Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

L60. Подобранный младенец-демон. .36.38.

Несколько сестер подбирают младенца. В их отсутствие тот превращается во взрослого мужчину, а при их приближении снова в ребенка. Приняв свой истинный облик, демон преследует сестер. См. мотив M46a.

Якуты, байкальские, киренские, туруханские эвенки, айну Сахалина.

Восточная Сибирь. Якуты: Виташевский 1914, № 5 [у старика и старухи две дочери, он ловит по четыре зайца; решает оставить дочерей в лесу, чтобы им со старухой доставалось по два зайца; повел дочерей за ягодами, оставил свою одежду на пне; но поймал лишь двух зайцев; старшая сестра была сама наполовину абаасы; они находят железную юрту, в ней железная колыбель; младшая подсматривает, как ребенок достает рыбу из своего пениса, варит; возвращается в люльку; не велит младшей сестре есть рыбу, та ест; старуха велит идти от развилки на восток; старшая сестра идет на запад, младшая не хочет ее бросать; в железной юрте нет отверстий; старшая делает их маленькими как опилок от иглы, они оказываются в юрте; внутри женщина-абаасы приносит не рыбу, а пиявок; младшая сестра произносит прежнее заклинание, оказывается снаружи; старшая просовывает голову; абаасы съедает туловище, младшая несет голову сестры, бросает под лиственницу; видит на озере остров, там красавица, это сущность-абаасы старшей сестры (дальше информант не помнит)]: 456-458; Эргис 1964-1967, № 66 [бедный старик отводит трех дочерей в лес, оставляет вместо себя на пне старую доху; девушки нашли балаган, одна подбирает железного ребенка; возвращаясь, видят, что в горшке варится каша из рыбы; младшая не ест, прячется, став иглой, видит, как ребенок превращается в железного человека; в следующий раз прячутся средняя, старшая сестры; сестры кладут ребенка в горшке в огонь, убегают; он преследует их, надев раскаленный горшок; старуха протягивает через реку ногу, они переходят; она спрашивает абаасы, шершавая ли нога, он отвечает, что очень, она его сбрасывает, он тонет; дочь абаасы с глазом на лбу, одной рукой, одной ногой рубит дрова; ловит и запирает девушек; став иглами, они выбираются наружу, но старшая велит своим легким, животу разбухнуть; сестры тянут, отрывают ей голову; кладут на дерево, голова плачет; на березу – то же; на сосну – смеется; с тех пор гроб делают из сосны]: 245-246; 1967, № 213 [pодители ведут своих девочек в лес, чтобы оставить их там; сестры находят в лесу Железного ребенка (куклу, камень); узнав, что это ребенок абаасы, они решили убить его, но Железный ребенок сам преследует их; сестрам удается убежать, бросая гребень, ножницы, иголки, которые превращаются в гору, в лес и т.п.; на пути встречается река, они переправляются через нее при помощи рыси (старухи); идут по запрещенной дороге, попадают к Бабе-Яге; старшая погибает в темнице, младшая, прибегнув к заклинанию, спасается; приходит к человеку, женатому на лягушке, выходит за него замуж; старшая сестра ожила и вышла за сына грома, от него она получает богатство, а лягушка-жена приносит водяных насекомых и погибает]: 217; Сивцев, Ефремов 1990 [бедные родители идут с двумя дочерьми за ягодами, оставляют в лесу; те находят хижину, неподалеку черный камень и железную люльку; младшая сестра подозревает, что это дитя абаасы; дома камень превращается в младенца; сестры находят у дома печеных карасей; младшая иголкой прячется в щели, видит, как младенец превращается в великана, велит огню разгореться, рыбе печься; старшая сестра прячется, видит то же; они опрокидывают на ребенка котел кипятка, бегут; младшая бросает иголку (чаща), наперсток (лес), платок (утес до неба); у реки сестры просят старуху Таласа-Таласа ("мостки") перекинуть мост; та протягивает обе ноги, девушки переходят; абаасы говорит, что занята; протягивает одну ногу, убирает, он тонет]: 64-71; байкальские эвенки: Василевич 1936, № 9 (Прибайкалье) [две сестры находят люльку с ребенком, приносят домой; оставшись один, ребенок выходит из люльки, делается чудовищем; затем возвращается в люльку; сестры бросают его в кипящий котел, убегают; он гонится за ними; они бросают платок, гребень превращающиеся в море, чащу; преследователь кричит, Мать, где поварешка, выпивает море, срубает лес; они бросают напильник, но он падает впереди них; младшая становится шерстинкой, старшая муравьем, лезут в щель в скале; чудовище тянет младшую, старшая ее держит, младшая разорвана пополам; заднюю часть чудовище съедает, переднюю старшая сестра несет с собой; пытается оставить ее на пне, на дереве, но сестра плачет; когда оставляет на кочке, смеется; Лягушка берет ее в жены]: 179-180 (то же Воскобойников 1967, № 13: 43-45); Титов 1936, № 9 и 10 (с. Карама) [(№ 9: 179-180); две девки пошли по ягоды, вернулись - в зыбке ребеночек; поет, что если бы добрая баба его взяла, он стал бы ей добрый муж, если бы муж взял, стал бы ему доброй бабой; девки договорились вслух говорить, что ребенок красив, передать его через кипящий котел с кашей, сунуть в котел; убежали; чудовище догоняет; старшая бросила платок - море (чудовище сбегало за лодкой, переплыло); гребень - чаща (чудовище за саблей, прорубило); брусок, он упал впереди (гора); младшая стала шерстинкой, пролезла в отверстие, старшая - муравьем, ее зад застрял; младшая стала тянуть, но чудовище съело зад, младшая вернулась домой одна; (далее № 10: 180-181, от другого информанта); младшая потащила старшую, оставила; та плачет; потащила опять, оставила, та смеется; пошла одна, оборка развязалась, она встала ногой на палку завязать, выскочила Лягушка, велела идти к ней в юрту, накормила, спрятала; велела сшить напульник (?) для своего мужа; муж удивился, та никогда не шила; на следующий день Лягушка велит шить кисет; муж спрятался, застал девушку, стал с ней жить; Лягушке велел налить в кожу кровь, завернуться; той сперва тепло, а ночью замерзла насмерть; они убили лягушкиных оленей; младшая сестра пошла туда, где оставила старшую; там изба, в ней сестра без зада, дала младшей множество оленей, она привела их мужу]: 179-181; Торгонов 2002 (баунтовские эвенки) [три девушки собирали ягоды; у них в чуме не было еды, они голодали; однажды, вернувшись из леса, обнаружили в люльке ребенка; в чуме стала появляться еда; девушки решили втайне понаблюдать, кто им ее приносит; увидели, что ребенок поднимается из люльки, превращается в медведя и испражняется рыбой; девушки решили его убить, надев ему на голову кипящий котел; перед смертью ребенок-медведь закричал, что оленные люди отныне будут иметь посуду, наконечники для стрел, скребки, украшения, одежду и пр., сделанные из его шкуры, костей и когтей]: 119-120; киренские эвенки [две сестры находят люльку с ребенком, приносят домой; видят, что оставшись один, он превращается в великана Манги, добывает рыбу, затем возвращается в люльку; сестры опрокидывают на него кипящий котел, убегают; он гонится за ними; одна бросает гребень, другая сумку, они превращаются в лес, в скалу, не могут остановить М.; старуха Ачэкай протягивает для них через реку ноги как мост; когда идет М., убирает ноги; М. кричит, чтобы из его рук сделали поварешки, из головы ведро, из крови краску, из позвоночника челнок; на развилке сестры поехали по левой тропе, попадают к старухе; та прячет их, превратив в иглу и в наперсток; приходят двое людоедов; старшая девушка-наперсток смеется, людоеды съедают ее; младшей старуха дает птичье крыло, та улетает на нем, встречает парня, выходит замуж]: Пинегина и др. 1952: 58-61; туруханские эвенки (Катанга, т.е. верховья Подкаменной Тунгуски, зап. в 1928 г.) [две сестры копали сарану, подобрали младенца; вернувшись, видят в чуме котел на огне, в нем варятся два сига; посмотрели, как человек превращает двух своих глистов в сигов; залили младенца расплавленным оловом, побежали; за ними погнался великан Мани в оловянном поясе; старшая бросила скребок для выделки замши (горы, М. проделал в них седловины), оселок (утес, М. расколол), зубчатый чучун, т.е. круглый скребок для замши (лес, М. скинул с себя оловянный пояс, прополз), гребень (камни, горы, лес), М. потерялся в них муравьем]: Ошаров 1936a: 19-21 (=1936b, № 15: 280-281); (ср. сымские эвенки [девочка порезала руку ножом, птичка советует ей лизнуть кровь; девочке нравится вкус, она съедает мать, младших сестер; старший брат убегает на Нэмелон'е (десятиногом олене); сестра бросает топор, тот последовательно отрубает оленю все ноги; брат продолжает бегство, став лосем, медведем, росомахой, лисицей, хорьком, горностаем; когда становится мышью, сестра теряет след; ломает свои скребки и кожемялки, умирает]: Василевич 1936, № 45: 55-58).

Япония. Айну Сахалина [две старшие сестры приносят младшей найденного ими младенца; младшая подсматривает, видит, что младенец стал чертом, пожирает еду; старшие сперва не верят, по очереди остаются, видят то же; бросают младенца в огонь, убегают; средняя возвращается за забытыми бусами; они надеты на черта, разгребающего огонь; девушка превращается в паука, спускается, забирает бусы, убегает; черт преследует; младшая вырывает свой зуб, бросает, он превращается в скалу, они на нее забираются; черт зовет других чертей, у некоторых топоры из древесной смолы; сперва черти ныряют за отражением женщин; затем рубят скалу, она давит их всех; женщины живут хорошо]: Пилсудский 2001, № 9: 43-44 (то же 2002, № 9: 39-41).