Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

L103A. Дочь стучится, ей не отпирают. .32.34.

Девушка убегает от людоедки, стучится в дверь родного дома, но родные не отпирают и людоедка съедает ее.

Мари, чуваши, удмурты, башкиры, (казанские татары), сибирские татары.

Волга – Пермь. Удмурты (Сосновка Сарапульский у. Вятской губ.): Верещагин 1886 (Сосновка) [Весной мать посылает трех дочерей в лес за мётлами, девушки заблудились. Одна из сестер забирается на высокое дерево и осматривается. Говорит, что вдали поднимается синий дымок, как ниточка. Вторая сестра не верит и забирается на ель. Смотрит в одну сторону и говорит, что вдали поднимается синий дымок толщиною с палец. Третья сестра не не верит и забирается на ель. Говорит, что вдали поднимается синий дымок толщиною с руку. Девушки приходят к избушке. На печи сидит старуха, Кукри-баба, отвратительного вида и кормит грудью ребенка, а у ребенка на голове короста. К. спрашивает, не хотят ли девушки есть. Девушки соглашаются. К. соскребает с головы ребенка коросту и потчует девушек. Девушки отворачивают глаза. К. говорит, что если не будут есть, она сама их съест. Одна берёт — её вырвало; берёт другая, третья — тоже вырвало. Девушки хотят уйти. К. говорит, что пустит их, когда перепрыгнут через ступу. У дверей в углу у неё большая деревянная ступа, туда приводит она девушек и велит перескочить через нее. Две сестрицы перескакивают и уходят, а третья перескочить не может, остаётся у К. К. уходит, велит качать ребёнка, петь: «Э! Э! О! О! Спи, усни», из избы не выходить. Девушка качает ребёнка, плачет. Петух велит сесть на него, девушка едет на петухе, К. догоняет, бросает в петуха деревянный пест, петух роняет девушку. К. снова уводит девушку в свою избушку. Опять девушка качает ребенка и плачет. Приходит заяц – то же. Приходит худая лошадёнка, вся в грязи и навозе. Девушка едет на ней. Видят, что К. гонится. Доезжают до воды, на воде лежит бревно. Девушка слезает с лошадёнки и идёт по бревну. К. тоже идёт. Девушка сходит на берег, качает бревно, К. падает в воду, погибает. Девушка приходит домой уже ночью, когда все домашние спят. Она берётся за кольцо двери, стучится — не отпирают: никто не услышал. Она уходит спать на сенник, там кто-то ночью её съедает, оставляет только волосы. Утром отец девушки с мальчиком уходят на сенник дать корму лошадям. Мальчик находит волосы,и говорит отцу, что нашёл струны. Отец разрешает их взять. Мальчик приносит волосы в избу, кладёт их на стол. Волосы начинают причитывать жалобным голосом съеденной девушки: «Батюшка, матушка! Руки, пальцы стучали в дверь — вы не отперли». Все пугаются, бросают волосы в печь. В печи и пепел говорит тоже. Семья не рада житью. Бабы выгребают золу, выносят остатки, бросают золу в лесу. С этой поры в печи причитываний нет]: 165-166; 1989 [Женщина с дочерью идут в лес за малиной. На обратном пути заблудились. Забираются, на высокую ель, видят вдали огонёк. Доходят до избушки, в ней баба-калмычка с коровьими ногами. Мать с дочерью пугаются, но просят есть. Калмычка варит им щи с человеческими руками и ногами, со вшами, приглашает есть. Они едят, их вскоре вырвало. Ложатся спать, но не могут уснуть. Когда всходит солнце и щебечут птицы, баба-калмычка приносит в избу корыто, в котором прачки толкут бельё. Велит им перескочить через корыто, предупреждая, что та, которая не перескочит, останется у неё в услужении. Мать перескакивает и уходит, дочь не может. Матери тяжело расставаться, но калмычка неумолима. Девушка живёт у калмычки: стряпает, метёт пол. Тоскует, плачет. Когда калмычка отлучается из дому, приходит свинья, велит сесть на неё, обещает отвезти домой. Девушка садится, свинья её несёт. Калмычка пускается в погоню, настигает и уводит обратно. На другой день приходит соловая лошадь, просит сесть на неё. Калмычка опыть видит девушку, но сколько ни гонится, догнать не может; это происходит уже в сумерках. Девушка стучит кольцом, но ей не отпирают. Она вынуждена ночевать в овчарне с овечками. Ночью приходит калмычка, съедает, оставляет только волосы. Утром мать заходит в овчарню, там голоса: «О, маменька, маменька! Зачем не отперла дочери? Она убежала от калмычки в сумерках; постучалась у тебя на крыльце, а ты не отперла. Пришла к ней калмычка и съела ее». — «Доченька! доченька! Кабы я слышала — отперла бы тебе», отвечает ей мать, залившись слезами]: 185-186; удмурты (Починок Бабинской Ключевской волости Глазовского у. Вятской губ.) [У человека большая семья. Он не может ее прокормить, везёт ту дочь, которую не любит, в лес, оставляет в чаще; девушка блуждает 12 дней, забирается на ель, в одном месте видит светлую точку: там крыши, лают собаки; в сумерках она приходит в родное село; под окном родительского дома просит отца о ночлеге; тот велит спросить у матери, мать – у старшего брата, старший брат – у невестки, невестка – у младшего брата, младший брат – у старшей сестры, старшая сестра – у младшей сестры, младшая отвечает, что не знает; девушка ночует под лестницей сеновала, ночью её разрывает волк; когда её младшие братья утром встают, они находят только волосы сестры; братья собирают волосы и делают балалайку]: Wichmann 1901, № 48: 156-159; башкиры: Бараг 1989, № 7 (Асалыкул Архангельского р-на Башкортостана) [Старик и старуха, у которых были дочь Фатима и женатый сын. Однажды Фатима и невестка отправляются на реку полоскать бельё. Они вздорят. Рассердившись, сноха сталкивает Фатиму в реку. Наступает вечер, а Фатимы нет. Родители спрашивают у снохи о дочери, та молчит. Отец ищет дочь, подходит к реке, зовёт и спрашивает, на земле она или на небе. Фатима отвечает из-под воды: «Нет меня на земле, отец, нет меня в небесах, отец. Чёрны волосы мои корнями ивы спутаны. На дне реченьки лежит белолицая, белолицая твоя доченька. Принеси, принеси багор дочь свою вызволить». Отец приносит железный багор, но не может вытащить дочь из-под воды и возвращается домой в печали. На берег приходит старший брат. Фатима отвечает ему точно так же, он бежит за багром, пытается вытащить сестру, но у него не выходит. Это слышит медведь, подходит к берегу, пробует позвать Фатиму, но та не откликается на медвежий голос. Тогда он идёт к кузнецу, чтобы тот подточил ему язык, и пробует ещё раз, отцовским голосом. Фатима отзывается, медведь слышит голос девушки, приносит багор, вытаскивает её и уносит к себе домой, женится. Фатима тоскует по родному дому, но медведь её не пускает. Тогда девушка заставляет медведя отнести ее родителям мешок с гостинцами, которые она напекла, сама незаметно забирается в этот мешок, поставив на крыше завёрнутую в своё платье. Медведь идёт и оглядывается, думает, что это Фатима на крыше. Испугавшись собак, медведь бросает свою ношу и убегает. Девушка бежит к родному дому, но ночью дверь ей не открывают. Она идёт в хлев к овцам и остаётся там ночевать. Ночью её съедают волки. От Фатимы остаётся только пучок чёрных волос. Из найденных поутру волос девушки брат делает струны для своей скрипки; скрипка поет голосом Фатимы: «Не дави смычком на струны – голова моя болит. Не сжимай меня руками – весь мой стан огнём горит. Не открыл мне братец двери – слёзы лить теперь велит». Когда брат бросает скрипку наземь, перед ним предстаёт живая Фатима], 20 [муж умер, вдова с тремя маленькими детьми остались у свекрови-колдуньи; лишь однажды поздно вечером та отпустила невестку погостить у матери; колдунья послала в погоню свинью-людоедку; невестка последовательно бросает ей гостинцы, оставляет лошадь, младшего, среднего, старшего ребенка, свинья их съедает; невестка стучится к одному, ко второму брату, те ночью не открывают; мать не может открыть, т.к. больна; невестка укрылась в сарае, свинья ее съела, на крыше выросла трава-курай (борщевик и другие крупные зонтичные); пришли братья, подул ветер, курай рассказала свою историю; братья стали просить прощения у сестры; на ветру курай с тех пор поет эту песню]: 63-65, 98-99; 1989, № 18 (с. Ишяль Мечетлинского р-на, зап, 1956) [убыр-карсык (УК) обманом уводила девушек, те перестали ходить за ягодами; однажды утром девушка спустилась к ручью за водой, там красавец, обещает прислать сватов; после свадьбы они едут в лес, муж оказался сыном УК с ухом на затылке, кривым носом, оскаленными зубами; сноху мучают работой; она мечтает навестить родных; УК разрешает, велит испечь на дорогу лепешек; пока сноха ходила к соседям за платьем, УК съела лепешки; то же на другой день; на третий сноха отправилась в старом платье; УК преследует; сноха бросает сперва позади по лепешке, затем отрезает себе пальцы; руки; но ребенка не бросила; после наступления темноты добежала до дому; мать, отец, жена брата не отпирают, говорят, что дочь (золовка) ночью не будет ходить; УК подбежала, съела сноху вместе с ее ребенком, волосы, кишки, жилы повесила на ручке овчарни; утром брат думает, что волк съел овцу; отец советует сделать из жил хорошие струны на скрипке; брат сделал, заиграл, скрипка поет: Ты, матушка, дверь мне не открыла – УК меня съела. Ты, отец, дверь мне не открыл – сваха твоя меня съела. Ты, невестка, дверь мне не открыла – УК меня съела. Ты, брат, дверь мне не открыл – УК меня съела. Родные поняли и заплакали; брат пришел в избу УК, там красивая девушка; он ударил ее скрипкой по голове, девушка превратилась в чудовище, затем в двуглавого змея; брат отсек мечом обе головы, разрубил тело на куски, хотел сжечь; слышит голос: Брат мой, не сжигай, нас тут не оставляй! Он стал раскидывать куски, из одного большого вышла сестра, из другого маленького – ее ребенок; стали хорошо жить; скрипка того егета до сих пор поет; Убыр дверь не открывайте! Снох своих не обижайте..]: 110-115; Зеленин 1991, № 103 [свекровь – убыр (ведьма); сноха печет лепешки, чтобы отвести подарки трем своим братьям, каждый раз свекровь их съедает, пока сноха запрягает коня; сноха сперва запрягает, затем печет, уезжает; убыр догоняет, сноха бросает лепешки, убыр ест их, тратит время; сноха последовательно бросает предметы, убыр их проглатывает: хлыстик, колесо от телеги (едет дальше на трех), троих своих детей, три колеса, телегу (дальше едет верхом), хомут, все предметы одежды, кроме рубахи; убыр проглатывает хвост лошади, одну ногу, вторую, лошадь; сноха бежит пешком; братья не верят, что стучится сестра, младший велит ей идти в овечий пригон, убыр съедает ее, кишки вешает младшему брату на столб, уходит домой; средний брат делает из кишок струны на скрипку, та играет, говорит, что она его сестра Биби-Гайша; братья позвали свекровь с ее мужем в гости, убили свекровь, свекор остался с ними]: 445-447; чуваши: Сироткин 1967 []: 113; Сидорова 1972 []: 357; Тукташ 1941 []: 51]; мари: Сабитов 1982 []: 34; Четкарев 1956: 110-111 [], 113 [].

Южная Сибирь. Сибирские татары (Яланкуль Большереченского р-на Омской обл.) [у злых людей сноха, её не пускают в гости к родителям. однажды она берёт своего младенца и при лунном свете идёт в гости к родителям; навстречу волк; испугавшись, она роняет хлеб, который был у неё в руке; волк находит хлеб и сожрав его, бредёт за женщиной; та сбрасывает шаль с головы; напоследок у неё ничего не остаётся, она вынуждена бросить своего младенца; добирается до своей родной деревни, прячется на дворе родителей; волк находит её и съедает; когда всходит солнце, её брат выходит на двор, видит: кишки валяются; он приносит кишки домой, делает из них скрипичные струны, играет на скрипке; скрипка поёт: «Светит месяц тускло, плетётся баба грустно, когда тучи в небесах, рыщут волки в лесах»; родители и братья сестры слушают эту песню; идут искать дочь и мстят за неё – убивают свекровь и свёкра]: Ахатов 1963, № 5: 192-193.