Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M192. Засохшая туша, ATU 68. .21.-.23.30.

Забиравшийся в тушу животного или надевший свежую шкуру животного падальщик не может выбраться из нее, когда шкура высыхает от жары; он выбирается, когда шкура вновь становится мягкой или кем-то порвана.

(Тигре, Марокко), лепча, кхмеры, Панчатантра, Джатаки, чхаттисгархи (Биласпур), маратхи, непальцы, гонды, байга, муриа, кота, ваханцы.

(Проверить: Восточная Африка. Тигре: Littmann в El-Shamy 2004, № 69: 31).

(Проверить: Северная Африка. Марокко (Марракеш): Legey в El-Shamy 2004, № 69: 31).

Тибет – Северо-Восток Индии. Лепча [шакал забрался внутрь дохлого слона, не может выбраться наружу; слышит рык тигра, кричит тигру, что вот мясо; тигр стал есть тушу слона, шакал выбрался; шакал стал навещать дом тигра, когда того нет, забирал все мясо, тигрята худеют; жена все рассказывает тигру; тот велит пригласить шакала, а он сам спрячется; шакал входит, но объясняет, что должен сесть, оставив хвост наруже; тигр бросается, шакал убегает, прячется в дупле дерева, тигр бросается, застревает, подыхает; шакал сидит на дереве, падает от голода, видит, что тигр мертв; ест его, приходит к его жене, та говорит, что раз он убил ее мужа, пусть теперь сам обеспечивает семью мясом; шакал ловит лишь муравьев; тигрица ведет его к коровам, просит убить теленка; шакал мечется, объясняет, что выбирает самого упитанного; тигрица сама убивает корову, просит шакала нести мясо; тот с трудом волочит по земле легкие; у реки мечется, ибо не может перейти, объясняет, что ищет самый мелкий брод; тигрица с тигрятами переходят, а шакала уносит река]: Stocks 1925, № 13: 368-370.

Индокитай. Кхмеры [заяц притворился мертвым; торговка бананами его подбирает, кладет в свою корзину; заяц съедает бананы, убегает; улитка говорит зайцу, что вода принадлежит ей, пусть заяц не пьет из пруда; заяц: если переплывешь пруд быстрее, чем я его обегу, ты права; улитка расставляет других улиток вдоль берега, они отвечают зайцу; с тех пор зайцы пьют только росу; заяц обещает вылечить крокодила от кожной болезни, если тот перевезет его на другой берег; прыгнув на берег, оскорбляет крокодила и убегает; залез в брюхо буйволу; под лучами солнца шкура высохла и сжалась; заяц просит человека полить на тушу воды; выскочив, кричит, что не станет благодарить своего спасителя; крокодил делает вид, что он – бревно; заяц: если ты бревно, то плыви против течения, если крокодил – то по течению; крокодил поплыл по течению; выполз на берег, притворился мертвым, заяц подошел, крокодил его проглотил, заяц стал теребить его кишки, крокодилу пришлось его отрыгнуть; заяц сел на смолистый пень и прилип; не велит слонам пить воды из пруда, сам он, заяц – поставленный Индрой сторож; слониха хватает зайца и отбрасывает в сторону, заяц опять освобожден; попал в ловушку огородника, упросил жабу его освободить – он избавит ее от бородавок; оказавшись на свободе, оскорбляет жабу; в следующий раз жаба освободила зайца за обещание отдать дочь за ее сына; заяц опять убегает; говорит, что съел пять слонов и хочет прочистить глотку печенью тигра; обезьяна уверяет тигра, что заяц не опасен; тигр согласен вернуться, связавшись с обезьяной хвостами; заяц: и этого паршивого тигра ты ведешь в счет уплаты долга? тигр побежал, волоча жабу; увидев гримасу мертвой жабы, думает, что та над ним смеется; заяц снова попал в ловушку, притворился мертвым, крестьянин вынул его, он убежал; крестьянин опять его поймал; монах предсказывает, что сегодня у крестьянина будет обычная пища; тот думает, что предсказатель плох: дома у него заяц и рыба; заяц учит рыбу притвориться уснувшей; ее бросят в воду, она поплывет, хозяин попытается поймать ее вершей, под которой заяц; оба спасаются]: Горгониев 1973: 115-126 (вероятно, то же в Sacher 1979: 91f в Uther 2004(1), № 68: 52).

Южная Азия. Панчатантра: Bødker 1957, № 710 [шакал ест тушу слона и забирается внутрь; шкура высыхает на солнце, затвердевает; шакал убеждает прохожих, что он – находящееся в туше слона божество, пусть на нее льют воду; шкура размокла, шакал выбрался], 714 [шакал забрался в тушу слона, она высохла, ему не выбраться; убедил проходившего риши, что он – святой, риши вызвал дождь, туша размокла, шакал выбрался]: 74, 75; Джатаки 148 и 490 [шакал проел ход внутрь туши слона, шкура высохла; после дождя размокла, шакал выбрался, но потерял шерсть]: Bødker 1957, № 788: 80; маратхи [шакал предлагает цирюльнику устроить огород; тот дает ему деньги, шакал покупает участок, все ест сам, приглашает других зверей, каждый раз говорит цирюльнику, что плоды еще не созрели; тот подсматривает, привязывает нож к огурцу, шакал порезался; три дня пролежал на скале, кровь присохла к камню; пошел дождь, шакал освободился; нашел тушу быка, залез внутрь, туша высохла, наружу не выбраться; люди пришли зарыть тушу; шакал говорит изнутри, что он местный бог, велит принести курицу и другую еду, поливать тушу водой; туша размокла, шакал вылез; у бедного брахмана 7 дочерей, он говорит, что пусть бы одну хоть шакал взял; шакал уговаривает отдать ему девушку; приводит к расщелине, там дворец, шакал снимает шкуру, становится принцем; дает тестю дыню, чтобы тот ее посадил; вырастает много дынь, соседка их покупает, внутри драгоценности; младшая дочь открыла последнюю, брахман пошел к соседке, та сказала, что ничего не знает; те драгоценности, которые были в последней дыне, брахман отнес ювелиру, тот обвинил его в воровстве, все отобрал; шакал подарил блюдо-самобранку; об этом узнал раджа, отобрал; шакал подарил веревку и палку; веревка связала раджу и его приближенных, палка стала бить, раджа все вернул; то же с другими обидчиками; младшая сестра увидела мужа старшей в облике человека, жена шакала бросила его шкуру в огонь, тот остался человеком]: Frere 1868, № 12: 175-194; непальцы [шакал кричал «ястреб», а сам в это время воровал кур; люди договорились проследить, шакала схватили, поволокли на казнь; когда волокут по траве, он кричит «больно», когда по камням, делает вид, будто радуется; его специально волокут по траве; подвешивают, бьют, он распухает; идет медведь, шакал делает вид, что счастлив; с видимой неохотой разрешает медведю его развязать, подвешивает вместо себя, убегает; медведь тяжел, петля сразу же задушила его; шакал нашел размокшую тушу слона, залез внутрь и ест; вышло солнце, туша подсохла, шакалу не выбраться; подошли Махадева с Парвати; шакал кричит из туши слона, что это он М., а если тот хочет доказать обратное, пусть вызовет дождь; дождь хлынул, туша размокла, шакал убежал, забрался в дыру под стеной; М. схватил его за ногу, шакал спросил, зачем тот схватил корень; М. отпустил лапу шакала, тот убежал; М. поставил на его пути фигуру, намазанную клеем для птиц, дал в руку сахар; шакал стал просить сахар, фигура молчит, он ее бьет, прилип всеми конечностями; по просьбе П., М. освободил шакала, сделал своим спутником]: Heunemann 1980: 166-169 (=Sakya, Griffith 1980: 56-59); байга [Шакал и Слон пришли на поле, наелись; Шакал хочет пить; Слон предлагает Шакалу забраться внутрь него, там много воды; Шакал пролезает через хобот, пьет, съедает печень Слона, тот подыхает; мимо идут Mahadeo и Sahadeo; Шакал отвечает, что он отец М.; тот предлагает на спор произвести дождь; Шакал не может, М. вызывает дождь, туша Слона размокает, Шакал выбирается наружу; М. и С. сделали восковую куклу; Шакал попросил у нее дать поесть, та молчит, он бьет, прилип; они отдали его юноше-байга, чтобы тот ежедневно его бил; привязанный Шакал распух; отвечает другому Шакалу, что его хорошо кормят; другой меняется с ним местами; другой Шакал обещает юноше-байга высватать невесту; приводит ему дочь Ahir; затем тесть выбрасывает зятя, зарывает, хочет сам сойтись с дочерью; заболевает проказой, умирает; жена байга откапывает мужа, оживляет]: Elwin 1944, № 23.5: 463-465; чхаттисгархи (Биласпур) [слон предложил шакалу ехать на нем, чтобы обнаружить съестное; тот заметил поле сахарного тростника; шакал насытился и захотел пить; слон предложил смотреть, не видно ли журавлей (они, где вода), но журавлей не видно; тогда предложил залезть к нему в брюхо, там есть вода; предупредил не смотреть вверх; шакал залез через нос, напился, увидел сердце, печень и прочее, начал есть; слон умер, шакал продолжал питаться им изнутри; туша подсохла, шакалу не выбраться; мимо шли Махадео и Парбати; М. сказал, что он – М., спросил, кто внутри; шакал: а я Сахадео, отец М.; если же ты М., то вызови ливень; дождь размочил тушу, шакал убежал; М. решил отомстить, спрятался в воде, шакал подошел, М. схватил его за ногу; шакал сказал, что тот держит корень, М. его отпустил; притворился мертвым; шакал: труп должен пускать газы; М. это сделал, шакал убежал; М. сделал из воска фигуру старухи, в руках корзина со сладостями; фигура ударила его рукой, затем другой, он прилип; М. привязал шакала у себя во дворе, ежедневно бил плеткой; пришел другой шакал; первый сказал, что его здесь откармливают, другой поменялся с ним местами; М. стал его бить; узнав, что ошибся, М. отпустил шакала и сделал его своим стражем; когда по ночам шакал воет, он служит для М.]: Gordon 1908: 61-64; гонды [шакал верхом на лисе, взяв лист вместо сабли, отправился на охоту, ничего не добыл; у дороги увидел дохлого буйвола, стал его есть и забрался внутрь; шкура высохла, а на ветру из ноздрей буйвола родился Bhimsen (имя одного из Пандавов); шакал: ты кто? Б.: я Бхимсен, а ты кто? шакал: это я Б.; Б. предложил считать Бхимсеном того, кто сможет вызвать дождь; шакал вызвал лишь ничтожный дождь, а Б. – долгий ливень; туша размокла, шакал выбрался, а Б. стал богом дождя]: Elwin 1949, № 11: 439; муриа [верблюд и шакал договорились давать друг другу пищу, которую сами едят; верблюд посадил шакала себе на спину, тот наелся листьев; когда верблюд стал пить воду, шакала сделал так, что тот упал; верблюд притворился мертвым; туша размокла от дождя, шакал сунул голову, стал есть; туша засохла от солнца, шакалу не вытащить голову; верблюд встал, не отпустил шакала; затем туша снова размокла от дождя, шакал освободился]: Elwin 1944, № 23.2: 460-461; котаAjav и Ajayn четверо сыновей; А. и А. взяли в дом свинью и шакала, велели обрабатывать поле; жена заметила, что свинья работает, а шакал ловит крабов и портит работу; когда шакал вернулся, сделала вид, что хвалит его за работу, усадила на раскаленный ковш, шакал убежал; выдавил гной в горшок, рана закрылась; гной прикрыл листьями, сказал, что это топленое масло, выменял у юноши на вола; юноша принес горшок, его открыли, отец разбил горшок о голову сына; шакал погнал вола, тот свалился в овраг, вскоре подох; шакал стал его есть, забрался внутрь, туша скатилась ниже, шакалу не выбраться; юноша пришел свежевать вола; шакал: принеси петуха и приведи собаку, получишь награду; юноша это сделал; шакал: привяжи собаку к своей ноге, петуха отпусти, тушу тяни; юноша освободил шакала, тот унес петуха, собака потянула юношу, оба упали в овраг, другие их вытащили; когда шакал был внутри туши, юноша сунул руку схватить его за хвост; схватил за ногу; шакал: ты схватил корень дерева; юноша отпустил шакала; шакал его покусал; чтобы юноша не сошел с ума, нужны зубы шакала; шакал встретил Ajayn, хочет съесть; женщина: я худа, через неделю вернусь, наевшись, приведи других шакалов; она пришла, в корзине зола, велела шакалам наклониться, сжала принесенные мехи, зола шакалам в глаза, лекарство из их зубов сделали; юношу женили; сказали: бей камнем, бей дубиной (фигурально); он убил жену камнем, дубиной; мать утопила труп в пруду, там же утопила козу; пришел дядя юноши – отец убитой; юноша полез в пруд; стал спрашивать: у твоей дочери были рога? вымя? и пр.; дядя ушел, дурак утонул; № 17: 252-271 ~(16), но только история с шакалом; эпизода "не нога, а корень" нет]: Emeneau 1944, № 16: 233-251.

Иран – Средняя Азия. Ваханцы [лиса побраталась с медведем; в небе пролетала птица; лиса: «Ты посмотри, медведь, летит в небе птица и не здоровается со мной!»; медведь: «А почему она должна тебе, лиса, кланяться?»; лиса: «Ведь эти крылья я ей приделала!»; медведь: «Уж если ты ей приделала крылья, то я-то ведь твой брат, раз ты умеешь это делать, то сделай и мне, чтобы и я тоже так же летал по небу!»; лиса: «Ступай, принеси мне из леса веток, я тебе сделаю такие же крылья»; когда он набрал веток, велела принести каменную плиту; медведь принес, лег на вершине горы; лиса прикрепила ветки на его спине, а плиту привязала к его брюху; затем велела ему броситься вниз; медведь прыгнул, разбился; лиса вцепилась когтями в заднюю часть медведя, начала его есть; медведь: «Ты бы, лиса, начала с мочки уха, тут очень сладкое мясо!»; лиса: «Я принялась с этого края, а до мочек уха тоже доберусь»; доев мясо медведя, забралась в его шкуру и уснула; шкура затвердела; лиса взмолилась: «О боже, освободи меня из этой шкуры, я буду так благодарна!»; прошел дождь, шкура намокла, лиса выбралась; притворилась на дороге мертвой; проезжавший купец поднял и привязал ее поверх вьюка с урюком; лиса продырявила мешок, стала высыпать из него урюк; веревка ослабла, лиса отвязалась и убежала]: Пахалина 1975, № 1: 135-136.