Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M188. Шакал в красильне. .21.23.29.30.33.34.

Персонаж пользуется почетом после того, как случайно приобретает необычный вид – пачкается краской или нацепляет на себя какой-то предмет, который не может снять.

Тибетцы, синдхи, кашмирцы, пахари, ассамцы, (гуджарати), бирманцы, лаки, лезгины, грузины, таджики, казахи, монголы.

Тибет. Тибетцы: Schiefner 1906, № 36 [шакал угодил в чан с индиго; сказал другим, что его имя Śataga, что царь богов Śakra сделал его царем животных; послал сказать своей матери, что его ближайшие приближенные – это львы, тигры, слоны, а круг подальше – шакалы; мать отказалась прийти, а посланец сказал, что «царь» – это просто шакал; когда синий шакал ехал на слоне, другие завыли и синий тоже завыл; слон сбросил его, затоптал]: 336-338; Парфионов 1976 [лис угодил в чан с синей краской; сказал, что его имя Минó («посланец»): Небо послало его быть царем животных; слон стал возить М. на спине; М. послал за своей матерью, но та отказалась прийти; посланный рассказал, что мать М. – лиса, так что и он обыкновенный лис; лисы прогнали его]: 188-190.

Южная Азия. Синдхи [шакал просит красильщика выкрасить его синей краской (индиго); вколол в уши колючки акации, пришел к другим шакалам, назвался султаном, сел у пруда на трон из коровьих лепешек; позволил козам напиться лишь после того, как они воспели султана на золотом троне с драгоценными подвесками в ушах; то же с другими животными; старый баран попросил сперва дать ему напиться, а потом уже позволить произнести похвалу; поет, что вонючий шакал сидит на троне из дерьма с колючками в ушах; шакала бросился на него, но баран указал на приближающихся собак и шакал убежал в заросли]: Schimmel 1995, № 30: 203-204; кашмирцы: Knowles 1885 [шакал попал в красильню и упал в чан с синей краской; боясь показаться другим, стал жить на холме; звери приняли его за необычное существо и короновали царем; но когда другие шакалы завыли, этот стал подпевать и оказался разоблачен]: 192-193; 1888 [шакалы выбрали царем старого шакала, покрасили в синий цвет, нацепили на шею циновку для веяния; появился тигр, шакалы разбежались, а царь застрял в норе, т.к. циновка не пролезла; тигр приволок его к себе, привязал за веревку; шакалу удалось убежать; его хотели снова сделать царем, но он сказал, что для одной жизни один раз оказаться царем достаточно]: 160-161; пахари [шакал забрался в лавку красильщика, вымазался синей краской; звери его не узнали, сделали царем; сперва рядом с ним были шакалы и за их воем воя крашеного шакала не было слышно; но крашеный прогнал за что-то других, окружил себя лисами и волками; те услышали вой, поняли, что это шакал; его искусали и прогнали]: Dracott 1906: 198-199; ассамцы [лиса съела предназначенные для богини Лакшми пирожки, оставленные на латунном блюде с отверстием посредине; просунула в отверстие голову, не может снять блюдо; поэтому не может охотиться; говорит двум тигрятам, что их родители, должно быть, от нее скрываются: их отец должен ей деньги; съедает мясо, оставленное тигрятам тигрицей; так многократно; тигр остается следить, бросается за лисой, застревает в развилке дерева; лиса тигрице: видишь, что стало с твоим мужем; тигрица становится слугой лисы, носит мясо; на переправе лиса чуть не тонет, тигрица выносит ее на берег; лиса: кто просил вытаскивать меня из воды, я собиралась взыскать долг с хозяина реки; тигрица погнала на лису оленя, олень наступил на лису, порвав шубу; лиса: так смеялась, что олень маленький, что шкура лопнула; тигрята выросли; все лисы стали выть; эта лиса отошла в сторону и тоже завыла; тигрята поняли, что это всего лишь лиса, разорвали ее]: Borooah 1955: 24-30; (ср. гуджарати [кот залез в головой в сосуд с маслом, а обратно не вытащить; царь разбил сосуд, чтобы освободить кота, но горлышко осталось у того на шее и кот убежал; на поле сорго сказал мышам, что он теперь святой человек, стал проповедовать; потихоньку хватал и съедал мышей; потом теме заметили, спрятались]: Hertel 1921, № 68: 298-299).

Бирма. Бирманцы [кот засунул голову в горшок с рыбой, хозяин бросил в него камень, горшок разбился, а венчик остался у кота на шее; он шел и говорил встречным, что это знак его мудрости, пусть отдают детей на воспитание; с ним пошли утенок, цыпленок, вороненок и птенец птицы боу; ночью кот съедает утенка, затем цыпленка; двое другие догадались, набросились на него, с тех пор глаза у кошек не вдоль, а поперек]: Никулин 1988: 459-462.

Кавказ – Передняя Азия. Лаки [шакал забрался в красильню, вымазался разными красками, решил быть царем зверей; медведь обещает ему верно служить, лиса поднесла подарки, лев согласился быть сторожем; шакалы стали выть, «царь» ответил; лиса предложила льву его съесть – воет по-шакальи]: Халилов 1965, № 11: 28-29 (=Халилов, Османов 1989: 27-28); лезгины [шакал упал в чан с синей краской; лиса обещает его накормить; говорит, что синий шакал – это сын индийского царя-льва; все звери несут ему мясо; шакал поверил, что он царевич, обругал своего визиря-лиса; просит прощенья; завыл; волк понял, что это шакал, съел его]: Ганиева 2011a, № 89: 228-230 (=Капиева 1991: 312-315); грузины [лиса угодила в красильный котел, объявила себя царицей; пусть другие лисы приносят ей в день по мышонку; требует мышонка и от лисы на другом берегу; та предлагает к ней переплыть; в воде краска сошла, лиса стала прежней лисой]: Курдованидзе 1988(1), № 6: 38.

Иран – Средняя Азия. Таджики (Сумбула) [лис провалился в печную трубу, упал в хум с синей краской, схватил висевшие в доме четки, пришел к курам, сказал петуху, что отправляется в хадж; петух, затем перепелка, удод к нему присоединяются; он заводит спутников в свою нору, обвиняет в ненадлежащем поведении (петух будит среди ночи, перепелка взлетает из-под ног мусульман), съедает; удод говорит, что в его пользу есть два свидетеля; лис его выпускает, он приводит к норе охотника с собакой; собака его убила, охотник снял шкуру]: Левин и др. 1981, № 14: 116-118.

Туркестан. Казахи [лиса залезла в лавку красильщика, вся вымазалась; звери решили, что это присланный с неба царь, служили ей много лет; в другой стране все лисы в одну ночь передохли; узнав об этом, крашеная тоже умерла от огорчения; тигр понял свою ожибку, в бешенстве растерзал труп, вновь занял трон]: Каскабасов и др. 1979, № 72: 144.

Южная Сибирь – Монголия. Халха-монголы («Монгольский сборник рассказов из Pаňcаtаntrа» – рукопись, написанная на литературном халха-монгольском языке с западнохалхасскими диалектизмами и приобретенная А.В. Бурдуковым в Северо-Западной Монголии; текст, по-видимому, восходит к тибетскому оригиналу, являвшемуся переработкой одной из версий Панчатантры): Владимирцов 2003, № XIII: 195-197 [лиса (шакал) находит сосуд из-под синей краски, брошенный красильщиком; залазит в него, становится синей; говорит хищным зверям: «Я – лиса по имени Jir {драгоценный камень}. Меня послали от deva, говоря: сойди вниз, управляй хищными зверями и не давай им жить в скверной смуте!»; поверив, хищные звери оказывают ей большой почет и уважение; если она отправляется куда-то, то едет на спине льва; синяя лиса становится заносчивой, начинает унижать зверей; отправляет к своей матери посланника, чтобы тот доставил ей еды; мать недовольна заносчивым поведением своего сына; посланник и другие лисы заподозрили, что синяя – обычная лиса; говорят об этом другим хищникам, но те не верят; лисы предлагают устроить проверку: все лисицы должны лаять, сев торчком, в первый весенний месяц, в день созвездия Буса, а из той лисы, которая не сделает этого, вылезет шерсть; с наступлением того дня синяя лиса лает; звери понимают, что она их обманула, убивают ее]; 99, 104 [параллели этому рассказу имеются в чахарском ксилографе “Драгоценное украшение” – комментарий на шастру под заглавием “Капля, питающая людей”» (XIX), монгольской рукописи «Шастра – “Драгоценное украшение” – комментарий на (сочинение) “Капля, питающая рожденных”» (XIX), «Толковании» на Subhāṣita (№ 17) и «Комментарии» на сочинение «Букет белых лотосов» (№ 37); китайская версия отличается только незначительными деталями (Cinq cents contes et apologues. Extraits du Tripiṭaka chinois et traduits en français, par Edouard Chavannes. P., 1911. T. 1-3. № 389)].