Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M120A. Плачея-трупоед, ATU 37, Th. K931. .21.28.31.42.

Персонаж притворяется плакальщиком, съедает покойника (неуважительно обращается с телом).

Тибетцы (Сикким), русские (Архангельская, Воронежская и др.), украинцы, финны, карелы, вепсы, мордва, тлинкиты.

В ATU 37 объединены четыре разных мотива: "нянька-людоед", "плакальщица съедает покойницу", "мнимый пастух съедает животных стада", "лиса и птица решают вместе воспитывать своих детей". Их объединение нецелесообразно, т.к. их ареалы совпадают лишь в некоторых районах Европы. Необходима новая классификация с проверкой по публикациям.

Тибетцы (Сикким),

Тибет, Северо-Восток Индии. Тибетцы (Сикким) [жена по имени Жирная всегда готовит мужу Мясистому жирную пищу; он подсматривает, видит, как она катается по сковородке, наполняя ее; отослав жену, муж сам ложится на сковородку, зажарен; жена ищет ламу совершить над ним обряд; Голубь, Сорока, Ворон не знают ламских слов, женщина гонит их; Коршун произносит эпитеты Будды, женщина вручает ему тело мужа; когда возвращается, Коршун отвечает, что съел тело, приняв его за угощение; она бросает в него чашку кислого молока; с тех пор на голове коршуна белое пятно]: Крапивина 2001: 41-47.

Средняя Европа. Русские, украинцы [Лиса-плачея: съедает мертвую старуху]: СУС 1979, № 37: 57; Афанасьев 1958, № 18 (Архангельская) [старик посадил кочешок в подполье, тот пробил дом, вырос до неба; старик слазил на небо, увидел, что там жернова сами пироги выдают, спустился, посадил старуху в мешок, полез снова; обронил мешок, старуха разбилась; Лиса предлагает вылечить старуху, просит оставить ее в бане, принести кости старухи, толокно, масло; пока ест, говорит, что старухе лучше; все съедает, убегает], 21 [дочь старика уронила боб, он вырос до неба; старик посадил старуху в мешок, полез на небо, уронил мешок; стал искать плачею по мертвой старухе; отверг Медведя, взял Лису; та съела покойницу, убежала], 22 [как в (21), но старуха просто умерла, без эпизода с бобом]: 29-30, 33-34, 34; Кретов 1977, № 9 (Воронежская, 1971, с. Ново-Животинское Рамонского района) [У старика умирает жена-старуха, он ищет кого-нибудь, кто мог бы поплакать о ней. Ему не нравится, как плачет медведь, нравится, как плачет лиса. Он оставляет ее в ногах старухи и уходит строить гроб. Когда возвращается, нет ни лисы, ни старухи (лиса съела старуху)]: 24-24; Никифоров 1961, № 90 (Пинега или Заонежье, Вожгоры, 1928, М.Н. Лешукова, 35 л.) [Старик со старухой сеют в подполье жито, оно вырастает высотой с сарай, они забираются по лестнице на крышу, старуха падает и умирает. Старик ищет «омывальницу» и «оплакальницу», ему не нравится, как плачет заяц (мяу, мяу) и волк (оу, оу), нравится как оплакивает лиса, приводит ее в избу. Она съедает старушку, пока старик делает гроб. Старик обнаруживает кости жены и хоронит]: 220-221; Ончуков 2008, № 37 (Архангельская) [старик и старуха посеяли репу «на подызьбице»; когда время репу рвать, старуха села в мешок, старик стал подниматься, держа мешок в зубах; старуха: скоро ли? старик: скоро; разжал зубы, выронил мешок, старуха разбилась; старик позвал лису оплакивать, та съела старуху; кости похоронили]: 147.

Балтоскандия. Карелы [у мужика умерла жена; он идет искать плакальщицу, предлагает встречным попробовать, отвергает Волка, Лису, Зайца, доволен Медведицей; та съедает покойницу]: Конкка 1959: 90-91 (=Евсеев 1981: 230-231); финны [у Медведя умерла жена, он идет искать плакальщицу; отвергает Волка, Зайца – голоса не подходят; Лиса хорошо причитает, принята; просит перенести тело из душной избы в кладовую; Медведь больше не слышит плача, приходит узнать, в чем дело; Лиса говорит, что почти уже все доела]: Dähnhardt 1912: 127 (=Goldberg 1957 [медведь пытается ударить лису каким-то кухонным инструментом, попадает по хвосту, с тех кончик лисьего хвоста белый]: 19-22); вепсы [баба предлагает посеять репу на крыше; регулярно посылает деда узнать, как она растет; когда пора вытаскивать, дед сажает бабу в мешок и держит его в зубах, поднимаясь по лестнице; мешок падает, баба разбилась; дед ищет плакальщицу; отвергает медведя, собаку (их голоса не нравятся), берет лису (хорошо поет); та съедает покойницу, убегает]: Kippar 2002: 88-92.

Волга – Пермь. Мордва (эрзя) [старуха подметала, нашла себя репы, велит старику посадить; где? – На чердаке; старик взял лошадь, соху, вспахал чердак; старик каждый раз сообщает, насколько выросла репа; старуха просит взять ее; старик лезет по лестнице, держа мешок со старухой в зубах; старуха спрашивает, далеко ли еще; старик: близко; мешок упал, старуха убилась; заяц, медведь, волк навстречу, их голос старику не нравится, не берет в плакальщики; лиса понравилась; она облила гроб водой: сморит, сколько слез я пролила; старик заплатил лисе за оплакивание, похоронил старуху, спустил на лису собак]: Евсевьев 1964, № 56: 373-375.

СЗ Побережье. Тлинкиты: Boas 1895, № XXV.1.19 [Ворон превратил себя в женщину, Норку – в младенца, пришел к Тюленям, вышел за сына вождя; выходит за Тюленя; однажды заставляет своего мнимого младенца кричать, говорит мужу, что случится что-то плохое; задушила мужа, ходит скорбеть на его могилу; один человек проследил: там ворон клюет труп; ворона повесили в дымоходе, с тех пор он черный] (=2002: 622-623): 319); Smelcer 1992 [Ворон решает стать женщиной, чтобы найти мужа, который бы его кормил; люди из рода Касатки ищут жену, верят, что Ворон есть дочь вождя по имени Сестра-на-Высокой-Скале (т.е. чайка); по ночам мнимая жена крадет рыбу, теряет лабретку; говорит, что лабретка сама летает в кладовую; ей верят; говорит, что видела во сне, как все спали, а муж так и не проснулся; люди напуганы; ночью Ворон убивает мужа острой палочкой; притворяется, что скорбит у его тела; говорит, что муж завещал отнести его труп подальше, оставить вдову скорбеть, не смотреть на нее, но оставлять ей еду; так Ворон долго жил, питаясь за счет Касаток]: 13-14; Swanton 1909, № 31 [как в Smelcer; мнимая вдова поедает труп мужа; Касатки просят ее сделать их белыми; она убивает их, вонзая каждому в ухо лучину; последняя Касатка спасается]: 115-116.