Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M120A. Плачея-трупоед, ATU 37, Th. K931. .21.28.31.42.

Персонаж притворяется плакальщиком, съедает покойника (неуважительно обращается с телом).

Тибетцы (Сикким), лепча, русские (Архангельская, Воронежская, Тамбовская и др.), украинцы, финны, карелы, вепсы, мордва, тлинкиты.

В ATU 37 объединены четыре разных мотива: "нянька-людоед", "плакальщица съедает покойницу", "мнимый пастух съедает животных стада", "лиса и птица решают вместе воспитывать своих детей". Их объединение нецелесообразно, т.к. их ареалы совпадают лишь в некоторых районах Европы. Необходима новая классификация с проверкой по публикациям.

Тибетцы (Сикким),

Тибет, Северо-Восток Индии. Тибетцы (Сикким) [жена по имени Жирная всегда готовит мужу Мясистому жирную пищу; он подсматривает, видит, как она катается по сковородке, наполняя ее; отослав жену, муж сам ложится на сковородку, зажарен; жена ищет ламу совершить над ним обряд; Голубь, Сорока, Ворон не знают ламских слов, женщина гонит их; Коршун произносит эпитеты Будды, женщина вручает ему тело мужа; когда возвращается, Коршун отвечает, что съел тело, приняв его за угощение; она бросает в него чашку кислого молока; с тех пор на голове коршуна белое пятно]: Крапивина 2001: 41-47; лепча [блоха – муж, вошь – жена; купили масло, но не на чем развести огонь; кто первым принесет дров, тот и съест масло; когда вошь дошла до места, блоха уже запрыгала обратно; но при каждом прыжке ее связка развязывалась и в итоге вошь вернулась быстрее; блоха так ударила вошь горящей головней, что пришлось искать священнослужителя; блохе не нравится голос жабы, фазана, нравится горлинка; та пришла и склевала вошь; блоха с испугу прыгнула на человека, попробовала разные места на его теле, но в итоге перебралась на собаку]: Stocks 1925, № 18: 374-375.

Средняя Европа. Русские, украинцы [Лиса-плачея: съедает мертвую старуху]: СУС 1979, № 37: 57; Афанасьев 1958, № 18 (Архангельская) [старик посадил кочешок в подполье, тот пробил дом, вырос до неба; старик слазил на небо, увидел, что там жернова сами пироги выдают, спустился, посадил старуху в мешок, полез снова; обронил мешок, старуха разбилась; Лиса предлагает вылечить старуху, просит оставить ее в бане, принести кости старухи, толокно, масло; пока ест, говорит, что старухе лучше; все съедает, убегает], 21 [дочь старика уронила боб, он вырос до неба; старик посадил старуху в мешок, полез на небо, уронил мешок; стал искать плачею по мертвой старухе; отверг Медведя, взял Лису; та съела покойницу, убежала], 22 [как в (21), но старуха просто умерла, без эпизода с бобом]: 29-30, 33-34, 34; Ончуков 2008, № 37 (1907, с. Среднее Бугаево, Низовая Печора) [Старик со старухой решают посадить репку в подызьбице (нижний этаж крестьянской избы), приходит время собирать урожай, старуха просит старика ее поднять, т.к. ей самой никак не достать. Он сажает ее в мешок, берет его в зубы. Старуха спрашивает, близко ли, старик отвечает и роняет старуху в мешке, она падает и умирает. Старик хоронит старуху и идет «кому-нибудь поплакаться», встречает лису, она приходит, плачет и съедает старушку. Старик возвращается и хоронит кости старухи]: 145-146; Кретов 1977, № 9 (Воронежская, 1971, с. Ново-Животинское Рамонского района) [У старика умирает жена-старуха, он ищет кого-нибудь, кто мог бы поплакать о ней. Ему не нравится, как плачет медведь, нравится, как плачет лиса. Он оставляет ее в ногах старухи и уходит строить гроб. Когда возвращается, нет ни лисы, ни старухи (лиса съела старуху)]: 24-24; Смирнов 1917, № 251 (Тамбовская, Кирсановский у., 1890) [Слепая старуха роняет в подполье зерно, оно прорастает сквозь пол, потолок и крышу, расцветает, старуха просит мужа отнести ее в мешке на потолок, чтобы послушать пение птиц, он поднимает ее. Она просит поднять ее еще, он роняет мешок, она падает. Он решает, что она смеется, но она мертва. Он ищет плакальщицу («кричальщицу»), встречает волка, и приглашает его]: 672-672; Никифоров 1961, № 90 (Пинега или Заонежье, Вожгоры, 1928, М.Н. Лешукова, 35 л.) [Старик со старухой сеют в подполье жито, оно вырастает высотой с сарай, они забираются по лестнице на крышу, старуха падает и умирает. Старик ищет «омывальницу» и «оплакальницу», ему не нравится, как плачет заяц (мяу, мяу) и волк (оу, оу), нравится как оплакивает лиса, приводит ее в избу. Она съедает старушку, пока старик делает гроб. Старик обнаруживает кости жены и хоронит]: 220-221.

Балтоскандия. Карелы [у мужика умерла жена; он идет искать плакальщицу, предлагает встречным попробовать, отвергает Волка, Лису, Зайца, доволен Медведицей; та съедает покойницу]: Конкка 1959: 90-91 (=Евсеев 1981: 230-231) ; финны: Шустрова 1994 [Медведь ищет детям няньку; отвергает Волка, Зайца, ибо они плохо поют; берет Лису, которая поет хорошо; Лиса не заботится о медвежатах, отвечает, что пела им песни; на следующий вечер Медведь слышит, как голодные дети плачут; Лиса убегает]: 406-407; Goldberg 1957 [=Dähnhardt 1912: 247-248; у волка умерла жена, родив трех волчат; волк ищет няньку; отвергает рябчика, куропатку, зайца – голос не нравится; доволен пением лисы; та остается в норе, велит волку приносить мясо, съедает и волчат; когда волк хочет на них посмотреть, просит сперва ее выпустить, убегает, лезет под камень; волк успевает схватить ее за лапу; она спрашивает, да знает ли волк, за что хватился; волк отпускает лапу, лиса прячется]: 44-48; вепсы: Kippar 2002 [баба предлагает посеять репу на крыше; регулярно посылает деда узнать, как она растет; когда пора вытаскивать, дед сажает бабу в мешок и держит его в зубах, поднимаясь по лестнице; мешок падает, баба разбилась; дед ищет плакальщицу; отвергает медведя, собаку (их голоса не нравятся), берет лису (хорошо поет); та съедает покойницу, убегает]: 88-92; Онегина, Зайцева 1996, № 19 [старик и старушка посеяли репу на крыше; репа стала расти; старушка испугалась, что она раздавит дом, полезла собрать, упала на борону; старик пошел искать плакальщиц; встретились курица, заяц, лиса, волк, медведь; каждый отвечает, что умеет причитать; старик оставил их у тела, они съели старушку и убежали; старик взял котенка, совок и топор и ушел; в избе мужик с печки прыгает в штаны, которые держит жена; за сто рублей старик научил надевать штаны; в другом месте мужик носит мешком свет в избу без окон; старик за 200 рублей прорубил окно; в третьем месте крысы по ночам съедают людей; старик продал котенка; старик вернулся домой, а из его избы вышел человек и велел уходить; старик заплакал, из слез возникло Онего, подтопило дом]: 101-103.

Волга – Пермь. Мордва (эрзя) [старуха подметала, нашла себя репы, велит старику посадить; где? – На чердаке; старик взял лошадь, соху, вспахал чердак; старик каждый раз сообщает, насколько выросла репа; старуха просит взять ее; старик лезет по лестнице, держа мешок со старухой в зубах; старуха спрашивает, далеко ли еще; старик: близко; мешок упал, старуха убилась; заяц, медведь, волк навстречу, их голос старику не нравится, не берет в плакальщики; лиса понравилась; она облила гроб водой: сморит, сколько слез я пролила; старик заплатил лисе за оплакивание, похоронил старуху, спустил на лису собак]: Евсевьев 1964, № 56: 373-375.

СЗ Побережье. Тлинкиты: Boas 1895, № XXV.1.19 [Ворон превратил себя в женщину, Норку – в младенца, пришел к Тюленям, вышел за сына вождя; выходит за Тюленя; однажды заставляет своего мнимого младенца кричать, говорит мужу, что случится что-то плохое; задушила мужа, ходит скорбеть на его могилу; один человек проследил: там ворон клюет труп; ворона повесили в дымоходе, с тех пор он черный] (=2002: 622-623): 319); Smelcer 1992 [Ворон решает стать женщиной, чтобы найти мужа, который бы его кормил; люди из рода Касатки ищут жену, верят, что Ворон есть дочь вождя по имени Сестра-на-Высокой-Скале (т.е. чайка); по ночам мнимая жена крадет рыбу, теряет лабретку; говорит, что лабретка сама летает в кладовую; ей верят; говорит, что видела во сне, как все спали, а муж так и не проснулся; люди напуганы; ночью Ворон убивает мужа острой палочкой; притворяется, что скорбит у его тела; говорит, что муж завещал отнести его труп подальше, оставить вдову скорбеть, не смотреть на нее, но оставлять ей еду; так Ворон долго жил, питаясь за счет Касаток]: 13-14; Swanton 1909, № 31 [как в Smelcer; мнимая вдова поедает труп мужа; Касатки просят ее сделать их белыми; она убивает их, вонзая каждому в ухо лучину; последняя Касатка спасается]: 115-116.