Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

C8a1. Пусть нитка войдет в ушко. .26.37.

Оказавшись одни и не имея других брачных партнеров, брат и сестра обусловливают возможность вступить в брак друг с другом наступлением невероятного события: находящаяся далеко от иголки нитка должна войти в игольное ушко.

Мяо Китая, мео Вьетнама, сани, китайцы (Ганьсу, Сычуань), маньчжуры, удэгейцы.

Китай – Корея. Чуань мяо: Graham 1954: 179-181 [двое братьев вскапывают поле мотыгой, каждое утро опять видят целину; ночью застают старика, уничтожающего следы их работы; младший брат не велит его убивать; старик предсказывает потоп; старший брат делает лодку (то же слово для бочки, барабана и пр.) из железа, тонет; младший беден, спасается (очевидно, с сестрой) в деревянной лодке; брат и сестра скатили камни с разных сторон горы, камни легли друг на друга; брат бросил нитку, сестра иголку, нитка вошла в ушко; они поженились, сестра родила урода без головы и телесных отверстий; брат и сестра разрубили его, бросили куски на деревья разных пород; утром вокруг у очагов хлопочут люди], 181 [двое братьев вскапывают поле, ночью Ye Seo восстанавливает целину; братья его застают, старший хочет убить, младший – выслушать; YS предупреждает о потопе; старший брат делает железную бочку, тонет, младший с сестрой спасаются в деревянной; YS поднимает их на небо; после потопа туда поднимается кобыла, просит брата с сестрой спуститься; сестра соглашается выйти за брата, когда спущенные ими с противоположных склонов оврага круглые камни легли друг на друга, а брошенная нить вошла в ушко брошенной иглы]; Ho Ting-jui 1964 [после потопа спаслись брат и сестра; скатили камни с разных сторон горы, камни легли друг на друга; брат бросил нитку, сестра иголку, нитка вошла в ушко; поженились, сестра родила урода; разрубила на части, выбросила, из них возникли различные растения и люди]: 40; мяо (южный Китай) [после потопа спаслись брат и сестра; скатили в двух гор по камню, камни легли друг на друга; брат с одной горы пустил нить, с другой сестра бросила иглу, нить вошла в иглу; сестра родила деревяшку; они разрубили ее, бросили куски на разные деревья; утром люди повсюду хлопочут у очагов]: Ho Ting-jui 1967, № 103: 276-277; мео (северный Вьетнам) [двое братьев поймали старика, который затаптывал всходы на их поле; это был бог Ти Лау, предупредил о потопе, велел старшему брату сесть с женой в железный, младшему со старшей сестрой – в деревянный барабан, взять семена злаков; железный утонул, младший брат с женой поднялись на водах на небо; Ти Лау велел дракону выпить лишнюю воду; тот стал для этого радугой; барабан опустился на землю; юноша чуть не увяз в мокрой глине; коршун подхватил барабан и брата с сестрой, носил до тех пор, пока земля не высохла; чтобы наградить коршуна, брат с сестрой отрезали от тела по три куска мяса; с тех пор у людей есть затылок, подмышки и щиколотки; брат настаивал на браке; он и сестра бросили в воздух два оселка, они скатились с горы, легли рядом; две иголки упали рядом; две монеты – в одно место; сестра согласилась на брак; родила яйцо, они разбили его, кусочки скорлупы превратились в детей]: Никулин 1990: 11-13; сани [три брата с сестрой пашут луг, утром следов работы не видно; нетронутую землю восстанавливает старик; это дух грома Апиша; говорит, что будет потоп, дает золотой, серебряный, деревянный сундуки; младший брат выбирает деревянный, соглашается взять сестру; старик велит открыть сундуки, когда из яйца вылупится цыпленок; каждый брат открывает, старший и средний тонут, младший в деревянном плывет дальше; сундук осел на горе, зацепившись за бамбук и платан; А. дает семена, из фасоли появляются быки и коровы, из гороха буйволы; сестра соглашается пожениться, если нитка брата войдет в ее иголку; если скатившиеся жернова лягут вместе; сестра рожает плод, рубит в куски, из них возникают мужчины и женщины]: Лин Лин, Устин 1959: 99-102; китайцы (Ганьсу, у. Хуэйсянь) [В древности у подножия горы перед рекой жили пожилые супруги, рядом с домом был огород, засаженный тыквами. Жили они хорошо, но грустили, что нет у них детей. Однажды пришёл седобородый старец, похвалил тыквы, подарил деду волшебные семена и сказал, что тыкву, которая из них вырастет, срывать нельзя, потому что когда она созреет, то упадёт сама собой. Старик посадил семена, и через несколько дней они дали росток. Старик старательно ухаживал за ним, и на нём быстро завязался плод. Осенью он собрал все тыквы, кроме той, что выросла из волшебных зёрен, хотя та достигла уже размера жёрнова. Однажды вечером они услышали в саду странный звук, вышли посмотреть, что случилось, и огромная тыква подкатилась к их ногам, раскололась надвое, и оттуда выпрыгнули мальчик и девочка, встали на колени, стали отбивать поклоны и называть стариков матушкой и батюшкой. Старики поняли, что это был дар небесных богов, упали на колени и стали благодарить небо, а потом забрали детей в свой дом. Через десять лет, когда дети выросли, осенью пошли затяжные дожди, река вышла из берегов, затопила огород с тыквами, а потом и сам дом. Старики посадили детей в скорлупу тыквы, из которой они появились, и те стали плыть в ней, как в лодке, а сами старики утонули. Через 49 дней дождь прекратился, и вода отступила, что из людей остались только эти брат с сестрой. Через некоторое время они достигли брачного возраста, брат предложил сестре вступить в брак, она сперва отказалась, но затем поняла, что других вариантов нет. Тогда она предложила поступить следующим образом: брат возьмёт нитку, а она – иголку, они встанут на вершинах двух гор, бросят нитку и иголку, и если нитка проденется в игольное ушко, то они вступят в брак. Брат согласился, они сделали так, как сказала сестра, и нитка попала в игольное ушко. Сестра предложила ещё одно испытание: подняться на разные горы и скатить оттуда жернова, и если они встретятся, то брат с сестрой вступят в брак. Брат согласился, они опять сделали так, как предложила сестра, жернова встретились, и тогда брат с сестрой сочетались браком. Через год сестра родила большой, уродливый и вонючий ком мяса, и предложила разрезать его на сто частей и развесить на деревьях, чтобы отпугивать диких животных. Брат сделал, как она сказала, но на следующий день эти сто кусочков мяса превратились в сто мальчиков и девочек. Брат с сестрой решили назвать их именами деревьев, на которых они были развешаны: висевшие на тополе получили фамилию Ян (тополь), на иве – фамилию Лю (ива) и так далее. Каждый из них родил своих детей, и так появились сто фамилий]: Zhou Yang et al. 2001, № 10б: 11; китайцы (Сычуань, у. Гунсянь) [В древности на востоке росло огромное дерево, на котором выросла устремлённая на запад толстая ветвь, и люди назвали это дерево Синфу (абрикосовая подпорка); на западе тоже росло огромное дерево, и на нём тоже выросла толстая ветвь, но устремлённая на восток, и люди назвали это дерево Шэньсан (божественная шелковица). Ветви этих деревьев перевились между собой и образовали мост, и каждое утро солнце поднималось от подножия Синфу, проходило по мосту и вечером уходило под землю у подножия Шэньсана. Под землёй была огромная черепаха, которая каждую ночь по подземному миру переносила солнце на своей спине от Шэньсана обратно к Синфу. Так и чередовались день и ночь. Однажды черепаха напилась допьяна и уснула, так что солнце не успело подняться на востоке. Черепаха проспала несколько десятков лет, и всё это время на земле царил мрак. Однажды на востоке внезапно раздался громкий звук, зазвучал гром, засверкала молния, начались ураган и ливень, горы стали рушиться, земля трескаться, и начался потоп. Земля покрылась водой и все люди, скот и посевы оказались под водой. Жили брат с сестрой, которых звали Фуси и Нюйва. Когда начался потоп, они забрались на дерево Синфу, и когда потоп отступил, оказалось, что на земле остались только они двое. Брат сказал, что если они умрут, то человечество перестанет существовать, и предложил сестре пожениться, но та отказалась. После долгих уговоров сестра решила устроить испытание: её брат с нитью встанет на вершине восточной горы, а она с иглой – на вершине западной, и если его нить проденется в её иглу, то они станут мужем и женой. Так они и сделали, и дело закончилось успехом. Однако сестра по-прежнему отказывалась и предложила брату снова встать на вершинах двух гор и скатить вниз каменные жернова: если внизу они соединятся, то они станут мужем и женой. Дело снова закончилось успехом, и в результате они стали мужем и женой. Вскоре Нюйва родила ком мяса. Они разделили его на множество кусочков и рассыпали по земле, а наутро повсюду появились люди. Люди, получившиеся из кусков, повисших на ветвях персика, стали носить фамилию Тао (персик), а из повисших на ветвях сливы – Ли (слива). Людей становилось всё больше, но солнца всё ещё не было, вокруг по-прежнему было темно и люди не могли заниматься сельским хозяйством. Тогда Нюйва, стоя на дереве Синфу, сказала своим детям, чтобы они попросили петуха позвать солнце. Петух встал на вершине восточной горы, и обратившись на восток, закричал. Черепаха проснулась и быстро понесла солнце от подножия дерева Шэньсан. Когда петух прокричал в третий раз, она уже принесла его к дереву Синфу, так что оно смогло взойти. С тех пор на земле снова появились день и ночь, и всё живое стало процветать. Люди стали благоденствовать, а петух с тех пор каждое утро зовёт солнце]: Zhou Yang et al. 1998b, № 28: 51-52; китайцы (Сычуань, у. Мин) [Некогда солнце и луна были сестрой и братом. Однажды небожители разгневались, в Поднебесной случился великий ливень, а вслед за ним – большой потоп, в котором погибло всё живое. Однажды месяц предложил солнцу сочетаться браком, чтобы возродить человечество, но солнце отказалась, и месяц бросил пить и есть, и круглыми днями только плакал. Солнце увидела, что глаза месяца набухли как персики, а сам он день ото дня худеет, и выставила условие: они поднимутся на стоящие рядом горы, неся с собой по котлу, столкнут их вниз, и если котлы встретятся, то они станут мужем и женой. На следующее утро они сделали это, и котлы встретились. Тогда солнце предложила скатывать с горы жернова, а если они соединятся, то быть им мужем и женой, – и жернова соединились. Тогда солнце предложила взять петуха и курицу и спустить с горы их, и если они встретятся клюв к клюву, то тогда они поженятся. Так и произошло, и тогда солнце, не желая признать поражение, предложила взять нитку и иголку, спустить с горы их, и если нитка проденется в игольное ушко, то они поженятся. Нитка проделась в ушко, и солнце с месяцем наконец поженились. На следующий год солнце забеременела, но не разрешилась от бремени вовремя, и месяц стал волноваться. Спустя три года и семь месяцев, солнце родила сгусток крови. Месяц, рассердившись, рассёк его на мелкие кусочки, кровь разлилась по земле, и из её капель появились люди]: Zhou Yang et al. 1998b, № 32: 55-56.

Амур - Сахалин. Маньчжуры [у подножия гор жили брат Доу с сестрой Эюнь; сестра старше; отца нет, мать собирает хворост; однажды Э. и Д. поднялись на гору за хворостом, устали, уснули, прислонившись к каменному изваянию льва; когда проснулись, то обнаружили, что съестные припасы пропали; то же на следующий день; однажды каменный лев явился им во сне: «Скорее просыпайтесь, скоро случится несчастье! берите всё, что можете унести, и уходите»; они с матерью пришли на гору; Э. предупредила односельчан, но над ней посмеялись; но птицы и звери тоже поднялись на гору; лев: заходите; птицы, звери и брат с сестрой, вошли в пасть льва, но мать не успела – пасть захлопнулась; Э. и Д. нашли в чреве льва еду; через семь дней и семь ночей лев вновь открыл пасть, звери и птицы увидели свет и побежали-полетели наружу; Э. и Д. за ними; дали каждому зверю и птице по зёрнышку, чтобы те посеяли их на высоких горах, куда не добраться человеку; земля зазеленела; брат предложил сестре вступить в брак; сестра: «Я возьму иголку и буду ждать на вершине горы, а ты возьми красную нить и встань на противоположной горе; если попадёшь нитью в иголку, то мы станем мужем и женой». Брат взял нить и подумал: «Игольное ушко такое маленькое, а стоять мы будем так далеко друг от друга, как же я смогу попасть в него?» Муравьи, пчёлы и маленькие птички обещали помочь; птички взяли нить в клювы и полетели к Э., пчёлы испугались, что она увидит, что они помогают брату, и стали беспорядочно кружить перед ней, а муравьи продели красную нить в игольное ушко; сестра: «Этого недостаточно; на горе есть жернова; завтра спустишь с горы верхний жёрнов, а я нижний, и если, скатившись с горы, они соединятся вместе, то мы станем мужем и женой»; волки, тигры и леопарды обещали помочь; один жёрнов прикатился к волку, и тот толкнул его вперёд, приговаривая: «Чуть было меня не зашиб!» Другой жёрнов прикатился к тигру, и тот толкнул его вперёд, приговаривая: «Чуть меня не раздавил!» К кому бы из зверей не прикатывались жернова, все толкали их вниз, и так они оказались у подножия горы, где их обвила своим телом змея и положила жёрнов брата точно поверх жёрнова сестры. Брат: «Теперь мы должны стать мужем и женой». Сестра сказала: «Да будет так, как желает небо!»; Э. родила десять детей, но людей в мире всё равно было слишком мало, и тогда она решила делать их из глины; теперь людей стало слишком много, чтобы всех запомнить, и тогда они дали им фамилии исходя из их внешнего вида. когда человечки были готовы, они положили их сушиться во дворе, но однажды пошёл дождь, и пара спешно побежала убирать их. Но дождь начался слишком стремительно, и у некоторых фигурок испортились носы, глаза и уши, а у некоторых сломались руки и ноги. С тех пор в мире есть калеки. Говорят, что все люди в мире существуют с тех самых пор]: Chen, Wang 1989: 21–24; удэгейцы [светили два солнца, было очень жарко; у мужчины Гангта был сын Намика, он вырос, убил второе солнце, попав в него тридцать третьей стрелой; на месте убитого появилась луна; небо поднялось; люди расплодились; начался потоп; только Н. с сестрой спаслись на горе; Н. согласился взять сестру в жены, если она семь раз попадет ниткой в игольное ушко, подбрасывая иглу; сестра попала; они родили предков двенадцати удэгейских родов]: Подмаскин 1991, № 3: 118