Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

B64D. Косточки-стрелы. .31.35.-.37.39.-.41.

Определенные кости в теле живых существ (обычно птиц и рыб) есть пущенные в них стрелы.

Западные саамы [северный олень], энцы, ненцы (тундровые?), таймырские ненцы, северные ханты, кеты, сымские, подкаменнотунгусские, илимпийские эвенки, эвены, долганы, центральные якуты, орочи, нивхи, лесные юкагиры, инупиат северной Аляски, тагиш [сова].

Балтоскандия. Западные саамы: Kohl-Larsen 1982, № 31 [рыбак наловил рыбы, повез в мешке на санях {точнее Pulk – лодка, которую олени могут тащить по снегу как сани}; лиса притворилась мертвой, рыбак ее подобрал, положил в мешок с рыбой; лиса прогрызла дыру, выбросила рыбу и выпрыгнула сама; наелась; говорит медведю, что наловила рыбы сама, опустив хвост в прорубь; медведь: у меня длинный хвост, наловлю больше, чем ты; лиса советует медведю подержать хвост в воде подольше – больше наловится; утром лиса зовет людей бить медведя; тот оборвал хвост, пошел убить лису; та спряталась под сосной, медведь ее достал; лиса: кто же убивает добычу там, где схватил ее; медведь понес лису; лиса указывает на пестрых птичек: это она их раскрасила; медведь просит раскрасить его; лиса велит собрать большую кучу хвороста: пусть медведь на нее сядет и терпит; подожгла хворост; медведь сгорел; лиса собрала кости в мешок, понесла; навстречу человек; лиса гремит костями: в мешке у нее наследство покойных родителей – золото и серебро; лиса как бы нехотя соглашается поменять мешок на шести оленей, которые у человека; предупреждает, что если тот откроет мешок раньше, чем окажется за пятой-шестой горой, в нем окажутся лишь обугленные кости; человек открыл мешок за четвертой горой; лисы больше не нашел; а та привела оленей к своим друзьям; это волк, росомаха, горностай, лягушка и мышь; стали убивать оленя стрелами; волк пустил свою сзади, у оленей до сих пор в этом месте кость («выстрел волка»), не связанная с остальным скелетом; мышь – тоже сзади, между копытами, там теперь вздутие, как кисточка (gleicht einem Pinsel); лягушка – снизу (там тоже косточка, с остальным скелетом не связанная); горностай попал в сердце, там тоже косточка («стрела горностая); после наступления темноты стали оленя варить; лиса потихоньку взяла желудок, надула, отошла в сторону, стала по нему бить и кричать: отпустите, не убивайте, это волк, росомаха, горностай и заяц убили оленя; все решили, что идут люди, и разбежались; волк прыгнул через огонь, обгорел; у горностая почернел кончик хвоста; заяц залез под котел, у него почернели от сажи кончики ушей; так эти звери получили свою окраску]: 166-174; Poestion 1886, № 1 (Карасйок, северосаамский диалект) [увидев человека с караваном нарт, лиса притворилась мертвой; человек положил ее на первую нарту, лиса соскользнула; переложил на вторую и т.д.; оказавшись на последней, где была рыба, лиса ее сбросила и сама спрыгнула; говорит медведю, что рыбу наловила, опустив хвост в прорубь; когда хвост примерз, лиса стала звать людей; медведь оборвал хвост, убежал; лиса тоже убежала, спряталась под корнем, спрашивает свои члены, как они помогали; нога: быстро бежала; ухо: чутко прислушивалось; нос: хорошо принюхивался; хвост: показывал, чтобы бежали сюда; медведь вытащил лису за хвост, несет, чтобы съесть; проходит мимо пестрого дятла; лиса: вот было время, когда я птичек раскрашивала! медведь хочет тоже стать пестрым; лиса: для этого сначала тебя надо связать; лиса его связала и сожгла, кости собрала в мешок, они гремят, встречный человек с оленями, запряженными в нарты, верит, что в мешке золото и серебро; отдает за мешок оленей; лиса: открыть можно, миновав пять-шесть гор; пожелала, чтобы у человека сломались лыжи; они сломались; чтобы у оставшихся у человека оленей сломались ноги; сломались; придя к полученным за медвежьи кости оленям, лиса позвала помощников убить их: медведя, волка, росомаху, горностая, мышь, песца, змею, ужа, лягушку; медведь выстрелил в подбородок (теперь там у оленя пятно – «медвежья стрела»); волк – в заднюю ногу (там пятно «медвежья стрела»); росомаха – в затылок (пятно «стрела росомахи»); горностай – в горло, мышь – в копыто, уж – в зад (у всех то же), песец – в основание уха (там теперь косточка «стрела песца»), уж – в кишки (знак на нутряном жире), лягушка – в сердце (там под жиром хрящик «стрела лягушки»); так прикончили всех оленей; лиса пошла мыть кишки, скрылась за камнем, стала кричать, будто ее схватили; звери испугались и разбежались, остались лишь горностай и мышь; в это время подошел обманутый человек; лиса: это мои помощники подменили костями золото; человек ударил горностая по кончику хвоста крюком для котелка над костром, кончик почернел; мышь ударил головней, поэтому она вся почернела; лиса пришла к человеку, который мастерил лодку; я тоже хочу такую; в ответ человек зашвырнул лису в реку, она выбралась на камень; каждая рыба предлагает ее перевезти на берег, лиса отвергает каждую; щука – скользкая, не удержусь; окунь – спинной плавник царапается; форель – тоже не подошла; лосось; лиса: подплыви ближе; лиса схватила его, выбросила на берег, сама туда же, развела костер, стала жарить лосося; ветки трещат, лисе кажется, что люди идут; потом поняла; бросила в лосося камень, жир брызнул ей в глаза, лиса ослепла; она идет, спрашивает деревья, не ли у них лишней пары глаз; береза отказывается дать, осина согласна одолжить ненадолго; лиса навсегда забрала ее глаза; осина успела лишь ударить ее по кончику хвоста, он побелел]: 7-15.

Западная Сибирь. Энцы: Сорокина, Болина 2005, № 9 [лежа в чуме, Дëа подстрелил, сварил, съел семь птиц; обмочился, моча стала речкой; справил нужду прямо в чуме; поплыл по реке в лодке, остановился у камня; мать щук покусала его за гениталии, он выпустил в нее все свои стрелы, перевязал раны, приплыл к людям, сказал, что обморозился; люди не поверили; щука костлявая потому, что в ней стрелы Д.], 29 [=Баримич 2014: 632-633; Куропатка стреляла с берега в Щуку, та стреляла в Куропатку снизу; с тех пор в спине Щуки много костей – стрел Куропатки; в спине и в ногах Куропатки тоже много костей – стрел Щуки]: 48-49, 147; ненцы: Ненянг 1997 (таймырские): 146-147 [Окунь и Щука подрались; Щука не смогла прокусить чешую Окуня, убежала, Окунь выстрелил вслед, стрела прошла по спине, с тех пор кости щуки в спине раздвоены], 147 [Куропатка начала пускать в Щуку стрелы, с тех пор те торчат вдоль щучьей спины, у ней в спине много мелких косточек – стрел Куропатки; Щука стреляла в Куропатку снизу, мелкие косточки в ногах куропатки – стрелы Щуки]; Старцев 1930 (тундровые?) [щуку создал черт; раньше она жила в море и была размером и видом, как морж; щука глотала людей; с ней вел борьбу бог грома Xehe и стрелял в нее из лука; концы стрел оставались в ее теле, это вилообразные кости, которые и теперь есть у каждой щуки; Xehe победил щуку, а Нум разрешил людям употреблять ее в пишу]: 108; северные ханты: Лукина 2010 (верховья Казыма, Ай-Курьёх) [щука воевала с куропатками, глухарями и дикими оленями; в один день нельзя есть щуку и того, с кем она воевала ("мы-то едим, но нельзя")]: 223; Уляшев 2011 ["по обскоугорским текстам в мифологическое время щуки с язями воевали; щуки стали побеждать и вслед убегающим язям пускали стрелы, оттого язи такие костистые]: 258; кеты (пос. Келлог) [карась ленился добывать пищу, плавал у поверхности, начал стрелять в глухаря; все стрелы попали глухарю в ноги, это многочисленные когти у него на ногах; глухарь в ответ стал стрелять в карася, стрелы попадали во все места тела, теперь в карасе много костей; карась испугался, нырнул, стал жить в тине, с глухарем не встречается]: Николаева 2006: 170.

Восточная Сибирь. Сымские эвенки (р. Кеть) [щука держала оленей, жила в деревне; напали враги, она бросилась в воду, спрятав имущество в голове; стрелы врагов попали в спину, стали многочисленными костями; кости в голове похожи на оленье копыто, пальмý, борону и крест; поэтому щучью голову нельзя есть]: Лукина 2004, № 3.12: 72; илимпийские эвенки (Чиринда, 2007) [Куропатка и щука воевали, стреляли друг в друга стрелами из луков; с тех пор у куропатки в ногах, а у щуки в спине много костей – это вонзившиеся стрелы]: Дувакин 2013; эвенки (Подкаменная Тунгуска): Суворов 1956: 61 [щука жила в тайге, всех убивала; глухарь выстрелил ей в спину, стрела стала позвоночником; стрелы щуки вонзились в живот глухарю, стали его ногами; Оксери бросил щуку в воду, она там осталась], 64 [карась стал стрелять в глухаря, теперь у того в ногах много мелких костей; глухарь тоже начал стрелять, у карася кости теперь по всему телу; карась бросил лук и залег на дно]; эвены [раньше рыбы ходили на сушу есть ягоды, а куропатки плавали в воде; они ели водоросли, от этого у них завелись черви, многие умерли; щуки: вы ели ягель, с нами не поделились, мы больше на сушу не выйдем; щука выстрелила куропатке в глаза, с тех пор глаза куропаток красные; стрелы куропаток попали в спины щук, поэтому там есть кости, которые похожи на стрелы; щука: я уйду в воду, если ты пойдешь в воду, съем тебя]: Роббек 2005: 193-194; долганы: Попов 1937 [Щуки и Куропатки поссорились, пускали друг в друга стрелы; щучьи стрелы вонзались Куропаткам в ноги, на них теперь нет мяса, только длинные кости – древки от стрел; стрелы Куропаток вонзились Щукам в спину; там теперь много костей – наконечников; выпустив все стрелы, стороны помирились]: 38; Ермаков в Санги 1989 [страну Куропаток занесло снегом, они полетели к ивняку на берег реки; Щуки говорят, что это их владение; Куропатки и Щуки пускают друг в друга стрелы; затем мирятся; стрелы в спинах щук превратились в вилообразные кости, а в ногах Куропаток – в сросшиеся жилистые кости]: 148-150 (перепеч. в Ефремов, Алексеев 2000, № 4: 183-185; Ошаров 1936a (зап. в 1930 г.) [Куропатка и Щука воюют, у Куропатки стрелы вильчатые, у Щуки копьевидные; в спине щуки остались вильчатые косточки, в бедрах куропатки – копьевидные]: 95; якуты: Кулаковский 1979 [(зап. Эргис, 1935, Качикатский наслег; =Сивцев-Омоллоон 1976: 218); Щука и Тетерев пускали друг в друга стрелы; первая попадала в ноги (из-под воды), второй – в спину; окостеневшие стрелы остались в их телах]: 73; Эргис 1964-1967, № 28 [как в Кулаковский]: 96; 1967, № 40 и 41 [как в Кулаковский; Щуки воюют с Куропатками]: 169; (ср. Приклонский 1890 [маленькие петушки Phalaropus rufescens Bris. гибли от щук; Аи-Тоён велел щукам жить в воде; когда петушки будут подходить к воде, быть грому, чтобы щуки уходили глубже и не трогали петушков]: 169).

Амур - Сахалин. Орочи [Красноперка и Сельдь обе хотят подниматься по реке, не жить только в море; сражаются; Красноперка побеждает; в красноперке остались стрелы сельди, а в сельди - стрелы красноперки]: Аврорин, Лебедева 1966, № 7: 134; нивхи [спор Щуки и Красноперки завершился выстрелами из луков; стрелы Красноперки застряли в спине Щуки, а стрелы Щуки до сих пор торчат из хвоста Красноперки (Рукописный фонд сектора этнографии Восточной Азии ИИАЭ ДВО РАН. Материалы Г.А. Отаиной. П. 5. Л. 1-2)]: Фетисова 2003: 180.

СВ Азия. Лесные юкагиры (с. Нелемное Верхнеколымского улуса Якутии) [Глухарь рассердился на рыб, стреляет в них; те отвечают тем же; теперь Глухарь разрисован пятнами – это стрелы Каталки и Щуки; хвост Каталки – сплошные кости; Щука разрисована пятнами – следы стрел Глухаря (=Курилов 2005, № 21: 265-267)]: Николаева и др. 1989, № 6: 31-33.

Арктика. Инупиат северной Аляски (река Кобук) [Щука и Mudsucker (Gillichthys mirabilis, из семейства лучеперых) стали пускать друг в друга стрелы; Щука стояла лицом, а Mudsucker уклонялся от стрел; все стрелы Щуки попали ему в хвост, в котором теперь много костей, а его стрелы вонзились в Щуку по всему телу, в щучьем хвосте костей мало]: Cleveland 1980: 18.

Субарктика. Тагиш [у девушки первые месячные, ее молодая мать соглашается отдать ее в жены двоим братьям; братья запрещают жене лезть на дерево в гнездо совы достать перья, чтобы украсить рубашки для них; но мать посылает ее на дерево; пока лезет, вся ее одежда сваливается с нее, достигнув гнезда, девушка делается совой; мать надевает одежду дочери; та всегда прыгала через луки и стрелы, которые братья клали поперек тропы; мнимая жена, неся воду, перепрыгивает через первый лук, цепляется за второй; братья сдергивают ее головной убор, узнают тещу, та рассказывает о превращении дочери; братья стреляют в сову (их бывшую жену), их стрелы превращаются в косточки (sinew bones) в совиных ногах; братья удавили тещу, повесили под деревом]: McClelland 2007, № 82: 402-404.