Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M171B. Лопатка без мяса. .29.33.-.36.39.

Персонаж делает вид, что принес мясо на лопаточной кости, дает хозяевам сварить. Достав из котла голую кость без мяса, обвиняет хозяев в том, что мясо украдено.

Калмыки, абазины, казахи, тофалары, дархаты, буряты, энцы, нганасаны, долганы, якуты, северные якуты-оленеводы, юкагиры.

Кавказ – Малая Азия. Калмыки [бедный старик Кедя поехал на рыжем баране, нашел старую кость, ударил барана по носу, смазал кость кровью, приехал на праздник; ему предложили бросить кость в общий котел; К. мося в котле может ее объесть; хозяева: если объест, все отдадим; кость пропала, К;. наелся, ему предложили пустить барана на ночь в отару; К.: овцы его съедят; ночью зарезал барана, намазал овцам морды кровью, получил всю отару; зарезал, сложили мясо, шкуры и потроха в три кучи, намазал кровью морды семи верблюдов; поспорил с хозяином, что верблюды не белые, а красные, получил верблюдов; ответил юноше, что место называется «куча мяса, куча шкур, куча потрохов»; тот поспорил, что таких мест не бывает, вынужден отдать лошадь и доху]: Джимбинов 1962: 159-160 (примерно то же в Егоров 1978: 36-38); абазины [Ходжа подобрал старую баранью лопатку; пришел к чабанам, попросил разрешения положить в общий котел принесенное им мясо, сунул лопатку под мясо, сказал, что мясо чабанов съело его мясо, получил за лопатку барана; оставляет в загоне с другими овцами, ночью зарезал, смазал кровью губы десяти лучших овец, получил 10 овец за то, что те съели его овцу; меняет их на покойницу, которую несут хоронить; поставил тело у княжеских ворот, три княжны по очереди приглашают ее в дом, младшая тянет за рукав, покойница упала, Ходжа говорит, что его жену убили, получает в жены младшую дочь князя]: Тугов 1985, № 124: 339-342.

Туркестан. Казахи [Алдар-Косе нашел обглоданную баранью лопатку, попросил у старухи разрешения положить ее к ней в котел; поскольку на лопатке не оказалось мяса, сказал, что котел его съел, старуха отдала лопатку с мясом; А. оставил ее в загоне с ягнятами, ночью съел мясо, намазал ягненку жиром рот, получил ягненка; пустил к баранам, убил, намазал баранам рты кровью, забрал 8 баранов; выменял их на умершую девушку и лошадь; девушки решили, что А. привез невесту; А. уколол лошадь шилом, тело упало, он обвинил девушек в том, что они испыгали лошадь, получил одну из них в жены]: Дауренбеков 1979: 297-299.

Южная Сибирь. Тофалары: Катанов 1891 [=1907: 641-642; худой человек нашел выброшенную лопатку (кость); ударил себя по носу, вымазал лопатку кровью; пришел в улус, попросил разрешения сварить мясо; кровь сошла с лопатки, человек сказал, что котел съел его мясо; хозяйка дала ему коня с изувеченной спиной; он воскресил умершую от мороза женщину, обнял как жену; пришел в улус, не велел девицам пугать его коня, т.к. его жена больна; одна девица пукнула, конь встал на дыбы, сбросил замерзшую женщину; за нее хозяин отдал человеку свою дочь; она родила ребенка, человек его качал, рассказал в песне, как все случилось; закололся о трубочную копалку и умер]: 51-52; Рассадин 1996, № 27 [как у Катанова; услышав правду, жена убила мужа топором]: 59-61; дархаты [Бурхан-Бакши послал Андзын-Хурумчи обманывать людей, чтоб умнее были; АХ нашел обглоданную овечью лопатку, смазал кровью из своего носа, пришел в один дом, спросил, не ест ли котел мясо, положил лопатку свариться, хозяин поверил, что его котел съел мясо, отдал котел; в другом доме АХ разбил котел, осколки положил перед хозяйской овцой, получил овцу; в третьем заколол овцу, кровью смазал губы тысяче овец, мясо отдал собакам; хозяин отдал тысячу овец]: Потанин 1883, № 49.4б: 244-245; буряты [старик Табхалайхан отдал волку быка, корову, сына и дочь; находит голую лопатку, просит старуху сварить, говорит, что ее котел съел мясо с лопатки, получает котел; в другом доме выдает котел за овцу, утром говорит, что хозяйская овца съела его черную, получает ее; в другом доме мажет кровью своей черной овцы морды двадцати белых; получает их; находит мертвую женщину; говорит, что его жена пуглива; труп падает, он говорит, что жена умерла; получает жену хозяина; обменял овец на 70 красных коров, стал хорошо жить с женой]: Баранникова и др. 1998, № 29: 125-129.

Западная Сибирь. Энцы: Поротова 1982: 151-152 [Дëа просит у бабки хорошую одежду, надевает ее на пень, предлагает ему бежать наперегонки; пень шевелится, убегает, унося одежду Дёа; тот нашел оленью лопатку, облепил снегом, смазал кровью из носа, дал старушке мясо сварить; собрались люди; старушка вынула кость – на ней мяса нет; Дёа схватил лук, стал грозить людям: его мясо съели; люди убежали, оставив свою одежду; Дёа ее забрал], 156-158 [то же подробнее]; нганасаны [1) 1973, Демниме Костеркин, Усть-Авам (?), Горбачева и Чесноков; Бежит Дяйкю (Д.), видит гора. Поднялся на сопку. Видит чумы. Пошёл к чумам. Нашёл лопатку оленя. Подобрал её. Набрал снегу. Прилепил к лопатке, разбил нос, намазал снег на лопатку, получилось как кусок мяса. Пошел к чумам. Зашел в чум. Старушка в чуме собирается варить мясо. В котле вода кипит. Д.: “Я чужого мяса не ем. Пусть старушка сварит мое мясо”. Старушка бросила в котел мясо. Вскоре мясо сварилось. Старушка стала вытаскивать мясо, а там одна кость – лопатка. Д.: “Ваш котел моё мясо съел”. Ему дали новый кусок мяса. Потом он пошёл, набил оленей. Пришел и говорит: “Я убил много оленей. Пойдите, запрягайте оленей в санки, поезжайте за оленями”. Люди поехали, ничего не нашли; 2) Записал Момде Александр Челеевич в 1982 году от стариков-оленеводов, п. Волочанка; Жил, говорят, в давние времена парень Дяйкю со своей бабушкой, имел лук из ребра оленя и стрелы с железными наконечниками, ходил на охоту и добывал много куропаток, рыбачил на лодке из коры дерева. Однажды говорит своей бабушке: “Плохо нам жить без оленей. Надо добыть оленей у соседей дюдюру. Пойдем к ним”. Д. сделал на санях навес, посадил под навес бабушку, запрягся в сани и потащил их, остановился в тундре. Д.: “Тут остановимся. Дальше я пойду один, а ты оставайся здесь. Никуда не уходи. Возьми нож и возле горла в одежду воткни его и так сиди. Когда прибудут люди, пусть подумают, что ты умерла”. Бабушка воткнула возле горла в одежду нож и так с опрокинутой головой села сидеть. Д. закрыл бабушку пологом, пошел к стойбищу. Вошел в средний чум, там много людей-дюдюру. Хозяин чума: “Откуда гость? Кто такой?” Д.: «Хожу со своей бабушкой по тундре, живу охотой, ни в чем не нуждаюсь ”. Все дюдюру обрадовались, спрашивают его: “О, Дяйкю! О тебе по всей тундре говорят! Где твоя бабушка? Почему ты оставил свою бабушку?” “Оставил тут недалеко, в балочке. Она не любит по гостям ходить. Но она без дела не сидит. Она шьет мне новую одежду”. Девушка: “Надо ее позвать в чум”. Д. двум девушкам-дюдюру: “Будьте осторожны! Бабушка под пологом сидит. Она у меня пугливая и от испуга может себя ножом зарезать”. Девушки-дюдюру гурьбой побежали к саням Дяйкю. Открыли полог: бабушка сидит с ножом в горле. Они испугались девушки, прибежали и говорят Д.: “Твоя бабушка от испуга зарезала себя ножом! Не губи нас, Д.! Скажи, чем нам откупиться?” Д. заплакал: “Ой, как буду жить без бабушки! Погубили мою бабушку, обидели меня! Уйду от вас в тундру свежее мясо добуду”. И он пошел в тундру, увидел покинутое стойбище, нашел там обглоданную оленью лопатку, собрал забрызганный кровью снег, налепил – получилась лопатка с мясом. С этой лопаткой вернулся в стойбище дюдюру: “Убил много оленей. Завтра соберу. Немного на ужин принес. Положите эту лопатку в котел и сварите. Я буду есть свое мясо”. Хозяйка-дюдюру принесенную оленью лопатку бросила в котел, где варилось мясо. Вот пришло время вытаскивать из котла мясо. Хозяйка вытащила все мясо и чистую, без единого куска мяса лопатку. Д. увидел голую кость, рассердился: “К каким людям я пришел? Убили мою бабушку! Ваш котел съел мое мясо! Бог вас накажет!” Дюдюру попадали на колени: “Д., не губи нас! Проси, что хочешь! Д.: “Давайте мне пятьдесят оленей и я уйду от вас. Один пойду хоронить свою бабушку”. Дюдюру поймали пятьдесят оленей, запрягли их в лучшие упряжки, проводили Д., приехал к бабушке, хохочет: “Ой, как я обманул дюдюру! Теперь поедем на наши летние места”. Всю зиму Д. с бабушкой аргишили и к лету на берег большой реки прибыли, чум поставили. Как-то утром Д. говорит бабушке: “По реке на лодке поплыву”. Сел в лодку из коры дерева. Через три поворота реки навстречу человек в лодке. Остановился посреди реки и спрашивает: “Откуда плывешь? Как тебя зовут? Хочешь есть?” – “Я – Д., живу с бабушкой, недалеко отсюда мой чум на берегу стоит. А где мы есть будем?” – “О, слышал о тебе! Здесь будем есть”. Человек показал на воду, наклонился и что-то шепнул. Вода возле лодки забурлила и выплыл стол с разной едой и двумя чашками горячего чая. Незнакомый человек и Д. поели, напились горячего чая. После этого Д. сказал человеку: “Спасибо за угощение. Завтра приходи ко мне в гости”. Д. вернулся домой и рассказал бабушке, как незнакомый человек угощал его на воде едой и горячим чаем. Утром Д. бабушке: “Я того человека на сегодня в гости пригласил. Тоже на воде буду угощать. Тебя и стол опущу в воду, а как приплывем туда и я скажу: "Бабушка, подавай!" — ты выходи из воды со столом”. Бабушка согласно закивала головой, а сама думает: “Лучше потонуть, чем с таким непутевым внуком жить”. Д. привязал к бабушке камень и со столом опустил в воду недалеко от берега. В полдень к стойбищу приплыл гость. Д. встретил его: “Ты меня на воде угощал. И я тебя на воде угощу”. Д. с человеком-гостем приплыли к тому месту, где была потоплена бабушка со столом, наклонился к воде и громко позвал: “Бабушка, подавай!” Но вода не забурлила и бабушка не выплыла. Д. еще раз крикнул, а потом еще раз, но не было ни бабушки, ни стола. Долго кричал бедный Д., так долго, что он голос потерял. Гость ждал-ждал угощения да и уплыл в свою сторону. А Д. взял шест и начал им по дну водить, только к вечеру вытащил мертвую бабушку и очень удивился, что она не захотела жить. Похоронил Д. бабушку, погоревал и решил на другой берег переплыть, людей там поискать. Переплыл на лодке реку, дальше пешком пошел. Идет и видит: впереди пень. Он пнул этот пень — нога прилипла. Ударил второй ногой — и вторая прилипла. Уперся руками — руки прилипли. Вечером пришел Сигиэ-людоед: “Ха-ха! Наследственный мой капкан без добычи не бывает!” Оторвал Д. от пня и под мышкой домой понес, дома повесил на крюк возле огня, лег спать. Д. висел, от огня его разморило, он захотел помочиться. Людоедиха увидела и говорит: “Зачем у огня повесил? Весь очаг зальет!” Сняла Д. и положила на землю. Весь день он лежал там, боясь пошевелиться и ожидая, когда Сигиэ-людоед проснется и начнет его варить в большом котле. Вечером людоедиха пошла на улицу. Только она села, Д. подбежал, под ноги ей упал и голосом ребенка-младенца заплакал. Людоедиха испугалась, зовет старого людоеда: “Выходи быстрей! У нас ребенок родился! Подушку неси!” Сигиэ-людоед вышел и ворчит: “В наши годы какие могут быть дети?” Ребенка занесли в чум, запеленали и сидят радуются. Через день Д. говорит голосом младенца: “Идя! (Папа!) Разреши мне говорить!” – “Нет, рано тебе говорить. Губы порвешь ”. – “Почему единственному сыну говорить не разрешаешь! У тебя даже немого ребенка больше не будет!” – вступилась за Д. людоедиха. “Ладно, пусть говорит”. Еще через день Д. опять: “Папа, я хочу ходить!” “Нет, тебе еще рано. Ножки сломаешь”. Людоедиха: “Почему ты не разрешаешь ходить единственному сыну! Ведь у тебя никогда больше не будет даже хромого ребенка!” – “Ладно, ходи, только осторожно”. Д. встал и начал бегать. Сперва бегал по чуму, а потом на улицу выбежал. На улице увидел, что людоед имеет много оленей и большой запас продуктов. На третий день Д. говорит С.: “Папа, давай зарежем передового оленя. Я мяса хочу”. – “Зачем резать хорошего оленя?” Людоедиха: “Почему не хочешь зарезать хорошего оленя! Ведь у тебя больше не будет даже тощего ребенка!”– “Ладно, зарежь ”. Д. зарезал оленя, освежевал: “Давай перевезу мясо на другой берег. Потом буду каждый день привозить вам свежее мясо”. – “Зачем перевозить? Можешь на лодке перевернуться и утонуть”. Людоедиха: “Почему перечишь единственному сыну! Ведь у тебя больше не будет другого ребенка!” – Людоед: “Ладно ”. Д. загрузил в лодку все мясо и поплыл на другой берег. Переправившись, выгрузил мясо, продырявил лодку и потопил ее, стал кричать людоеду-Сигиэ: “Никакой я не сын вам! Я – Д.! Навсегда оставляю вас! Живите вдвоем!” Взял сколько мог мяса и пошел, не оглядываясь к своему чуму. Жил ни о чем не заботясь, пока все мясо не съел, а когда мяса не осталось, пошел искать новые стойбища и других людей-дюдюру]: архив МАЭ РАН, Оп.2 Д.992, Ф.К-I; передала М. Момзикова.

Восточная Сибирь. Долганы [Каамыылаак подобрал на льду замерзшую кровь, пришел в дом, дал варить будто свой пай мяса, вечером для гостя мяса в котле не нашли, он говорит, что умрет, ему разрешили забрать олененка; К. разорвал его, насадил на рога оленей самцов, утром стал горевать, ему отдали этих оленей; К. вырыл на кладбище труп старухи, подъехал к стойбищу, крикнул детям, чтобы не подходили, а то его старуха испугается и умрет; те нарушили запрет, хозяева отдали взамен двух детей-девушек; он велел им залезть на лиственницу, пришел к богачу, тот спрашивает, чье это богатство, К. говорит, что его, зовет спросить у тангара (тантара) {божеств}; девушки сверху кричат, что К.: тот прогнал богача]: Ефремов 2000, № 21: 305-309; якуты: Эргис 1967б, № 292 [не менее четырех записей; Хаамыкаан делает из снега смешанного с водой, стегно мяса, варит его в котле, оно тает. Обвиняет хозяев в воровстве. Испуганные хозяева дают ему олененка. Приходит к другим жителям, убивает олененка и обвиняет в его гибели хозяев. Испугавшись, они отдают ему два олененка. В пути, раскопав двух мертвых женщин, заночевал у старушки, жившей с двумя дочерьми. Затем, обвинив всех их в убийстве его жен, забирает у старушки до­черей и они становятся его женами. У одного богатого хозяина Х. отбирает оленей. Обиженные идут жало­ваться духам верхнего и нижнего миров. Жены, заранее спрятанные на дереве и под его корнями, кричат, что стадо оленей принадлежит Х. Однажды Х. увидел в воде двух красивых женщин, бросился к ним и утонул. Девушки, на которых он женился, пригнали оленей домой и стали жить богато], 293 [жил Иидэй-Буудай (вар.: Мыыра-Маары) с сестрой Нэлбэр; чтобы жить лучше самому, убивает сестру; из плотного снега сделал стегно мясо и выкрасил его кровью из носа; остановился на ночь в юрте, «мясо» растаяло, ИБ потребовал от хозяина отдать ему телку; приходит к другому, ночью режет телку, получает взамен ребенка; у третьего хозяина убивает своего ребенка, обвиняет хозяев, берет от них двух детей; в пути встречается1 свадебная процессия сына Хара Хаана, ИБ утверждает, что его невеста по предопределению высших айыы предназ­начена ему в жены; спорщики обращаются к высшим айыы, спрятанные ИБ дети кричат из-под кустов: все богатство и невеста принадлежат ИБ; с тех пор ИБ зажил богато]: 241; северные якуты-оленеводы: Гурвич 1977 [обманщик Кээдэй мажет кость кровью из носа, дает хозяйке сварить под видом бедра оленя; обвиняет хозяев, что съели мясо, получает двух однолетних оленей взамен; в другом доме велит привязать хозяйских оленей, чтобы они не забодали его двух; ночью убивает своих, получает взамен двух самок; выкапывает из могилы труп женщины, приезжает в дом, где две девушки; обвиняет их в том, что они убили его жену, получает их в жены; по дороге одну девушку сажает на дерево, другую под дерево; смотрит на свое отражение в проруби, решает, что там богач, бросается отнять его имущество, гибнет]: 180; Илларионов и др. 2008, № 31 (Абыйский улус) [старик Чээрэ Чээрэкээн нашел лошадиный череп, обмазал снегом, который смешал с кровью из носа, приходит к людям; делает вид, будто боится, что их котел ворует; из котла вынимают лишь кость, хозяева вынуждены отдать корову, иначе ЧЧ обещает напустить собак – медведя и волка; приводит ее в другой дом, говорит, что боится, как бы собаки не съели корову; вспарывает корове живот, разбрасывает потроха между собаками, накручивает кишки на рога хозяйских коров, получает двух коров; в следующем доме меняет их на умершего ребенка; в другом доме повесил кишки ребенка на коровьи рога, разбросал руки-ноги между собаками; ЧЧ получил взамен девушку с парнем; придя в дом айыы, учит их, что говорить; съедает еду айыы; когда тот приходит, говорит, что это его дом; просит нижнего и верхнего предсказателей подтвердить; спрятанные девушка с парнем подтверждают; айыы убегает, ЧЧ за ним, напоролся на сук, повис и умер; айыы сделал парня другом, девушку взял в жены]: 327-339.

СВ Азия. Юкагиры [(много мотивов, заимствованных от русских); у отца непутевые дети; он велит им разойтись и заняться любимым делом; старший брат любит мастерить, средний – охотиться, младший – обманывать; смазал лопатку кровью из носа, обвалял в снегу, пришел к людям, спросил, не украдет ли их котел его мясо, если в нем лопатку сварить; хозяева: тогда отдадим двух оленей; в котле оказалась лишь кость, ловкач получил оленей; приехал к людям, у которых два мальчика умерли; взялся похоронить, отдав оленей; пришел к многодетным: если ваши собаки моих детей загрызут, отдадите своих; ночью скормил трупы собакам; посадил одного на дерево, другого спрятал в снегу; сказал богачу, что половина оленей – его; тот согласился спросить у богов неба и земли; спрятанные мальчики отвечают; ловкач вернулся домой; никто его не любит]: Курилов 2005, № 41: 351-359.