Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

L38A. Клейкая ловушка – смоляной пень.

.23.35.-.37.39.40.43.48.(.49.).

Персонаж приклеивается к предмету, обычно последовательно прилипая к нему отдельными членами своего тела. Предмет есть ловушка демонического существа либо сам есть существо нечеловеческой природы. Ср. мотив M182 (смоляная кукла), вероятно, принесенный в Новый Свет после Колумба из Африки.

Древняя Индия, ненцы (Югорский полуостров), восточные ханты, южные и северные селькупы, нганасаны, кеты, долганы, якуты, илимпийские, туруханские, верхнеленские, ангарские, сымские эвенки, эвены, орочи, нивхи, лесные и тундровые юкагиры, оленные коряки, инупиат Берингова пролива, инупиат северной Аляски, тилламук, такелма, шаста, карок, винту, яна, майду, кавайису, (северные пайют).

Южная Азия. Джатака о царевиче Панчавудхе (язык пали) [в Бенаресе у Брахмадатты родился сын, получивший имя Панчавудха (Искушенный в пяти способах ведения боя); когда ему исполнилось 16 лет, отец отправил его учиться в Таксилу; проходя через лес, он увидел перед собой яккху Силесалома; П. использовал все виды оружия, но стрелы, меч, копье, палица приклеивались к волосам С.; П. ударил его, все его члены последовательно приклеились; С. удивлен его мужеством; П. объясняет, что в его утробе находится ваджра, которая перекрошит внутренности С., если тот его съест; П. сумел обратить чудовище в свою веру, возвел в сан лесного бо­жества, которому приносят жертвы]: Espinosa 1930: 138-140 (=Dähnhardt 1912: 27-30).

Западная Сибирь. Ненцы (Югорский полуостров) [у старушки два сына, старший Вэрабук; рыба пропала, В. пошел искать, в чем дело; набрел на пень с себя ростом; надел на него свой совик (верхняя одежда), никак не снять; ударил пень правой ногой, она прилипла; и так все конечности и голова; старик-великан пришел к капкану за добычей; В. сказал, что его санки катятся сами; пустил вниз по склону, великан поверил; В. предложил великану сесть в санки, обещал толкать; сам убежал; великан догнал его, повез на санках, В. снова убежал, великан не заметил]: Терещенко 1949: 144-146; восточные ханты: Кулемзин, Лукина 1978, № 98 (р. Аган) [женщина не велит племяннику стрелять в косачей; тот стреляет, промахивается, пытается взять стрелу, прилипает к земле; Железный-нос-печка-нос-женщина уносит его домой в корзине, прибивает к стене, уходит за котлом; юноша велит сыну и дочери людоедки отпустить его, обещает сделать ложки, убивает, варит, сам лезет на дерево; людоедка рубит дерево, ложится отдыхать, юноша просит ее открыть рот, обещает прыгнуть в него, сыплет в глаза ей песок, убегает]: 89; Лукина 1990, № 34 (р. Вах) [(перепеч. из Шатилов 1982: 79-81); Альвали попал стрелой в чирка; не может вытащить стрелу из его тела; бьет луком, лук прилипает; и т.д., пока не прилипла голова; чирок был ловушкой Сэвс-ики; он приносит А. домой; тот просит сперва его откормить, затем посылает принести больший котел; А. уговаривает его дочерей его отпустить, обещает сделать ложки хлебать его суп; убивает обеих, варит, мясо насаживает на палочки вдоль тропы; лезет на дерево, насыпав в обувь песок; С. съедает мясо; выблевывает топоры, рубит дерево, топоры ломаются; остается один; А. просит С. открыть рот, чтобы прыгнуть туда; сыпет песок, убивает его топором, сжигает, пепел превращается в комаров]: 134-136; южные селькупы: Пелих 1972 (верхнекетский говор) [=Тучкова, Вагнер-Надь 2015, № 5: 56; Итче живет со своей эвва (мать, бабушка): она не велит ему уходить далеко от дома, там одноглазый карась; он плывет в лодке, кто-то повторяет его слова; он ударяет веслом, оно вязнет; ногой – то же; рукой; Пюневальде кладет его в кузов, уносит; по дороге И. обматывает себя корой; П. молотит его, думает, что трещат кости; дома дочь П. велит ему лечь вниз лицом; он ложится боком; она показывает, как лечь, он убивает ее ножом, варит; П. находит в похлебке голову дочери]: 344-345; Тучкова, Вагнер-Надь 2015, № 6 (Усть-Озерное, 1960, Кеть-Енисейский водораздел) []: 58-60; северные селькупы: Прокофьев 1935, № 1 [Ича живет с бабкой; пускает стрелу в чирка, она пролетает мимо; пытается взять стрелу, прилипает кулаком, пяткой и т.д.; черт приносит его своим дочерям, идет за котлом; И. обещает дочерям сделать деревянную ложку, убивает их, залезает на лиственницу; черт съедает своих дочерей; плачет; выблевывает топор рубить лиственницу; Медведь, Росомаха, Лиса последовательно предлагают помочь рубить дерево, убегают с топором; И. обещает спрыгнуть черту в рот, тот ложится лицом вверх; И. засыпает золой глаза черта, спрыгнув с дерева, убивает, сжигает его; искры превращаются в комаров]: 101-102; Санги 1989 [мальчик Ича-муравей живет с бабкой; его родителей съел злой дух; И. вышел из лодки, ногой прилип к земле; дух принес его домой, стал откармливать; И. убил дочерей духа, сварил языки и глаза, сам забрался на лиственницу; дух съел языки и глаза, думая, что это И.; И. велит ему открыть рот, обещает прыгнуть в него; бросает песок в глаза, убивает топором; сжигает, пепел превращается в комаров]: 132-135; Тучкова, Вагнер-Надь 2015, № 1 (зап. Г.Н. Прокофьева) [Ича живет с бабушкой; выстрелил в чирков, они улетели, И. не может вытащить стрелу; последовательно прилипает конечностями и лбом; черт: птенец кукши в пасть попался; принес дочерям; И.: чтобы меня варить, нужен большой котел; утром черт пошел за котлом; И. обещал чертовым дочкам сделать ложку есть его жир; убил их, сварил в котле, двух сорок пустил в полог, насыпал золы в пимы черта, забрался на лиственницу; черт съел мясо дочек, открыл полог,, оттуда сороки; лег, семиглазую песчинку, семиглазую звезду считает, И. не видит; наконец, видит на лиственнице; стал рубить; медведь предложил рубить, унес топор; черт взял другой; росомаха – то же; черт некогда проглотил город, теперь отрыгнул новый топор; лиса пришла рубить – то же; И.: ложись и раскрой рот и глаза; высыпал в лицо черта золу, изрубил, сжег; искры стали комарами], 2 (Красноселькупск, 1971 г.) [Ичкыча жил с бабушкой; выстрелил в навозную кучу черта; не может вытащить стрелу; последовательно прилипает ногами, руками, головой; черт положил И. («птичку») в мешок, принес домой двоим дочкам, повесил за пятку; на следующий день ушел; И. обещает дочкам сделать пеструю ложку, они его спустили; он их убил, сварил в котле; в полог черта положил двух птенцов, в бакари насыпал золы, мясо дочек черта насадил у тропы на палочки, сам залез на лиственницу; черт съел мясо, открыл полог, птенцы вылетели; нашел в котле черепа; лег, песчинки сосчитал – семь, все есть; звезды – семь, все есть; И. с лиственницы: я здесь; черт стал рубить; заяц предложил ему поспать, сам будет рубить, унес топор; черт отрыгнул другой, проглоченный в развалинах города, снова рубит; пришла лиса; то же; далее росомаха, волк, медведь; черт полез на лиственницу; И. велел ему открыть рот и глаза, насыпал золы, изрубил топором, сжег; черт: в некоторые годы моего пепла {т.е. гнуса) пусть много, в некоторые мало}], 3 (Красноселькупск, 1973) [Ичакычика живет с бабушкой, пошел ловить сетью; И.: поплавок сети запутался; навозная лепешка черта все слова повторяет, передразнивает; И. бьет ее веслом, веткой, луком, все прилипает, затем конечностями, головой; пршел черт: в мою счастливую ловушку зайчонок попался; понес И.; согласился, чтобы И. шел сам; уходя, черт велит дочкам нагреть два котла с водой; И. обещает им сделать ложку, убил, сварил; черт пришел, ищет: одной песчинки нет, одной звезды нет; И. с лиственницы: я здесь; заяц, затем лиса, волк вызываются рубить пока черт отдыхает; бьют его топором, уносят топор; черт выблевал новый; И. велит распялить глаза, рот, ноздри, сыплет золу, убил, сжег; частицы пепла будут людей есть(т .е. стали гнусом)], 4 (Толька, 1977, запись Е.А. Хелимского [то же; мальчик (без имени) живет с матерью]: 24-26, 33-39, 43-46, 52-53; кеты: Николаева 2006 (дер. Пакулиха, зап. в 1959 г. Р.В. Николаев) [{в точности как в Ошаров 1936a, но имя героя Чууты]: 158-162; Ошаров 1936a [Черт справил нужду, это его ловушка; Ичекочко прилип; просит Черта не есть его, а отнести дочерям на игрушки; дочерей просит его развязать, он им вырежет ложки; убил девок ножом, сварил, жареные куски расставил на палках по пути к чуму; убежал, оставив мелких птичек в пологе, будто девки веселятся; Черт наелся мяса, выпустил птичек, нашел головы дочерей; сосчитал звезды, песчинок не досчитался, понял, что И. убежал по земле; И. залез на дерево, черт стал рубить, Заяц предложил рубить за него; когда Черт заснул, ударил его обухом топора, будто лесина упала, убежал, унеся топор; Черт выблевал новый топор (он проглотил его некогда, проглотив семь городов); те же эпизоды с росомахой; с медведем; И. предлагает Черту закрыть глаза, открыть рот, он туда прыгнет; бросил песок, убил Черта, сжег, из него появились комары, пауты, мошки]: 101-105; Поротова 1982 [младший из трех братьев попал в ловушку великана; тот принес его домой, дал в мужья своей дочери, у них родился сын; они пошли навестить его родственников; жене стало стыдно, что она большая, ушла назад, забрав ребенка; муж вернулся к своим]: 67-69; нганасаны: архив МАЭ РАН, Оп.2 Д.992, Ф.К-I; передала М. Момзикова [1) 1973, Демниме Костеркин, Усть-Авам (?), Горбачева и Чесноков; Бежит Дяйкю (Д.), видит гора. Поднялся на сопку. Видит чумы. Пошёл к чумам. Нашёл лопатку оленя. Подобрал её. Набрал снегу. Прилепил к лопатке, разбил нос, намазал снег на лопатку, получилось как кусок мяса. Пошел к чумам. Зашел в чум. Старушка в чуме собирается варить мясо. В котле вода кипит. Д.: “Я чужого мяса не ем. Пусть старушка сварит мое мясо”. Старушка бросила в котел мясо. Вскоре мясо сварилось. Старушка стала вытаскивать мясо, а там одна кость – лопатка. Д.: “Ваш котел моё мясо съел”. Ему дали новый кусок мяса. Потом он пошёл, набил оленей. Пришел и говорит: “Я убил много оленей. Пойдите, запрягайте оленей в санки, поезжайте за оленями”. Люди поехали, ничего не нашли; 2) Записал Момде Александр Челеевич в 1982 году от стариков-оленеводов, п. Волочанка; Жил, говорят, в давние времена парень Дяйкю со своей бабушкой, имел лук из ребра оленя и стрелы с железными наконечниками, ходил на охоту и добывал много куропаток, рыбачил на лодке из коры дерева. Однажды говорит своей бабушке: “Плохо нам жить без оленей. Надо добыть оленей у соседей дюдюру. Пойдем к ним”. Д. сделал на санях навес, посадил под навес бабушку, запрягся в сани и потащил их, остановился в тундре. Д.: “Тут остановимся. Дальше я пойду один, а ты оставайся здесь. Никуда не уходи. Возьми нож и возле горла в одежду воткни его и так сиди. Когда прибудут люди, пусть подумают, что ты умерла”. Бабушка воткнула возле горла в одежду нож и так с опрокинутой головой села сидеть. Д. закрыл бабушку пологом, пошел к стойбищу. Вошел в средний чум, там много людей-дюдюру. Хозяин чума: “Откуда гость? Кто такой?” Д.: «Хожу со своей бабушкой по тундре, живу охотой, ни в чем не нуждаюсь». Все дюдюру обрадовались, спрашивают его: “О, Дяйкю! О тебе по всей тундре говорят! Где твоя бабушка? Почему ты оставил свою бабушку?” “Оставил тут недалеко, в балочке. Она не любит по гостям ходить. Но она без дела не сидит. Она шьет мне новую одежду”. Девушка: “Надо ее позвать в чум”. Д. двум девушкам-дюдюру: “Будьте осторожны! Бабушка под пологом сидит. Она у меня пугливая и от испуга может себя ножом зарезать”. Девушки-дюдюру гурьбой побежали к саням Дяйкю. Открыли полог: бабушка сидит с ножом в горле. Они испугались девушки, прибежали и говорят Д.: “Твоя бабушка от испуга зарезала себя ножом! Не губи нас, Д.! Скажи, чем нам откупиться?” Д. заплакал: “Ой, как буду жить без бабушки! Погубили мою бабушку, обидели меня! Уйду от вас в тундру свежее мясо добуду”. И он пошел в тундру, увидел покинутое стойбище, нашел там обглоданную оленью лопатку, собрал забрызганный кровью снег, налепил – получилась лопатка с мясом. С этой лопаткой вернулся в стойбище дюдюру: “Убил много оленей. Завтра соберу. Немного на ужин принес. Положите эту лопатку в котел и сварите. Я буду есть свое мясо”. Хозяйка-дюдюру принесенную оленью лопатку бросила в котел, где варилось мясо. Вот пришло время вытаскивать из котла мясо. Хозяйка вытащила все мясо и чистую, без единого куска мяса лопатку. Д. увидел голую кость, рассердился: “К каким людям я пришел? Убили мою бабушку! Ваш котел съел мое мясо! Бог вас накажет!” Дюдюру попадали на колени: “Д., не губи нас! Проси, что хочешь! Д.: “Давайте мне пятьдесят оленей и я уйду от вас. Один пойду хоронить свою бабушку”. Дюдюру поймали пятьдесят оленей, запрягли их в лучшие упряжки, проводили Д., приехал к бабушке, хохочет: “Ой, как я обманул дюдюру! Теперь поедем на наши летние места”. Всю зиму Д. с бабушкой аргишили и к лету на берег большой реки прибыли, чум поставили. Как-то утром Д. говорит бабушке: “По реке на лодке поплыву”. Сел в лодку из коры дерева. Через три поворота реки навстречу человек в лодке. Остановился посреди реки и спрашивает: “Откуда плывешь? Как тебя зовут? Хочешь есть?” – “Я – Д., живу с бабушкой, недалеко отсюда мой чум на берегу стоит. А где мы есть будем?” – “О, слышал о тебе! Здесь будем есть”. Человек показал на воду, наклонился и что-то шепнул. Вода возле лодки забурлила и выплыл стол с разной едой и двумя чашками горячего чая. Незнакомый человек и Д. поели, напились горячего чая. После этого Д. сказал человеку: “Спасибо за угощение. Завтра приходи ко мне в гости”. Д. вернулся домой и рассказал бабушке, как незнакомый человек угощал его на воде едой и горячим чаем. Утром Д. бабушке: “Я того человека на сегодня в гости пригласил. Тоже на воде буду угощать. Тебя и стол опущу в воду, а как приплывем туда и я скажу: "Бабушка, подавай!" — ты выходи из воды со столом”. Бабушка согласно закивала головой, а сама думает: “Лучше потонуть, чем с таким непутевым внуком жить”. Д. привязал к бабушке камень и со столом опустил в воду недалеко от берега. В полдень к стойбищу приплыл гость. Д. встретил его: “Ты меня на воде угощал. И я тебя на воде угощу”. Д. с человеком-гостем приплыли к тому месту, где была потоплена бабушка со столом, наклонился к воде и громко позвал: “Бабушка, подавай!” Но вода не забурлила и бабушка не выплыла. Д. еще раз крикнул, а потом еще раз, но не было ни бабушки, ни стола. Долго кричал бедный Д., так долго, что он голос потерял. Гость ждал-ждал угощения да и уплыл в свою сторону. А Д. взял шест и начал им по дну водить, только к вечеру вытащил мертвую бабушку и очень удивился, что она не захотела жить. Похоронил Д. бабушку, погоревал и решил на другой берег переплыть, людей там поискать. Переплыл на лодке реку, дальше пешком пошел. Идет и видит: впереди пень. Он пнул этот пень — нога прилипла. Ударил второй ногой — и вторая прилипла. Уперся руками — руки прилипли. Вечером пришел Сигиэ-людоед: “Ха-ха! Наследственный мой капкан без добычи не бывает!” Оторвал Д. от пня и под мышкой домой понес, дома повесил на крюк возле огня, лег спать. Д. висел, от огня его разморило, он захотел помочиться. Людоедиха увидела и говорит: “Зачем у огня повесил? Весь очаг зальет!” Сняла Д. и положила на землю. Весь день он лежал там, боясь пошевелиться и ожидая, когда Сигиэ-людоед проснется и начнет его варить в большом котле. Вечером людоедиха пошла на улицу. Только она села, Д. подбежал, под ноги ей упал и голосом ребенка-младенца заплакал. Людоедиха испугалась, зовет старого людоеда: “Выходи быстрей! У нас ребенок родился! Подушку неси!” Сигиэ-людоед вышел и ворчит: “В наши годы какие могут быть дети?” Ребенка занесли в чум, запеленали и сидят радуются. Через день Д. говорит голосом младенца: “Идя! (Папа!) Разреши мне говорить!” – “Нет, рано тебе говорить. Губы порвешь». – “Почему единственному сыну говорить не разрешаешь! У тебя даже немого ребенка больше не будет!” – вступилась за Д. людоедиха. “Ладно, пусть говорит”. Еще через день Д. опять: “Папа, я хочу ходить!” “Нет, тебе еще рано. Ножки сломаешь”. Людоедиха: “Почему ты не разрешаешь ходить единственному сыну! Ведь у тебя никогда больше не будет даже хромого ребенка!” – “Ладно, ходи, только осторожно”. Д. встал и начал бегать. Сперва бегал по чуму, а потом на улицу выбежал. На улице увидел, что людоед имеет много оленей и большой запас продуктов. На третий день Д. говорит С.: “Папа, давай зарежем передового оленя. Я мяса хочу”. – “Зачем резать хорошего оленя?” Людоедиха: “Почему не хочешь зарезать хорошего оленя! Ведь у тебя больше не будет даже тощего ребенка!”– “Ладно, зарежь». Д. зарезал оленя, освежевал: “Давай перевезу мясо на другой берег. Потом буду каждый день привозить вам свежее мясо”. – “Зачем перевозить? Можешь на лодке перевернуться и утонуть”. Людоедиха: “Почему перечишь единственному сыну! Ведь у тебя больше не будет другого ребенка!” – Людоед: “Ладно”. Д. загрузил в лодку все мясо и поплыл на другой берег. Переправившись, выгрузил мясо, продырявил лодку и потопил ее, стал кричать людоеду-Сигиэ: “Никакой я не сын вам! Я – Д.! Навсегда оставляю вас! Живите вдвоем!” Взял сколько мог мяса и пошел, не оглядываясь к своему чуму. Жил ни о чем не заботясь, пока все мясо не съел, а когда мяса не осталось, пошел искать новые стойбища и других людей-дюдюру]; Поротова 1980 [Дяйку ударил пень, кулак прилип, затем нога и т.д.; старик принес его домой, сказал жене, что в капкан попался песец; пока старика не было, а старуха вышла во двор, Д. соскочил с перекладины, стал младенцем, зашел старухе под подол; просит зарезать единственного оленя, старуха велит мужу разрешить, ведь это их единственный сын; Д. грузит мясо в лодку, уплывает, кричит, что он не их сын, а Д.; в другом месте дырявит лодку, в которой должны плыть три сына старшины, замазывает дыру глиной, сыновья тонут; Д. возвращается к матери, рассказывает, как обманул старика, утопил людей]: 21-24.

Восточная Сибирь. Долганы: Ефремов 2000, № 12 [Лыыбыра плывет в лодке, наскочил на камень, весло, рука, нога и т.д. прилипают; Ангаа Монгус уносит его в кармане; Л. убежал, пока тот сел оправиться, его жена от предвкушения ужина проглотила иголку с ниткой, но ничего не нашла, А. вспорол ей живот, нашел лишь иглу, заплакал; вернулся, принес Л., повесил на крюк, ушел; Л. справил малую и большую нужду, дети А. решили, что это капает жир; Л. обещает им сделать ложки, они его освобождают, он отрубает им головы, варит мясо; А. съел детей; Л. отвечает А. то из-за стены, то из дымохода; велит лезть под очаг не головой, а задом, сует ему в зад раскаленную кочергу; тот умер, Л. вернулся домой]: 223-227; Ермаков 1988 (Хатанга, зап. Ефремова 1964 г. {видимо, другой вариант опубликованного Ефремовым} [Лыыбыра наскочил в лодке на камень; весло, ноги, руки, живот, голова прилипают; камень превращается в Ангаа Монгуса, тот уносит Л. в кармане; Л. разрезает карман, убегает по дороге; дома АМ сперва обвиняет жену, что та съела Л., затем обнаруживает дыру, догоняет, приносит Л., вешает на крюк, уходит; Л. говорит жене и детям АМ, что его надо снять, а то высохнет; ведет их в лес заготавливать дрова, отправляет с дровами домой, сам убегает с топором]: 78-79; якуты: Илларионов и др. 2008, № 15 (зап. 1938 г., Вилюйский район) [у Лыыбара серебряная лодка, золотые весла; его кто-то зовет, он подходит, это гриб, он пинает его бьет, прилипает, Ангаа Монгус приносит его к себе; Л. просит его сначала откормить; посылает за ножом; владелец ножа - к владельцу точила, точило надо увезти на жеребце, нужна веревка для узды, веревка за рекой, АМ падает в воду, тонет; велит, чтобы его тазовые кости стали пестом, берцовая кость - ступой]: 173-177; Эргис 1964-1967(1), № 39 [Чарчахаан хочет сорвать древесный гриб с лиственницы (он служит лекарством); его рука, вторая рука, ноги, лоб прилипают; Ангаа Могус уносит его, Ч. прорезает сумку, убегает, кладет под шубу кору; АМ находит его, пинает, думает, что трещат кости, приносит детям; Ч. обещает сделать им ложку, велит дать острый меч, отрезает им головы, кладет на постель, мясо варит, роет ход наружу; АМ не может просунуть голову, Ч. предлагает лезть задом, протыкает раскаленной пешней; тот велит из двух своих рук сделать весла, из костей спины лодку, голенную кость сделать столбом в балагане, из черепа – котел, из глазниц - чашки], 40 [старик Лыыбырда ловит рыбку в серебряной лодочке серебряной сетью; трижды слышит, как из леса его зовут; каждый раз ломает лодку и весла (затем они восстанавливаются), идет искать, кто его звал; на третий раз пинает лошадиный череп, последовательно прилипает к нему всеми конечностями и головой; восьмиголовый Алаа Могус приносит его домой; Л. уговаривает сперва себя откормить; через три года посылает А. за острым ножом; далее серия эпизодов, каждый сосед посылает А. к другому; нужны оселок заточить нож, бык притащить оселок, конь догнать быка, уздечка поймать коня; она на другом берегу; старик Аланай советует А. привязать камни к ногам, рукам, к шее; А. тонет; велит, чтобы Л. следал из его коленной кости пест, из черепа ступу, из шейных позвонков чашу, из костей спины – шатровый балаган, имущество и скот заберет себе (переск. в Сивцев, Ефремов 1990: 132-136, = Сивцев-Омоллоон 1976: 112-118)], 41 [старуха Тэбэнэкээн хотела смахнуть пену с верши, рука прилипла; так все конечности и голова; Ала Монгус принес ее в сумке в дом; она предложила сперва ее откормить; затем посылает наточить топор; для этого сходить за бруском; хозяин отправляет АМ к одолжившему брусок, тот еще к одному, тот уронил его в море; АМ тонет, велит сделать из кости его голени пест, из затылочной ступку, из шейного позвонка ковш, из второго – засов; все те люди были братьями Т.; выйдя из амбара, где была заперта, Т. убила детей АМ, взяла его богатства]: 118-120, 123-125, 127-129; 1967, № 83 [рыбак Лыыбырда (вар.: Айгын-Тайгын или старуха Тэбэнэкээн, старуха Ючэй) слышит в лесу голос человека; идет и прилипает к грибу (конскому черепу); Монгус забирает рыбака и откармливает, чтобы съесть его; резать рыбака невозможно, так как нож тупой; рыбак посылает М. к Болоною за большим ножом, тот к Харанаю за точильным камнем, а последний за конем Аланая, чтобы перевезти камень; А. посылает М. за реку за уздой, М. тонет], 84 [умный и сильный Чаарчахаан в лесу прилип к грибу; его поймал Ангаа Монгус, положил в свою суму и пошел домой; по дороге Чаарчахаан наложил себе под платье корье; придя домой, М. избил Ч., приказал своим детям приготовить из него обед, сам ушел на охоту; Ч. сделал большой нож, посадил детей рядом и всем срезал головы, сварил их в большом котле, выкопал себе яму; пришел М., попробовал мясо; почувствовав, что это мясо его кровных родственников, хотел поймать Ч., но тот убил его раскаленной пешней (ледоколкой); по предсмертной воле самого М., Ч. из его рук сделал весла, из туловища лодку, из бедер —столбы, из черепа — котелок]: 177; илимпийские эвенки Чиринда, 2007) [Комое решил съесть Сарсикана и расставил для этого капканы, которые были, как грибы; Сарсикан пнул один из них и прилип; комое отнёс пленника домой, повесил вялиться, а сам ушёл; Сарсикан уговорил детей комое снять его, начал с ними играть и предложил вырыть подземный ход; когда комое вернулся, дети и Сарсикан сидели под землёй; Сарсикан крикнул комое, чтобы тот лез к ним, но задом, поскольку отверстие узкое; комое так и сделал; Сарсикан проткнул его раскалённым железом, затем убил детей и вернулся домой]: Дувакин 2013; туруханские эвенки (река Чуня, зап. в 1925 г.) [Медведь поставил липкую ловушку; Танина плыл по речке, ударил ловушку веслом, затем шестом, кулаком, прилип; Медведь понес его в сумке, Т. наложил в нее камней, убежал; дети Медведя нашли камни; Медведь снова поставил ловушку, принес Т. детям, пошел за рыбой; Т. велел детям дать ему нож сделать ложки, чтобы они могли его есть; убил, сварил медвежат, убежал; Медведь съел медвежат; не догнал Т., у него свело ноги, медведи стали косолапыми]: Ошаров 1936a: 57-59; эвенки (верхнеленские - Качугский район, Иркутская обл.) [старик идет на охоту, Гриб передразнивает все им сказанное; старик бьет его посохом, тот прилипает, пинает ногой, нога прилипает; великан вынимает добычу, несет домой; старуха идет искать мужа, попадает в ту же ловушку; и она, и старик погибли]: Воскобойников 1967, № 35: 102-103; 1973, № 36: 155; ангарские эвенки [шаман спугнул, подстрелил рябчика; свежует его, жарит ест, тот продолжает разговаривать; щаман изверг кал, тот говорит, что человек его не убил; шаман стреляет, топает ногой, нога, рука приклеились, он замерз; Наманныя пришел, потащил добычу домой, нарта зацепилась за дерево (и тело шамана, очевидно, свалилось с нарты); жена говорит, что ничего нет, проглотила кольцо {какое?}; Н. думает, что она съела добычу, распорол ей брюхо; затем зашил, она ожила; Н. нашел, принес замерзшего; тот ожил испустил кал, Н. пошел это есть на реку с песком; Н. сварил сына Н., голову оставил в постели; Н. с женой съели сына; жена говорит, что мясо сына чувствует; шаман ночью колет ноги Н.; тот бьет себя по ногам, ноги, руки сломались; шаман ушел]: Петрова 1936, № 11: 156-157; сымские эвенки [Муривуль убивает птицу, съедает, испражняется; кал говорит, Ты меня не убил; М. стреляет в него, стрела прилипает; бьет, прилипает последовательно руками, ногами, головой; Людоед кладет его в сумку, несет; останавливается; М. набивает сумку камнями, цепляется за ветку; дома жена людоеда находит в сумке одни камни; Людоед распарывает ей брюхо, думает, что она одна проглотила еду; там лишь наперсток; он лечит жену, возвращается к М., приносит домой; уходит с женой; М. просит детей Людоеда его отпустить, обещает сделать лук; убивает, варит; родители их съедают вместо М.; тот прячется под постелью, протыкает обоих шилом, они умирают]: Василевич 1936, № 46: 62-64; эвены [Дэбрикен-Кобрикан идет за дровами, видит вращающийся гриб; прилипает к нему одной ногой, другой, руками, лбом; Великан приносит добычу домой; ДК говорит, что его надо резать большим ножом; Нож велит идти за Точилом, Точило - за Оленем его увезти; старик велит Великану хватать Оленя за ногу; тот убивает его своими железными рогами; ДК посылает жену Великана мыть котел; обещает его детям сделать им лучки, пока они спят; роет подкоп, убегает домой]: Новикова 1987: 38-39.

Амур - Сахалин. Орочи [Дэвэкта велит птичке раздувать меха, та придумывает предлоги, почему ей не перейти к нему через реку; обращается к нему Старший брат; он бьет ее, она взлетает на дерево; его стрела застревает; он лезет на дерево, прилипает к нему; Сандунга вынимает Д. из ловушки, приносит домой, вешает над очагом, идет за дровами; Д. велит маленьким сыновьям С. освободить его; показать, где копье их отца; ранит себе ногу, кровь течет по льду; С. лижет ее, его язык примерзает, Д. убивает его копьем; поджигает дом Нерп, они гибнут, он берет их запасы рыбы; Лиса просит везти ее в нарте, съедает рыбу, убегает, прячется у старухи; Д. кричит как филин и как заяц, Лиса смеется; просит не убивать ее, приводит Д. в жены дочь старика Ка; приводит оленя; сама съедает его; жене Д.: Старший брат сказал, чтобы ты привязала мне к хвосту жирной лососины; Д. Лису не догнал]: Аврорин, Лебедева 1966, № 2: 129-130; нивхи [человек садится на кочку, прилипает; велит своей железной крысе его оторвать; садится на дерево, то же, ворона отрывает (это все его шаманские покровители); на камень – он зовет кукушку; выходит женщина, поливает его водой, он уже при смерти; его сестра прилетела кукушкой, хвост – копье, крылья – сабли, клюв – железная дубина; освободила, вылечила брата; с младшим братом он убил ту женщину; когда вернулся домой, она там, он женился на ней]: Пилсудский 2003, № 18: 123-124.

СВ Азия. Оленные коряки (чавчувенский диалект) [Дабро видит поющий гриб; пинает его ногами, бьет руками, кусает; все его члены один за другим прилипают к грибу; Великан относит Д. себе домой, откармливает, чтобы съесть; Д. роет подкоп, убегает; великан застревает в подкопе, Д. отрезает ему голову; возвращается домой]: Жукова 1988, № 8: 27; тундровые юкагиры (Хеллерчинская тундра, Нижнеколымский р-н) [Дорбу думает, кто назвал его этим именем; в лесу пень отвечает ему, Дорбу; он бьет пень, прилипает (tar-baby); черт подходит к своей ловушке, кладет Д. за пазуху, несет домой; Д. прорезает ножом одежду черта, убегает по дороге; жена черта ничего не находит; черт приходит к дому Д., тот предлагает ему копать подкоп; нос черта высовывается из земли, Д. бьет по нему, убивает черта; Д. был мышкой] Гоголев и др. 1975: 196-197; лесные юкагиры [Доврэ кто-то зовет с дерева, он видит на дереве сруб, залезает, пойман; сказочный старик (СС) приносит его на еду своим детям; Д. отправляет его за более острым ножом к Сирхаси, тот за точилом к Нядяе, и т.д.; СС получает теленка, тот превращается в быка, убивает СС; к этому времени Д. уже убил всех детей СС; сруб на дереве превращается в девушку, она была заколдована, Д. берет ее в жены, живет теперь с двумя женами]: Николаева и др. 1989(1), № 27: 85-89.

Арктика. Инупиат Берингова пролива [подросток плывет в каяке по р. Кобук, видит в кустах большой сверкающий улу, дотрагивается, рука прилипает, он притворяется мертвым; людоед связывает его, уносит к себе домой; по дороге юноша несколько раз хватается за кусты; дочь людоеда говорит, что отец снова принес ей людовника; людоед велит жене разделать добычу; юноша напрягает тело, людоедка думает, что оно мерзлое, оставляет до утра; обе дочери людоеда играют, говорят, что добыча открыла глаза; ночью юноша убегает, уплывает в каяке домой; людоед не может его догнать]: Garber 1940, № 11: 97-10; инупиат Берингова пролива (зап. в пос. Шишмарев, хотя действие происходит в верховьях р. Кобук) [братья пропадают один за другим; на старости лет у супругов рождается еще один сын Oogoonogoroseok; отец хочет его убить, чтобы тот не уехал от них; роет на тропе ямы-ловушки, ставит петлю у входа в дом, стреляет из лука; У. легко избегает опасностей; уплывает; до этого получил от отца перо куропатки и шкурку ласки (амулеты); плывет вниз по реке, убивает тюленя, берет с собой его голову; у берега дом, в нем женщина; рядом каяк как у У., но старый и развалившийся; У. пускает в иглу голову тюленя; тюлень сражается с женщиной, они убивают друг друга; в следующем иглу молодая женщина вводит его внутрь, там старуха, над ней висит нож; У. не спит; отрубает голову молодой женщине, кладет туда, где сам спит, свою шапку (crown) кладет туда, где спала женщина; старуха встает, зажигает лампу, рубит голову, как она думает, юноше; выход из иглу исчез, но, став лаской, У. выбирается наружу; иглу пропадает, за У. гонится черная медведица, У. успевает уплыть в каяке; слышит, как медведица зовет его голосом той старухи; у следующего иглу несколько сломанных каяков, это каяки братьев У.; он входит в первый дом, бросает гарпун в вошедшего, тот пропадает; У. приходит в следующий, там старуха, У. убивает ее, натягивает ее кожу; за ним (в смысле за старухой) приходят, просят лечить раненого; это тот, в кого У. бросил гарпун; У. просит погасить свет, добивает раненого, сбрасывает кожу старухи, убегает; за ним бегут волки и росомахи, он успевает уплыть в каяке; видит предмет, висящий на дереве, касается его, пойман в ловушку; ловец приносит добычу в свой дум, полагает, что дичь мертва, засыпает; его двое детей тоже засыпают; У. убивает человека камнем, выходит, заглядывает в дом, там убитый медведь и два медвежонка; У. плывет дальше; достигнув моря, женится; тесть велит не ходить к горе, У. идет, убивает двух свирепых собак, тесть говорит, что это были его охотники, решает убить зятя; велит 1) достать дерево для лодки (бревно бросается на О. когда тот начинает обрубать сучья, У. раскалывает его); 2) моржовую шкуру для лодки (начинается буря, О. успокаивает море); 3) тесть льет смолу на очаг в землянке, О. прячется лаской за дерном; везет жену и дочь к себе домой, шторм успокаивается лишь когда он бросает их в море; О. находит их живыми у тестя, сжигает того в землянке тем способом, каким тесть хотел сжечь его; привозит семью домой; по берегам реки видит берлоги вместо землянок, где жили враждебные существа]: Keithahn 1958: 52-611; инупиат северной Аляски: Ivanoff Brown 1981 (Селавик) [у Nunamiu и его жены Qimmiq четверо сыновей, они уходят и пропадают; Н. зачинает пятого, разведя костер, чтобы в вагину жены сыпались искры; рождается сын Qayaq; отец магически воспитывает в нем силу и ловкость, дает амулеты, приготовленные из тел насекомых и небольших юрких животных (ласки, норки, землеройки); приготовив родителям запас продуктов, К. отправляется вверх по долине Кобук на поиски братьев; отец велит ему взять с собой своего дядю, которого встретит на пути; на стоянке в хижину К. заходит недружелюбный человек, он выбрасывает его, тот превращается в дятла; у бобровой хатки подбирает сломанный зуб росомахи; с ним ночует человек, утром уходит, это была росомаха; подошедшему человеку К. говорит, что его большой палец ест таких как он; человек в испуге убегает, оказывается рысью; некто прожорливый странно себя ведет, бросается на К. с ножом; К. предлагает ему погибнуть в огне, тот прыгает в костер и сгорает; в селении К. женится; весной жена ждет, что ее отец разрежет ее вынуть ребенка; К. учит рожать обычным путем; идет дальше, встречает великана; тот говорит, что скоро придут его две жены, станут драться; пусть К. подрубит обеим поджилки, сперва той, что придет со стороны моря, т.к. она агрессивна; помочившись, великан залил целую долину; К. это делает, великанши перевязывают раны, муж отсылает их прибрать в доме; жены живут с великаном только весной; великан убивает карибу вырванной лиственницей; К. уходит, готовит материал сделать лодку, хочет, чтобы ему помогли; подсматривает, видит, что девушка-Лиса жарит мясо, Белка вытапливает смолу, женщины-Птицы сшивают обшивку лодки, Бобр готовит каркас и весла, Ворон - дротик на птиц, Волк и Росомаха выскребают кору, Медведь валит деревья, очищает от веток; затем все пляшут, Дятел бьет в бубен; К. вскакивает, хватает Лису, она остается человеком, остальные разбегаются в образе животных и птиц; летом К. уплывает вниз по Юкону, жена снова делается лисой; К. встречает, берет с собой своего дядю; они видят, как человек откалывает от пихты щепки, те падают в воду, превращаются мелкие в форель, крупные в лососей; благодаря этому есть рыба; на берегу дом, кости и черепа его братьев, голая женщина; К. бросает ей в вульву голову лахтака, голова разрывает людоедку; К. хоронит кости; на дереве блестящий шар, он притягивает К., тот повисает в ловушке; людоед приносит его домой, его двое детей говорят, что дичь открыла глаза; людоеды заснули, К. отрубил им головы; лодка К. проскакивает между толкучих скал, только весло раздроблено; великан в лодке и К. бросают друг в друга дротики, дротик К. отсекает великану голову; входит в дом, жена великана бросает улу, К. бросает в нее, отсекает голову; дверь закрыта, он выбирается, став мышкой; превращается в форель, откусывает острие остроги рыбака; приходит к нему, предлагает починить острогу, пронзает ей рыбака; превращается в лосося, забирается в сеть рыбаков; сын вождя съедает голову, кость застревает у него в горле, он умирает; кости бросают в яму, К. возрождается, в него стреляют, он убегает; они доплывают до моря; дядя ушел, превратившись в рысь; К. становится соколом; вождь людей уналик его ловит, съедает, он возрождается из костей, женится на падчерице вождя; тот хотел ее для себя; посылает шторм, лодку К. угоняет в открытое море; К. отрыгает данные отцом камешки, ветер улегся; К. обжигает этим камнем лицо вождя; тот велит расщепить на дрова бревно; так он убил многих женихов падчерицы; с помощью амулета-ласки К. исполняет задание, вождь удивлен, что К. жив; вождь велит настрелять куропаток, К. убивает там огромную птицу-людоеда; перейти по бревну пропасть, К. падает, но возвращается невредимым; уползает гусеницей из общинного дома, в котором вождь хотел его сжечь; К. уклоняется от пущенных в него стрел, сам убивает воинов вождя; привязывает его голым к столбу, оставляет на морозе; назначает нового вождя, улетает соколом]: 40-114; Ostermann 1952 [четверо братьев пропадают один за другим; зачиная пятого сына, муж высекает искры, падающие в лоно жене; дает младенцу проглотить раскаленные камни, делая его неуязвимым; юноша идет мстить за братьев, встречает различных странных существ; видит свисающий на веревке с дерева шар; дотрагивается до него, его руки и ноги приклеиваются одна за другой; приходит людоед, относит его к себе домой; юноша желает, чтобы ему под голову положили тесло; ночью убивает им людоеда, его жену и детей; после этого шар-ловушка потерял силу]: 242-243.

(Ср. Субарктика. Коюкон: Attla 1983 [муж - хороший охотник; пропадает; весной чайка спрашивает, чей это муж с двумя женами вверх по реке; жена оставляет детей, идет вверх по реке до дома, где две женщины; хвалят мужа; пришедшая предлагает им наклониться над кипящим бульоном, якобы, будет вкуснее, толкает в кипяток; ставит одну будто улыбается, другую, будто хмурится; муж приходит, касается трупов, те падают; жена прибегает к себе домой, раскаляет камень, затем выпихивает его из огня; говорит прибежавшему мужу, пусть он убьет ее этим камнем; тот хватает камень руками, они сморщиваются; пинает - ноги сморщиваются, пинает носом - лицо; он превращается в рысь; она бросает ему вслед уголь, уголь стал хвостом]: 79-95; Jones 1983 [муж уплывает на лодке, не возвращается; жена приходит к двум женщинам; те говорят, что их муж принес много мяса; она понимает, что это ее муж; просит женщин наклониться над кипящим котлом, толкает лицом вниз; ставит трупы так, будто те улыбаются; муж находит ее; она раскаляет камень, предлагает ему убить ее; он обжигает руки, затем ноги, затем лицо; превращается в рысь]: 79-85).

Побережье – Плато. Тилламук [(эпизоды из серии приключений Южного Ветра – трикстера и демиурга); Южный Ветер наткнулся на спавшего ребенка, прикрывшего глаза рукой; попытался наступить на него – нога застыла в воздухе; так же вторая нога, руки, туловище; ребенок: назови меня по имени! «Стрела» – это мой нанятый слуга; «Двойная стрела» – тоже слуга; так несколько попыток; наконец, «Обоюдоострый нож» – правильно; ребенок велит отправиться с ним на небо, если ЮВ откроет по пути глаза, он его сбросит; если на небе он захочет поесть, пусть идет к озеру, говорит «Ах, я бедняжка», его жены его накормят; ЮВ идет к озеру, видит пузыри на воде (это жены смеются); в следующий раз говорит, «Ах, я бедняжка», выплывают пакеты с лососиной и клубнями камас; ребенок велит не ходить к озеру ночью: он сам боится, его жены сильнее его; ЮВ идет, там красавицы и огромная лягушка; после танцев и песен она глотает луну, затем отрыгает; пока луны нет, темно и тихо; ЮВ ударил лягушку, она отрыгнула луну, стало светло, он увидел, что вокруг все совокупляются; ребенок велит лечь и не смотреть, тогда вернет на землю; ЮВ так и делает, но все равно куда-то падает; ребенок касается его губ перышком, из него выходят живые ящерицы, змеи и прочие твари]: Jacobs, Jacobs 1959, № 38: 134-139; такелма [Смола подстраивает так, что Койот обзывает его, бьет и кусает, прилипает, умирает; младший брат Койота сжигает Смолу, оживляет Койота]: Sapir 1909, № 6: 86-89; (ср. халкомелем [норка хочет взять в жены водяную траву (Equisetum hiemale, хвощ зимующий, но, возможно, другая); трава говорит, что когда поплывет бревно, она нагнется, а норка не сможет; тот отвечает, что тоже нагнется; а когда сучковатое бревно? норка женится на траве, гладкое бревно проплывает, но сучковатое уносит его; он хочет жениться на гнилой сосне; она предупреждает, что в тепле станет потеть (т.е. у нее выступит смола), ему не понравится; норка говорит, что это неважно; смола выступает, норка прилипает, бьет сосну одно лапой, другой, головой, прилипает окончательно; в полдень смола совсем растаяла, норка уплыл; хочет жениться на скопе {«орлице»}; она предупреждает, что он не сможет ловить лососей; ныряет, норка бросается вслед за ней с дерева, повисает на ветках, кишки наружу]: Boas 1895, № III.9: 44 (=2002: 130-131).

Калифорния. Шаста [Койот видит смоляной пень, возмущен тем, что тот молчит; бьет его, прилипает конечностями, мордой; велит тете сжечь Пень; говорит, что пусть отныне это будет просто смола]: Dixon 1910a, № 24: 34 (=Holsinger 1982: 25-26); карок [Койот спрашивает пень, почему тот стоит на дороге, бьет его, его руки и ноги застревают в пне; Дятлы и другие птицы долбят пень, освобождают Койота; за это Койот их раскрашивает; Когда хотел раскрасить Ворона, осталась лишь черная краска]: Kroeber, Gifford 1980, № II24: 173-174; винту [Coyote's limbs go into the stump; Woodpecker pecks, makes him free]: Demetracopoulou, Dubois 1932, № 3 [Койот видит ольховый пень; говорит, что если бы перед ним был человек, он ударил бы его вот так; правая рука застревает, затем все конечности; прилетевший клюет, освобождает его; Койот: племянник, я так долго спал], 4 [~3], 5 [~3], 6 [~3; вальдшнеп освобождает Койота], 7 [~3; дятел освобождает]: 409-410, 410, 410-411, 411, 411; DuBois, Demetracopoulou 1931, № 56 [Койот видит ольховый пень, говорит, что если бы он кого-нибудь сейчас встретил, то ударил бы его вот так; бьет пень рукой, рука застревает; другой – то же; так застречают его конечности, колени, голова; он слышит над собой шорох, кто-то клюет (пень), освобождает Койота; Койот: племянник, я здесь поспал]: 382-383; яна [Койот идет по тропе, видит кого-то, спрашивает его, тот молчит, Койот его бьет его, правая рука застревает; так все конечности; прохожий: Койот дурак, перед ним ведь пень]: Sapir 1910, № 11: 227-228; майду [Devil instead of the stump; Койот приклеился и погиб]: Shipley 1963, № 13: 43-45; кавайису [4 версии; Койот слышит, как кто-то свистит и зовет его; смотрит вверх на сосну, там Смола, он велит Смоле спуститься, Смола отказывается; стрелы Койота не причиняют Смоле вреда; он лезет на дерево, бьет Смолу луком, затем лапами, прилипает, умирает]: Zigmond 1980, № 24: 105-106.

(Ср. Большой Бассейн. Северные пайют [Горный Баран женится на Птичке, отвергает дочь Койота; тот предлагает ему поспать на скале, делает скалу высокой; Баран умирает на вершине, Орел приносит его кости, жена его оживляет; он предлагает Койоту бросать против ветра камни; те летят назад, ломают Койоту руку, ногу, вторую ногу, голову, грудь; люди сжигают его останки, но ветер уносит сердце, из него возникает новый Койот]: Powell 1971: 223-224).