась ходить ночью, поэтому они поменялись; чтобы на нее не глазели, сестра-Солнце стала ослеплять своим светом смотрящих]: 118-122; Пак 1991 [женщина возвращается в сумерках, неся детям жареных бобов; Тигр ее съел, надел ее одежду; ее трое детей сперва не отворяют дверь, ибо не узнают голос матери, видят грубую лапу; мнимая мать объясняет, что охрипла, руки огрубели от работы; дети отпирают; пока сестра и средний брат едят бобы, Тигр забирается под одеяло, съедает младшего; дети просят еще бобов, Тигр дает пальцы мальчика; сестра просит разрешить отлучиться по нужде; во дворе забирается с братом на иву; Тигр сперва видит их отражение в колодце; брат окликает его, он смотрит вверх; брат объясняет, что они залезли, смазав ствол соевым маслом; затем проговаривается, что сделали на стволе зарубки; по мольбе сестры, с неба спускается железная цепь, дети лезут по ней; Тигр просит спустить ему ржавую цепь, она рвется, Тигр упал в жнивье, с тех пор корни кукурузы красные; сестра стала Солнцем, брат Месяцем; чтобы на нее не глазели, сестра-Солнце бросает в смотрящих иголки]: 46-51; китайцы (Шаньси) [женщина пошла отнести мужу на поле обед; волк-оборотень просит разрешить снять вошь у нее с головы, съедает женщину; приходит к ее пяти дочерям под видом матери, последовательно обращается к каждой из дочерей с просьбой отпереть дверь; каждая отвечает, что у матери был синяк на правом колене и белое пятно на левом, говорит, что зовущий – не мать; младшая отперла дверь; вечером мнимая мать велела младшей-толстушке лечь с ней и съела ее; отвечает, что ест бобы; каждая из сестер просит разрешить выйти во двор по нужде; мнимая мать: в окне дух окна, в дверях дух дверей, могут навредить; доела младшую; сестры вышли во двор, забрались на дерево; старшая отвечает, что забралась, ступая по сучьям, остальные – что старшая подняла их, привязав веревку к ноге; старшая сестра подняла мнимую мать до половины высоты, отпустила веревку, оборотень упал, стал кочаном капусты; старшая сестра выменяла его на нитку у нищего; кочан нищему: если понесешь меня (слишком) высоко, разрежу тебе шею, если низко – ноги; нищий попросил хозяина постоялого двора сварить кочан; когда он варился, было слышно что-то вроде «я ем зад твоей матери»; получился полный котел супа]: Serruys 1946: 210-214; намузи [людоедка предлагает женщине поискать друг у друга в волосах; сперва ищет женщина, затем людоедка, убивает ее, вонзив ноготь, съедает; приходит к ее двум дочерям, просит открыть дверь; старшая отвечает, что у матери была юбка; повязка на голове; людоедка уходит, возвращается в юбке, с повязкой; сует в щель свои груди, младшая хочет молока, говорит, что дверь подперта лишь конопляным стеблем; сестры дают людоедке целый хлеб, она его съедает; девочки говорят, что мать делилась хлебом; людоедка велит той, у кого нет вшей, лечь в одну постель с нею; у старшей есть, младшая соглашается лечь; людоедка велит положить с ней в постель петуха, ведро воды, клубок ниток, конопляные семена; ночью съедает младшую девочку, отвечает старшей, что жует семена, что петух расплескал воду, сбросил клубок; что старшая может справить нужду в доме; та отвечает, что кухня, жернов ее укусят, пусть мать привяжет к ней 9 ниток; забирается во дворе на дерево над прудом; видя, как людоедка полощет кишки съеденной, роняет слезу; бросает ей плод, той нравится; велит смазать ствол жиром, подняться; девочка велит принести копье; людоедка отвечает, что ее плоть превратится в ndo pu, кровь – в моря, кости – в скалы, она не сможет спуститься с дерева; так и случилось; олень отвечает, что не сможет ее спустить, за ним собаки, собаки – что бегут за оленем; двое охотников расстилают одежду, девушка спрыгивает; они хотят принести ее в жертву; пока ходят за ветками (из них делают изображения животных), девушка смазывает их разжеванными семенами конопли; охотники думают, что это птички нагадили, значит, ритуал проводить нельзя; мать с неба спустила корзину дочери, начала поднимать; те мужчины полоснули ножом по ногам, поэтому пальцы на ногах у людей разной длины]: Lakhi 2009(2): 101-134; пуми (Юньнань) [злая волшебница, сожравшая мать девочек, приняла облик матери, легла с девочками спать, ночью начала есть младшую; старшая убежала, спряталась на дереве с красными цветами (Cафлор красильный); стала просить Луну забрать ее, та протянула руку, унесла к себе девочку вместе с деревом (сообщ. Рифтин 28.31.03; см. Юань Кэ, Чжунго шэньхуа да цыдянь (Большой словарь мифов Китая), Чэнду, 1998, с.1001); лису [отец не вернулся с охоты; мать идет за кореньями, велит дочерям Amìma (старшая) и Alěma не открывать дверь; людоедка (tishüma, категория злых духов) ее съела, пришла, просит открыть; Амима с ней разговаривает; мать всегда пригоняла стадо коров; людоедка пригнала; покажи ухо; людоедка поднимает мычащую корову; то же стадо овец; свиней; корзину петухов; у матери всегда прялка в руках прясть коноплю; покажи; просовывает; у матери рука не лохматая; людоедка выдирает шерсть; не окровавленная; слизывает кровь; младшая сестра: если ты мать, сорви запоры; людоедка срывает, входит, посылает сестер за водой; Амима приносит грязную, Алема чистую; людоедка: принесшая чистую будет спать со мной; ночью Амима слышит, как людоедка высасывает кровь у Алемы, ест ее; та говорит, что пьет воду, грызет семена конопли; утром Амима делает вид, что поверила, зовет людоедку завтракать, предлагает разбудить Алему; людоедка: пусть спит; людоедка хочет справить нужду; Амима привязала клубок ниток к ограде: когда размотаешь, можешь сделать свои дела; немного отмотав, людоедка каждый раз спрашивает, можно ли; Амима отвечает, что ее мать в это время (все эпизоды обработки конопли и изготовления одежды), затем отец в это время (эпизоды подготовки лука и стрел, ножа); наконец, клубок размотался; Амима забежала в дом, нашла кости сестры, велела всем предметам в доме отвечать за нее; затем палочкам и деревянным шарам на дороге; убегает; людоедка последовательно пожирает все отвечающие ей предметы; гонится; под абрикосовым деревом замечает тень Амимы; как забралась? закинув левую грудь налево и правую направо; людоедка ободрала груди о кору, не может забраться; Амима обещает ей абрикосы, если та принесет золотое-серебряное копье ее отца, раскалив его в огне; велит открыть рот, закрыть глаза; первый раз промахивается, велит раскалить еще раз; пронзает людоедку, ее кровь заливает долину; Амима просит дедушку Месяц поднять ее, затем бабушку Солнце; каждый говорит, что занят; кровь поднимается; в последний момент Солнце подхватывает Амиму; когда кровавый потоп прошел, Солнце хочет спустить Амиму назад; та боится людоедок; Солнце дает четырех собак охранять Амиму с головы, с ног, по бокам; трижды за ночь надо менять место сна; когда собаки уничтожили почти всех людоедок, Солнце решила их забрать; Амима упросила оставить кобеля и суку обороняться от оставшихся людоедок; от это пары происходят нынешние собаки]: Dessaint, Ngwâma 1994: 167-179; лоло (бай) [ведьма съедает женщину; стучится к ее детям; те говорят, что голос груб, рука – волосатая; ведьма надевает одежду и обувь женщины, дети впускают ее; ночью она съедает мальчика; девочка просится на двор, перевязывает веревку к лапе собаки, забирается на персиковое дерево; ведьма просит бросить ей персик, девочка бросает нож; ведьма погибает, превращается в крапиву; купцы расстилают белый и красный ковры, девочка прыгает, промахивается, падает в крапиву, превращается в полынь; полынь лечит ожоги от крапивы]: Черкасова 1961: 360-364; чуань мяо [женщину съела ведьма Na Bo Ntsong; ее две дочери пошли в лес, стали звать свою бабушку; НБН ответила ее голосом; когда пришла, села на сосуд, а не на стул, чтобы спрятать хвост; сказала, что будет спать с той внучкой, у которой нет вшей; старшая специально насыпала в свою одежду семена кунжута; встряхнула одежду над огнем, семена затрещали, мнимая бабушка решила спать с младшей внучкой; старшая на чердаке слышит, как ведьма пожирает младшую; та отвечает, что ест фасоль; на просьбу дать и ей, дала палец младшей сестры; утром ведьма заметила тень старшей в колодце, обнаружила ее, сидящей на грушевом дереве; та говорит, что ведьма сможет забраться на дерево, надев кожаные туфли, которые дома; в них та не смогла залезть; девушка попросила дать ей копье, чтобы сбить для нее груши; девушка попросила ее отрыть рот, пронзила копьем; ведьма превратилась в заросли ежевики, кольцом окружившей дерево; мимо шли торговцы тканями, девушка обещала стать женой того, кто поможет спуститься; купец прикрыл колючки тканью, спустил девушку]: Graham 1954: 276-277; (ср. мяо [у девочки пропал гусь, она пошла его искать; Тигрица превратила себя в старушку, тигренка - во внучку; кормит пришедшую девочку рисом; оставляет ночевать; девочка чувствует, что тело внучки покрыто шерстью, меняется с тигренком одеждой; ночью Тигрица съела тигренка, думая, что ест девочку; девочка подражает голосу тигренка, просится на двор, предлагает привязать к ней веревку – если появится медведь, втянуть в дом; перевязывает веревку к камню, велит отвечать за себя; убегает; сидя в лодке, девочка советует Тигрице переходить реку, привязав к себе камни; Тигрица утонула]: Лин Лин, Устьин 1959: 412-415).

Монголия. Монголы Ордоса [«Ордос ардын үлгэр». – Хух-хото, 1992, с. 311; старшая дочь Гоадагур, средняя Ширбигул, младшая Давигур; мать пошла за мукой к своей сестре; Г. посоветовала идти по дороге пастухов, Ш. – по той, которая по душе, Д. – по тропе собак и птиц; навстречу старуха-мангас; предложила вынимать у нее вшей, расспросила про дочерей, проглотила, надела ее одежду, стала стучаться в дом; Г.: у нашей матери на щеке черная родинка (мангас намазал щеку грязью); Ш.: у нашей матери нет на спине шерсти; Д. открыла; Г. спрашивает, сколько налить воды и сварить риса; мангас: сколько нужно; Г.: это не мать, та всегда точно знала; пока Г. звала сестер, мангас одна съела весь рис; Г. и Ш. отказываются лечь с мнимой матерью, Д. ложится; Г. ночью: что ты ешь? мангас: старый сыр; Г.: дай и нам; та дала – это мизинец Д.; Г. просит разрешить сходить по нужде, привязывает веревку, но на улице перевязывает ее к двум петухам; сестры бегут; утром мангас погналась, увидела их на дереве; как забрались? Г.: обмазали дерево маслом и жиром; мангас так и с делала, скользит; Г.: привязали к ногам жернов и камень от печи; мангас вновь упала, угрожает; Ш.: вырубили ступеньки долотом и топором; Г. столкнула мангас, та упала, повредила спину, приняла свой чудовищный облик; летел белый лебедь, посланник Тэнгри, превратил ноги в золотой и серебряный крючки, понес на небо; летел черный лебедь, превратил свои ноги в железные крючья, мангас за них схватилась полетела; белый: проклинаем черного ворона и злобного мангаса; те упали и разбились; Тэнгри велит Г. стать дагиней Солнца, а Ш. – дагиней Луны]: Егупова 2012: 27-31.

Япония. Японцы (повсеместно от Тохоку до севера Рюкю): Ikeda 1971, № 333A [людоедка приходит к женщине, съедает всю еду, затем саму женщину, принимает ее облик, идет к ее детям; те просят просунуть в отверстие руку, говорят, что рука матери была нежнее; людоедка возвращается, натерев руку листьями таро; голос матери был нежнее; людоедка пьет масло (мед); дети впускают ее; она ложится в постель, съедает младенца; один из детей просит есть, получает пальчик; дети говорят, что им нужно во двор, отвязывают веревки, которые людоедка к ним привязала, лезут на дерево; Как залезли? - Облив ствол маслом; 1) она падает, разбивается; дети извлекают живую мать из ее брюха; 2) она видит их отражение в пруду, пытается выпить его; дети просят богов спустить с неба веревку, поднимаются, превращаются в звезды; людоедка просит тоже, ее веревка гнилая, рвется, она падает, разбивается, ее кровь окрашивает корни проса]: 91-92; Маркова 2000, № 17 [окрашивает корни гречихи; братья превращаются в месяц и в звезду]: 71-73.

(Ср. Центральные Анды. Кечуа деп-та Ламбайеке [мальчик и девочка пошли искать пропавших овец, попали к старухе Achakay {la achakay, т.е. А. - не имя собственное, а категория демонических существ}, та предложила вареный картофель, но это была лишь желтая глина, А. ее ест; ночью девочка заснула, А. съела мальчика, тот подавал голос; А. вышла, девочка нашла сердце (братца), спрятала; А. нюхает ее руки; девочка говорит, что ей нужно на двор, А. предлагает справить нужду ей на руки, та отказывается, А. отпускает ее, привязав к поясу веревку; девочка привязывает веревку к растению, убегает; tuyu отвечает А., что еще не готова; скунс прячет девочку в норе, он и А. договариваются пустить ветры, скунс пускает А. в лицо свою струю, велит девочке бежать к оленям; два оленя вскапывают картофельное поле, один прячет девочку под комками земли, бодает А. в глаз, велит девочке бежать к гальинасо, тот прячет ее под крылом, будто горбат; объясняет подбежавшей А., что работал, его толкнули; А. хочет заглянуть под крыло, гальинасо клюет ее в глаз, посылает девочку к орлу; тот приносит ее к Богу на небо; девочка показывает ему печень (выше говорилось, что о сердце), оно превращается в двух собак, самца и самку; А. подбегает, Бог отрывает у девочки палец, дает А.; та его жует, зовет "хромых, слепых", а Бог велит девочке повторять, "Расти, гора, расти!"; Бог спрашивает, все ли те, кого зовет А., пришли; когда все, кричит, "Ешьте ее!"; они бросаются на девочку, но гора падает на них и все исчезают; остается девочка и ее две собаки; появляется седоволосая голова А.; по подсказке Бога, девочка командует собакам, "Хватай, Toteres, хватай, Bolberes"; Бог говорит, что А. будут колоть колючки; собака в крови, возвращается к девочке]: Weber, Meier 2008: 37-49; Париарка, округ Тантамайо, пров. Уамалиес, деп. Уануко [время голода муж спрашивает жену, где жаровня жарить кукурузу; дети отвечают; родители кладут детей в корзину, оставляют висеть на скале над пропастью; кондор, стервятник {урубу?}, птица domínico, птица warak отказываются помочь (дети называли их едоком коров (падших), ослов, червей; воробей спустил на равнину, где росла дикая ока (Oxalis tuberosa); они попросили скунса их накормить, тот развел для них огонь, он погас; он развел снова, велел не давать погаснуть, не ходить за реку, где живет людоедка Achkay; огонь погас, дети пришли к Ачкай; та пригласила к себе, сварила камни, размяла их как картофель, но дети не могут есть камни; взяла мальчика спать к себе, девочка наверху с Мартиной – дочкой А.; мальчик кричит, А. объясняет, что вынимает у нее вшей; утром говорит, что послала мальчика за дровами; велит принести воды; девочка слышит, как А. велит М. бросить в кипяток цветок, а когда девочка наклонится посмотреть, толкнуть ее в котел; девочка сама сталкивает М. в котел, находит кости брата в постели, убегает, забрав их; просит пахаря спрятать ее, тот прячет под комками земли; А. приходит, съедает мясо, зовет М., та отвечает из ее живота; А. заклинает свои испражнения превратиться в М., но не получается; А. бросается в погоню; пахарь стегает ее кнутом; девочка просит скунса спрятать ее, тот пускает струю в лицо А.; девочка бежит к оленю, тот бьет А. палкой-копалкой; Св. Дева стирала белье, велел попросить Бога спустить золотую цепь, тот спустил, подтянул девочку на небо; для А. спустил веревку и мышь, мышь перегрызла веревку, А. упала, крича, что станет крапивой и различными колючками; с тех пор есть крапива и колючий кустарник]: Howard-Malverde 1986: 6-9 (=1989, № 1: 9-15); пров. Уамалиес, деп. Уануко [во время голода родители тайком собираются поесть, муж спрашивает, где жаровня (tiesto), сын подсказывает; поняв, что дети все слышали; оставляют их висеть в корзине на скале; они зовут орла, тот отказывается помочь – его называли "куриным вором"; то же с соколом; с птицей dominico ("едок потрохов"); с гальинасо ("пожиратель дохлой собачины"); предупредив, чтобы не касались его раны, кондор приносит к хижине, где вдоволь еды; но дождь залил огонь; дети видят вдалеке дым; Мария посылает брата Хосе за огнем; там Ачкай (una achkay) готовит еду, просит остаться у нее, привести сестру; девочка говорит, что в котле у А. камни, а для той это картофелины, она их давит и ест; ночью А. съедает мальчика, отвечает его сестре, что чистит у него в голове; утром посылает девочку принести воды в корзине; та возвращается, замечает, что А. варит ее брата; А. ставит на горе камень, накрытый соломой, будто это брат девочки; девочка не может принести воды корзиной, А. идет сама, велев всем птицам и животным кричать, если девочка заглянет в котел; та вынимает сваренного братца, убегает, все кричат, А. бросается в погоню; девочка просит Бога спустить канат, поднимается на небо; А. спрашивает встречных, не пробегала ли девочка; олень-землепашец бьет ее сохой; лис ударяется мордой; скунс пускает свою струю; А. просит Бога спустить золотой канат; тот спускает веревку с крысой, та ее перегрызла, А. упала, крича, что станет колючками; с тех пор есть колючие растения]: Weber, Meier 2008: 101-116; округ Маргос, деп. Уануко [во время голода муж ночью спрашивает жену, где жаровня жарить кукурузу; дети переспрашивают; родители ели кукурузу тайком от них, поэтому отец повесил детей в мешке над пропастью; те последовательно просят пролетающих птиц помочь; сокол (cernícalo), pajaros dominicos (небольшие цветастые птички), другой сокол, стервятник-гальнинасо отвечают, что некогда, поможет тот, кто летит следом; Кондор приносит детей на равнину, говорит, что в пещере есть все, что им нужно; кончились спички, дети завидели дым, девочка пришла к старухе Achkay; узнав, что у девочки братец, велит привести его, чтобы не бегать каждый раз за огнем; варит и ест камни, называя их картофелинами; ночью сестра слышит крики брата, А. объясняет, что вынимает у него вшей; сама его убивает, кладет вариться; велит девочке принести воду в корзине; та не может; А. уходит сама за водой, велит ежевике, жабе, huaychau поднять тревогу, если девочка заглянет в сосуд; те сами говорят девочке, что в сосуде варится братец, велят забрать его кости, бежать; dominico, скунс, гальинасо, сокол, олень отвечают А., что не видели девочку (та их об этом попросила); Кондор ответил, что девочка близко; девочка попросила Бога, тот спустил золотую цепь, поднимает ее; для А. спускает цепь с крысой, та перегрызла, А. упала, превратилась в заросли колючей ежевики; Бог поместил кости мальчика в ящик, оставил в церкви, велел раньше времени не заглядывать; сестра заглянула, брат уже почти ожил, но превратился в двух щенков; с тех пор собаки умны как люди, а люди любят щенков; девочка превратилась в луну, поэтому говорим мать-луна]: Weber, Meier 2008: 117-140; (ср. кечуа (Кахамарка) [у вдовца мальчик и девочка, он взял новую жену, та сперва добра к детям, затем они ей надоели, говорит мужу, что дети плохо себя ведут, велит их убить; отец решает оставить их в лесу; девочка старше братца, по пути отламывает, бросает кусочки палочки; отец убил кролика, показал жене окровавленные руки, сказал, что убил детей; дети вернулись; в следующий раз он завел их дальше; они забрались на дерево, увидели чей-то дом; там слепая старуха готовит лепешки; дети их потихоньку крадут, старуха думает, что крысы, гонит крыс, кто-то из детей засмеялся, старуха их накормила, заперла в доме; пришел человек, дал им крысиный хвостик, велел показывать вместо пальчика; то же снова, но на этот раз, попробовав хвостик, старуха решила, что детей уже можно съесть; сказала, что принесет картошки приготовить с поросенком; но принесла камни; тот человек предупредил, что старуха хочет сварить самих детей; надо столкнуть ее саму, когда предложит подняться по лестнице взять кукурузы; дети столкнули ее в кипяток, она закричала, что ее ногти останутся (se quedan en) в деревьях, глаза – в камнях]: Weber, Meier 2008: 51-60; кечуа (Сан-Мартин) [брат с сестрой жили с отцом, мать умерла; пошли искать поесть, заметили дым; там большой дом, печется хлеб, две слепые старухи; стали жить рядом, воровали хлеб; старухи заметили, что лепешек меньше; одна спряталась в корзине, схватила мальчика; затем девочку; стали откармливать; вместо пальца мальчик показал палец ящерицы; в следующий раз решили сварить; мальчик предложил старухе самой подняться к котлу; столкнул одну, затем другую; детям досталось все их имущество]: Weber, Meier 2008: 61-70); верховья Мараньон, район Кончуко [синопсис четырех версий: A (Помабамба), B (Чавин-де-Уантар), C (верховья Мараньон), D (западные притоки Мараньон); засуха и заморозки погубили урожай; родители решают покинуть маленьких сына и дочь; понимают, что те их слышали, завязывают детей в мешок, бросают в пропасть; мешок повисает на колючем растении; Ласточка не в силах освободить детей, Кондор приносит их в долину; они копают картофель на поле Ачикай; та кормит мальчика картошкой и перцем, девочку - камнями и соусом из сушеных лягушек; девочка спит с Оронкай (Мулью-Валька) - дочкой старухи; мальчик - с самой А.; когда мальчик толстеет, А. душит его, пожирает; объясняет, что он кричал, когда она искала у него в голове; велит дочери завтра столкнуть девочку в кипящий котел, приготовить котел, велев девочке принести воды в разбитом сосуде; лягушка превращается в женщину, учит девочку починить сосуд, столкнуть О. саму в котел, положить останки брата в мешок, бежать; А. пожирает свою дочь, та отвечает ей из ее живота; Кондор прячет девочку под крылом, бьет А.; Скунс прячет в норе, пускает в А. струю; Лис, Олень тоже помогают девочке; Горлинка обещает оживить мальчика, кладет его останки в корзину, не велит девочке открывать; та видит приближающуюся А., открывает, мальчик превращается в белую собаку; викунья дает девочке золотую веревку; по ней девочка и собака лезут на небо; А. викунья дает веревку, на которой сидит попугай; тот обрезает веревку, А. падает, просит помощников расстелить одеяло; ее крики превращаются в эхо, слышны до сих пор; ее кровь превращается в озеро, тело - в гору, плоть в различные растения: ноги и руки в кактусы, ногти в ежевику, волосы в крапиву, глаза в картофель и ульюку, зубы в кукурузу, пальцы в клубни оки и машуа; (варианты A и D; в B названы места, куда упали плоть и кровь А.); на небе белая собака превращается в Плеяды или в Утреннюю Звезду; девочка - в Вечернюю Звезду]: Mejía Xesspe 1952: 237-242; пров. Коронго, север деп-та Анкаш [во время голода родители собираются тайком поесть кукурузы; дети слышат, просят дать им; родители сажают их в мешок, бросают в пропасть, мешок зацепился за колючий куст; они просят воробья, тот слишком слаб, кондор соглашается отнести на пампу, где растет картофель; огня нет, дети идут его искать; приходят к старухе Achkë; ночью девочка, оставшаяся спать внизу, слышит крики братца; утром девочка слышит, как старуха учит своего сына Antuk Tubuk толкнуть девочку в кипящий котел; сама толкает его, старуха съедает сына; девочка бежит, забрав кости братца, встречает Св. Деву; та велит положить кости в ящик, не открывать, мальчик возродится; но девочка открыла, кости превратились в собачку; лиса обещает сказать преследовательнице, пробегала ли девочка, если старуха принесет воду в корзине; кто-то еще – если она очистит камни как картошку; девочка бросает позади серьги, иголки, ожерелья, старуха тратит время, собирая их; Бог спускает с неба цепь и соломенную веревку, девочка с собачкой поднимается по цепи; старуха лезет по соломенной веревке, а думает, что по золотой; крыса перегрызла веревку, старуха упала, разбилась]: Weber, Meier 2008: 71-78; Каруас (деп. Анкаш) [вдова умерла; оставшись одни, маленькие брат и сестра увидели воробья с цветком картофеля в клюве, пошли за ним; Achiqueé жила в том же селении, решила убить детей, сама завладеть картофелем, позвала к себе в дом; ночью попыталась убить мальчика; девочка его схватила, побежала; Гальинасо спрятал их под крыльями, ударил преследовательницу до крови по лицу; девочка обещала ему отличное зрение и обилие пищи; то же – Пума и другие животные (все награждены); последний – Лис, отказался помочь (будет с отвратительным запахом, легко найдут охотники); Jan Jerónimo спустил с неба веревку, брат и сестра поднялись, живут до сих пор на небе, там много картофеля; СХ спускает для А. гнилую веревку и крысу; крыса перегрызает ее; А. просит упасть в пампу, но падает на скалу; велит, чтобы ее кровь стала скалами, кровь высушила растительность; так появились Анды и пески побережья]: Arguedas, Izquierdo Rios 1947: 130-134; Кальехон-де-Уайлас, деп. Анкаш [во время голода родители тайком готовят кукурузу; поняв, что дети узнали об этом, кладут их в мешок, бросают в реку; дети спасаются, приходят к Ачике; ночью девочка слышит стоны братца; А. объясняет, что она чистит у него в голове; девочка хватает братца, бежит с ним; Кондор прячет их под крыльями, толкает А. в овраг; Лиса прячет в норе, пугает А., скаля зубы; Скунс прячет в норе, пускает в А. струю; Овечка бросает к небу висящую у нее на шее веревку, дети лезут по ней на небо; А. лезет слудом; Попугай обрезает веревку клювом, А. падает, разбивается]: Jiménez Borja 1937, |№ 15|; Викос, Кальехон-де-Уайлас, деп. Анкаш [Achiqee была женщиной, боровшейся с Богом; родители бросили мальчика с девочкой; те встретили старуху, та обещала их накормить, привела в свой дом; послала мальчика за водой приготовить картофель; когда он вернулась, она дала ему горячие камни; съела его; девочка взяла кости брата, бросилась бежать; Teeta Mañuco спустил ей с неба веревку, она поднялась на небо; А. полезла следом, крыса перегрызла веревку; падая, А. кричала "на ровное место", но упала на скалы; из ее крови возникла ежевика, из ее красной одежды – все колючие растения, растущие в не пригодных для земледелия местах]: Ortiz Rescaniere 1973: 185-186; Карас, Кальехон-де-Уайлас (деп. Анкаш) [у Ачике сын и дочь; она не находит другого ребенка на ужин, съедает собственного сына; девочка просыпается от крика младшего братца; во сне он велит ей бежать; она кладет его тело в сумку, бежит; Кондор прячет ее под крылом, бьет А.; Скунс прячет в пещере, пускает струю в А.; ангелы спускают с неба веревку, забирают девочку на небо; для А. спускают веревку с крысами; те обрезают веревку; А. кричит, Не на равнину, а в болото; падает на камни; превращается в колючие растения]: Angeles Caballero 1990: 22-24 (24-27: другие версии с Ачике, Ачкай, Мама-Галья в Тарика (Каруас, Анкаш), Хауха, Помабамба, Чавин-де-Уантар, Альто Мараньон, Канта, Комас (Хауха), Пакча (Хауха); нет версий из южного Перу); Кальехон-де-Уайлас, деп. Анкаш [во время землетрясения ведьмы радовались – вот бы всегда, чтобы плясать; во время огненного града ходили, накрывшись длинными камнями; одна увидела ткача, у него лицо в масле; сказала что пришла его съесть; он посоветовал закрыть в доме все отверстия, внизу нажечь угля, он прыгнет со второго этажа, ведьмы его съедят; когда все собрались, высыпал перец и соль, все задохнулись, только одна спалась через отверстие в стене, поселилась в пещере; туда пришли двое сирот; ночью девочка слышит плач братца; ведьма отвечает, что вынимает у него вшей; утром велит принести воду в корзине; та не может, ведьма идет сама, велит не открывать котел; девочка приподнимает крышку, находит брата, сует в котел сына ведьмы, убегает, унося тело братца; ведьма ест мясо, зовет сына, тот отвечает из ее живота, она пускается в погоню; старик прячет девочку в ткацком станке, ведьма ищет, он ее бьет, девочка убегает; пахарь прячет в поле, бьет ведьму, велит девочке бежать туда, где зеленый крест, под ним источник с кровью, там спустится с неба корзина; девочка попадает на небо; ведьма тоже просит, к ней спускается ветхая корзина на гнилой веревке, попугай разрезал ее, ведьма упала на скалу; ее кровь распространилась по всему миру, особенно по оврагам, которых до этого не было]: Weber, Meier 2008: 79-90; пров. Уари, деп. Анкаш (Quechua del Sur de Conchucos) [родители рассердились на детей, посадили в сумку, бросили в пропасть, сумка зацепилась за ежевичные кусты на скале; они ели ежевику; попросили гальинасо, сокола, кондора вынести их из пропасти; кондор перенес сперва мальчика, затем девочку туда, где картофель; девочка заметила дым, пришла за огнем к ведьме; та велела привести братца и принести картофелины; почистила их, девочке дала чистить камни; легла, взяв мальчика, девочка легла с дочерью ведьмы; мальчик плачет; ведьма отвечает, что вынимает у него вшей; что борода ее вульвы его уколола; утром девочка слышит, как ведьма обещает дочери, что теперь они съедят сестру; девочка сама столкнула дочь ведьмы в котел, взяла кости брата, побежала; ведьма зовет дочь – «Rosa!” Та отвечает из ее живота; гальинасо, сокол говорят, что не видели, кондор – что видел девочку; Бог спустил той золотую цепь; ведьме спустил соломенную с попугаем; попугай перегрыз, ведьма упала на камни, щетина ее вульвы стала колючками ежевики]: Weber, Meier 2008: 91-99; кечуа (деп. Сан-Мартин) [брат с сестрой жили с отцом, мать умерла; пошли искать поесть, заметили дым; там большой дом, печется хлеб, две слепые старухи; стали жить рядом, воровали хлеб; старухи заметили, что лепешек меньше; одна спряталась в корзине, схватила мальчика; затем девочку; стали откармливать; вместо пальца мальчик показал палец ящерицы; в следующий раз решили сварить; мальчик предложил старухе самой подняться к котлу; столкнул одну, затем другую; детям досталось все их имущество]: Weber, Meier 2008: 61-70; Pusacpampa, округ Comas, деп. Хауха [муж спрашивает жену, где жаровня для кукурузы, дети слышат и отвечают; тогда отец бросил их в пропасть, они застряли на выступе скалы, покрытом соломой; воробей приносил им по зернышку кукурузы; кондор перенес через реку; там дом старухи; старуха велела девочке принести воды в корзине; та не смогла; старуха сама пошла, велев не будить братца; девочка нашла его в кипящем котле; он говорит ей, "Сестренка, пок, пок"; девочка схватила котел, побежала, увидела ткача, ткущего цветную ткань, тот спрятал ее под тканью, велел подбежавшей старухе идти, приплясывая, по зеленой равнине, девочка появится; горы сомкнулись, задавив старуху]: Arguedas 1953: 230-232; (ср. пров. Канта (деп. Лима) [прохожие не знают, что старуха Mama Galla кормит их человечиной; ее дочь и два внука живут поодаль; она отсылает внуков принести воду в корзине, заткнув отверстия камешками, убивает и варит дочь; куски тела матери кричат детям из котла, чтобы они бежали на небо; дети просят бабку показать, как носить воду в корзине, берут куски тела матери, бегут; Сан-Мигель спускает им с неба цепь, они лезут на небо; МГ лезет за ним, птичка акакльо обрезает цепь клювом; МГ просит Лиса распластаться на земле; он так и делает, но МГ еще в воздухе превращается в озеро; скала среди озера сейчас называется МГ]: Arguedas, Izquierdo Rios 1947: 113-114; Ortiz Rescaniere 1973: 45-46 [старуха Saloma жила с внуком и внучкой; дети пошли пасти скот, с горы на них бросился Ва-Кон; дети прибежали к старухе, та спрятала детей под кучей навоза и кучей початков; ВК спросил, где Willkas; С. ответила, что ушли в Уарас, велела плясать; мальчик выглянул, увидел, что у Ва-Кона клыки и рога; ВК пришел в Уарас, там все женщины стали давать ему на съеденье своих детей и шерсть починить одежду; так избегали засух], 186-187 (округ Huaros) [Huajunes выходили искать детей, чтобы съесть; зимой вдова с двумя детьми вышла за хворостом; навстречу Huajun, повел в свою пещеру; послал детей принести воду в корзине, съел их мать, сказал вернувшимся без воды детям, что та скоро придет; У. сам пошел за водой с корзиной, дети увидели в кипящем котле голову матери; пришел У., стал есть камни, дети не могут их есть; он заснул, они привязали его волосы к камню, убежали; когда У. проснулся, освободился, дети уже были далеко], 187-189 [местность опустошена голодом, осталась бедная вдова с двумя детьми Willka; странствуя в поисках пропитания, женщина с детьми встретила людоеда Wa-Qon; он пригласил их в свою пещеру; отправил детей за водой, дав корзину, женщину убил, положил в котел варить; дети вернулись без воды, Ва-Кон сам пошел принести воду в корзине, но ее не хватило, мальчик заметил груди матери, выступавшие в котле из воды; пока Ва-Кон спал, дети привязали его волосы к камню, убежали; Ва-Кон проснулся, пустился в погоню; встретил ткача, батрака, самку скунса, каждый отвечает, что дети пробегали давно, причем ткач и батрак угрожают побить Ва-Кона; он уходит, дети остаются у скунсихи; она кормит их своим молоком; однажды пошла с ними в горы, упала, разбилась; Вилька стали мужем и женой, стали обрабатывать поля, индейцы Cullhuay – их потомки]); кечуа (Арекипа) [наступил голод, мачеха велит мужу избавиться от пасынка и падчерицы; отец отправил их искать пропитание в лес; они пришли к дому ведьмы; та кормила мальчика лучше, чем девочку, чтобы он располнел; съела; сестра нашла кости брата, пустилась в бегство; старуха следом, порыв ветра отнес девочку вперед; старуха опять догоняет; девочка бросила зеркало (озеро, старуха переплыла), иголку (колючие заросли), нитку (дорога стала извилистой); с неба канат, девочка на него, старуха тоже уцепилась; девочка вынула из мешочка крысу, та перегрызла канат, старуха упала, разбилась]: Weber, Meier 2008: 161-167; пров. Калька (деп. Куско) [десятилетняя девочка теряет дорогу, приходит к старухе; видит человеческие кости в ее котле; послана за водой; ломает и лечит лапку Колибри; тот советует ей бежать; она встречает красивую женщину; та дает ей мыло, полотенце, гребень; брошенные предметы превращаются в болото, колючий кустарник, густой лес; женщина спускает для девочки с неба сосуд, поднимает ее в нем на небо; людоедка просит поднять и ее; цепи сосуда рвутся, людоедка падает, разбивается, ее прах пожирают собаки]: Morote Best 1958, № 5: 836-837).