Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

N13. Девочка – ножницы. .25.29.33.34.36.

Девочка, девушка ассоциируется с ножницами (а мальчик, юноша с ножом или топором).

Аборигены Тайваня, адыги, осетины, казахи Монголии, тувинцы, буряты, халха-монголы, монголы Ордоса, западные (вилюйские) якуты.

Тайвань – Филиппины. Аборигены Тайваня (группа не указана, условно относим к северной, где атаял и др.) [два дракона срывают с неба солнце и луну, играют с ними в реке; Да-цзянь и его жена Шуй-нэ идут на поиски, в пещере находят похищенную драконами женщину, она служит у них кухаркой; сообщает, что драконов можно убить, бросив в воду золотые топор и ножницы, спрятанные под горой; супруги копают, находят предметы, муж бросает топор, жена – ножницы, предметы обезглавливают драконов; у супругов нет сил поместить светила на небо; по совету старушки, муж вырывает и проглатывает глаза одного дракона, жена – другого, оба становятся великанами; стволами пальм вкатывают солнце и луну на небосвод; Д. и Ш. превратились в две горы]: Тишков 1957: 34-40.

Кавказ – Малая Азия. Адыги [девушка выйдет за того из двух юношей, кто добудет в одну ночь трех неразличимых коней; один едет за помощью к другу; тот отправляется добывать коней в первую брачную ночь, оставляя вместо себя друга; ложась в постель, юноша кладет кинжалом между собой и невестой; задетая этим, невеста во вторую ночь вонзает ножницы между собой и мужем, из чего выясняется верность друга; впоследствии первый отдает овдовевшему второму свою жену как понравившуюся ему девушку, скрыв, что она его жена; истина выясняется]: Тхамокова 2014, № 976*: 192; осетины [Халин-Бараг дает бездетным супругам три яблока с условием, что одного из сыновей они отдадут ему; когда родились златокудрые сыновья, у дома выросли три яблони; старший пошел с ХБ; череп в пещере учит притвориться непонимающим, пусть ХБ сам покажет, как раздуть огонь; юноша столкнул ХБ в огонь и, взяв лопату, не давал выбраться, пока тот не сгорел; череп указывает на доспехи и коня ХБ; пастух то смеется (алдар выдает замуж троих дочерей, ему дадут свиные хвосты), то плачет (он должен поцеловать свиней в зад); они поменялись одеждой; младшая дочь алдара заметила золотые локоны, поднесла яства и бокал мнимому свинопасу; алдар притворился больным – кто из зятьев принесет молоко лани; юноша вызвал своего коня, подоил лань, зятьям дал овечьего молока, за это отрезал правые уши; достать воды, оживляющей мертвого; юноша достал, зятьям дал обычной воды, отрезав мизинцы; достать танцующую и играющую шубу; юноша проскочил между толкучих гор, достал шубу, зятьям дал обычную, за это вырезал ремни со спины; принес все алдару, показал метки на зятьях; алдар все у зятьев отнял, отдал юноше; однажды у Черной скалы погнался за лисицей, она ударила его хвостом, он окаменел; средний брат поехал на поиски, жена старшего приняла его за мужа, он положил меч на постель; он тоже погнался за лисицей и окаменел; младший сперва приехал к черепу в пещере ХБ, тот велел для начала закрыть камнями нору лисы; лиса стала девушкой, плетью оживила всех окаменевших; старший брат убил младших за то, что те спали с его женой; но ночью жена положила в постель ножницы; девушка-лица оживила плетью убитых; возвращаясь домой, девушка оживила скелеты в пещере ХБ, череп тоже стал женщиной; среднего брата женили на одной из оживленных, а младший женился на девушке-лисе; она омолодила родителей братьев]: Дзагуров 1973, № 46: 177-193.

Туркестан. Казахи Монголии [Аккайшы («белые ножницы»); был хан Алип, у него безобразный, глупый и безвольный сын; хан боялся, что после его смерти имущество пойдет прахом; визири советуют женить сына на умной девушке; хан велит художнику изобразить на картине все, что есть в наших землях одушевленного и неодушевленного; картину хан велел повесить у начала ущелья, по которому люди спускались с горных пастбищ; хан велел следить, найдет ли кто-нибудь в картине изъян; дочь бедного старика: художник забыл про барса и про луну; хан пришел к старику, когда девушки не было дома; велит, чтобы завтра к его приезду она сквасила катык из молока вола; когда хан приехал, девушка говорит, что в кибитку нельзя зайти – отец только что родил; хан признает поражение; велит сделать путы из пепла; девушка велела отцу свить аркан из сухой травы, сожгла на железном листе; хан велит старику прибыть не пешком и не верхом, не заходить в дом и не стоять во дворе; дочь велит отцу приехать на холощеном козле, забраться между верхним войлочным полотнищем юрты и внутренними циновками; хан женил сына на девушке и дал ей им Аккайшы, в том смысле, что у нее острый ум; однажды велит сыну приехать на двухголовой лошади; А. велит оседлать кобылицу на сносях; когда сын приехал, из живота кобылы показалась голова жеребенка; хан велит подготовить к скачкам трех рыжих коней, они должны они отощать прямо на пастбище, связывать и спутывать их нельзя; А. велит перетянуть коням языки; хан велел привести трех необъезженных четырехлеток, дав лишь один ремень в сажень длиной; А.: просверлить копыта, продеть ремень насквозь; напало большое войско другого хана, захватило земли, хан попал в плен; чужой хан велит Алипу сделать весь его народ подневольным; А. обещает написать письмо, чтобы все перекочевали, пусть хан отправит его с тремя надежными людьми; хан Алип написал визирю: "Живу я среди этого народа в благоденствии и одних удовольствиях. Под себя стелю я черный шелк, укрываюсь шёлком голубым. При ходьбе меня сзади поддерживают десять человек; выделенному мне здешним ханом имуществу нет счета; поэтому перебирайтесь все сюда; переселите всех людей полностью; трех тополей, что посажены перед дворцом, один срубите и сожгите сразу, как явятся к вам эти три посланника; еще один тополь сожгите в пути, третий доставьте мне, должен я его увидеть своими глазами; при перекочевке весь рогатый скот пустите впереди; прочитав письмо, жена хана, его сын и визири обрадовались; Аккайшы опечалилась, собрала тайком в жену хана, визирей и наиболее достойных людей, растолковала им смысл; стелить под себя черный шелк, означает, что нечего ему постелить под себя, спит он на голой земле, укрываться голубым шелком, означает, что нечем ему даже укрыться, спит он под открытым небом. То, что при ходьбе поддерживают его сзади 10 человек, означает, что у него связан руки и 10 пальцев он держит за спиной; три тополя перед дворцом – три; одного убить тут же, второго в дороге, третьего доставить хану Алипу живым; пустить рогатый скот впереди, означает, что воины с тяжелым вооружением должны войти первыми; во главе войска поставили саму Аккайшы; внезапно напав, оно завладело чужим ханством; Алип освободился от плена, передал престол Аккайшы]: Бабалар сөзі 2011(79): 71-75.

Южная Сибирь – Монголия. Тувинцы (Тоджа; 9 вариантов по всей Туве) [старик Сÿмелдей говорит дочери, что пойдет к Ай-хану попить молока; та учит, что делать и как отвечать; А.: 1) "Посреди синеющего озера сандаловое дерево без верхушки, 15 веток сырые, 15 сухие"); если С. не отгадает, А. велит отрубить ему руку и голову (луна в первой и во второй половине); 2) подсчитать годы белого медведя с черной головой (дочь пришила по три высохших человеческих черепов отцу к одежде справа и слева; медведь говорит, что ему 110 лет, а такого семиглавого существа не видел); 3) сплести веревку из золы (сплести из осоки, натянуть между столбов, поджечь, она покроется золой, но останется натянутой); А. велит С. погнать домой 6 волов, надоить, приготовить тарак; дочь велит загнать их в загон, утром садится расчесывать волос; А. приезжает, спрашивает, сколько у нее волос; она: а сколько шагов сделал твой конь; запрещает входить в юрту – там рожает ее отец; если отец не может родить, то как от волов получить молоко; А. велит С. прийти вместе с дочерью; пишет на столбе названия всех живых существ, а сокола и коршуна намеренно пропускает; С. этого не заметил, дочь заметила; А. женит сына на дочери С.; приезжает к Сарыг-хану, тот подложил ему под подушку золото и серебро, обвинил в воровстве, распял на четырех кольях; послал к его стойбищу четырех воинов; распятый А. просит С. послать лишь четырех воинов и передать его людям, что ему прислуживают четверо слуг. Посреди его стойбища тополь железный с четырьмя отростками – три отрубите, один оставьте. Мои булатные ножницы пустите в начале, а желтый ножик в конце. Рогатый скот – в начале, безрогий – в конце. Так, мол, стойбище удастся захватить без борьбы; невестка: булатные ножницы – я, ножик – его сын, рогатый скот – войско, безрогий – простой люд; велит убить трех воинов, один пусть будет проводником; они освобождают А., Сарыг-хана пленили]: Самдан 1994, № 9: 307-321; буряты: Бардаханова, Гымпилова 2008, № 27 [хан велит старику принести веревку из золы ни пешком, ни на коне, ни по дороге, ни без дороги; дочь велит приехать на козле по обочине, поджечь соломенную веревку; хан велит подоить быка, приготовить тарак; дочь пришедшему хану: отец разродился; хан высватал девушку сыну; у хана люди Волк, Овца, Вода, Дерево, этих слов невестка не должна произносить; она говорит, что у растущего за текущей воющий ловит блеющего; хан велит сыну сделать деревянный котел; жена: пожарь мясо на вертеле; хан попал в плен к другому; тот просит отправить письмо с тремя гонцами; «Нахожусь в почете, лежу на черной шелковой постели, под синим шелковым одеялом; возьмите золотые ножницы, переднюю кровлю перекиньте назад, а заднюю – вперед, комолую чернушку и колун оставьте, рогатый скот гоните впереди, безрогие пусть позади идут; из трех золотых осин одну срубите на месте, вторую – отъехав от дома, третью – переступив владения хана»; невестка: хан лежит связанный под телегой, на овечьем помете под синим небом; рогатый скот – войско, безрогий скот – безоружные люди; колун – ханский сын, чернушка – жена хана, золотые ножницы – невестка; одного присланного убить сразу, другого – отъехав от дома, третьего взять проводником; хана освободили], 32 (Тункинский район) [хан нашел умную жену для сына; попал в плен, его привязали между четырьмя столбами; он отправил письмо: «У меня зеленая шелковая накидка, синее шелковое одеяло, днем и ночью имею сторожей, у западного хана нахожусь; ты на этих трех быках, с тридцатью сопровождающими, которых я отправил, приезжай, все свое добро отправляй, рогатый скот впереди погоняя, остальной скот сзади ведя, плохой топор там оставишь, золотые ножницы с собой возьмёте, приедете»; невестка: рогатый скот – воины, остальной скот – другие люди, топор – муж, ножницы – я; подъезжая, убили трех баторов другого хана, повесили 30 сопровождающих, хана освободили; он передал власть невестке]: 132-134, 153-154; Элиасов 1959 [хан испытывает мудрость будущей жены сына Алтан-Хайша, просит принести веревку из пепла; девушка делает соломенную, поджигает, остается полоса пепла в форме веревки; вывести 13 цыплят из вареных яиц; АХ: чтобы был корм для цыплят, возьми кашу, посей, вырасти просо; хан доволен; поехал с сыном на охоту, велит обойтись деревянной посудой; сын пытается долбить чурбан; видя, что сын отстал, велит тянуть коня за хвост; сын понимает буквально; АХ: надо было жарить шашлык и погонять коня; хан приехал к другому, тот загадывает загадки, хану не отгадать, его заковали и привязали к столбу; хан обещает выкуп, посылает письмо невестке: Шажин-номон-хан подарил мне украшения на руки и ноги, серебряную витую цепь на шею; его люди не отходят ни днем, ни ночью; гоните рогатых коров и быков, за ними безрогий скот; из трех золотых осин две срубите и на месте сожгите, одну везите до границ владений Ш.; письмо пусть разрежет золотыми ножницами моя невестка; когда прибыли трое посланцев, сын пытается собирать скот, а невестка велит убить двух посланцев из трех и послать войско; Ш. связали как барана и привели]: 7-19; монголы (вероятно, халха) [у хана был глупый сын; чиновники посоветовали: «Жену подберите ему умную, чтобы она могла вести государственные дела. Велите, хан, нарисовать всех животных мира, письменные знаки, растения, солнце, луну и звезды, выставьте эти рисунки на большой проезжей дороге, а всех своих подданных заставьте поклоняться этим изображениям. Умный человек сразу заметит недостатки в рисунках»; хан это одобрил, везде был зачитан указ: «Для правоверных на перевале вывешена молитва. Повелеваю всем без исключения в течение трех дней явиться на тот перевал и помолиться. Кто не помолится, будет строго наказан»; все подданные молились; когда через перевал проходили старик с дочерью, дочь отговорила его от молитвы: рисунки неумелые, художники забыли изобразить зайца, в тексте молитвы не хватает знака «хувм»; хан узнал, захотел посмотреть на девушку; когда она собирала аргал, приехал к старику, велел, чтобы тот к утру подоил быка, а из молока приготовил тарак; утром дочь раскидала навоз с западной стороны юрты, уложила отца на тюфяк, а у входа в юрту вбила два кола и протянула между ними волосяную веревку (так делают, когда в юрте есть больной или новорожденный); когда хан явился за тараком, девушка вышла и сказала, что заходить в юрту нельзя – отец рожает; хан спросил, где это видано, чтобы мужчина рожал; девушка: «Не вы ли, о светлость ваша, / Видали того чудака, / Что делает простоквашу / Из бычьего молока? / Коль такой объявился ныне, / Отчего ж не рожать мужчине?!»; хан вернулся домой; когда девушка пошла за аргалом, пришел к старику, велел к утру скрутить конские путы из пепла; утром девушка сплела путы из сена, подожгла – получились путы из пепла; показала их хану, тот ушел; она отправилась за аргалом, хан вернулся, сказал старику, что завтра придет снова, и велел, чтобы старик дочь ни на улицу не выпускал, ни в юрте не оставлял; утром пришел, не смог её найти (она стояла между стеной и войлочной покрышкой юрты); когда она вышла, вернулся во дворец; девушка пошла за аргалом, хан снова явился к старику: «Оседлай двуглавого коня и приезжай ко мне на стыке дня и ночи, между сегодняшним и завтрашним днем. Но по дороге ехать нельзя. Если поступишь иначе, не сносить тебе головы»; девушка велела старику поймать кобылицу, которая вот-вот ожеребится и объяснила: «Когда приедешь, скажи: «У нас там солнце садится, у вас здесь наступила ночь, а на западе светает». Когда спросят, какой дорогой ехал, скажи: «По траве между двух дорог». Когда спросят: «На двуглавом ли коне приехал?», отвечай: «Да». Когда посмотрят на твою кобылицу, то у нее уже будут две головы»; старик приехал к хану, ответил, как велела дочь; хан поженил на ней своего сына; отправился с ним на охоту, сказал: «Поезжай, сынок, впереди своего отца, так чтобы хвост у коня шевелился»; тот соскочил с коня, начал крутить коню хвост; хан его отругал, побил; убив и разделав зверя, велел развести огонь, приготовить деревянный котел и обжарить мясо; сын развел огонь, свалил дерево, отпилил нижнюю часть и стал ее долбить; сказал хану, что делает деревянный котел; хан его опять побил; убили еще одного зверя, хан попросил развести огонь, зажарить мясо и расстелить черную подстилку; сын развел огонь, зажарил на вертеле мясо, оторвал войлок от седла и расстелил его; хан его побил; дома сын пожаловался жене, та объяснила, в чем дело; хан снова отправился на охоту, взял с собой сына, повторил прежние просьбы; услышав первую, сын поехал впереди отца тихой рысью; услышав вторую, сделал деревянный вертел и зажарил на нем мясо; услышав третью, зажарил мясо, и когда земля от костра стала черной, убрал с нее пепел, чтобы можно было сесть; хан отправил сына домой, сам решил продолжить охоту; заехал в пределы чужого государства, был схвачен; три год пролежал в грязной юрте; когда его решили казнить, попросил разрешения отправить письмо; написал: «Являю милость всем родным и близким, / На родину пишу с поклоном низким / И сообщаю, что в чужой стране / Живется славно и привольно мне. / Вернусь ли я когда-нибудь обратно? – Мне даже мысль об этом неприятна! / Под балдахином синим спать так чудно / На шелковой постели изумрудной! / Я день и ночь лежу в подушках алых, / Пью козье молоко в больших пиалах, / И восемь слуг в дворце восьмиэтажном / Мне служат так почтительно и важно! / Живу я здесь хозяином – не гостем, / Умру – пусть здесь мои истлеют кости. / Коль счастье разделить мое хотите, / Что ж, забирайте скот и приходите. / И первый, кто в страну мою пойдет, / Пусть гонит впереди рогатый скот, / А позади ведите скот безрогий. / Берите скарб, – сгодится он в дороге, – / Везите все... Да, чуть не позабыл: / Больной чесоткой жеребенок был / И кобылица в нашем табуне. / Расстаться с ними можете вполне, / Оставьте их, чесоточных, на месте: / Заразный конь не принесет нам чести. / Два дерева сандаловых моих / Сияют шапкой листьев золотых. / Одно на месте надобно оставить, / Другое постарайтесь переправить. / Пройдите вглубь моих больших палат. / Там золотые ножницы висят / У изголовья в спальне, за кошмой, / Их непременно надо взять с собой...»; гонцы передали письмо ханскому сыну, тот поверил, обрадовался; жена расшифровала: «Со мной беда большая приключилась. / Прошу родных; ко мне явите милость. / Узнайте: я пленен в чужой стране, / И каждый час грозит здесь гибель мне. / Судьба моя тяжка невероятно, / Вернусь ли я когда-нибудь обратно? / Я под открытым небом сплю и ем, / Постель – земля, и я исчах совсем. / Из восьмистенной юрты восемь стражей / Меня и в степь не выпускают даже; / Я не сегодня-завтра околею, / И кости здесь, в чужой стране, истлеют. / Но если вы спасти меня хотите, / То поскорее с войском приходите: / Вооруженный – в головном отряде, / А безоружный пусть шагает сзади. / Гонца, что прискакал с моим письмом, / Заставьте быть в пути проводником, / А если двое их, то не жалейте / И по дороге одного убейте. / Чтоб сын и ханша-мать вам не мешали, / С собой в поход их нужно брать едва ли. / Умней моей невестки в ханстве нет. / Во всем просите у нее совет, / Она всегда решение найдет. / Так пусть идет начальником в поход!»; невестка собрала войско; одного из гонцов убили, другого заставили быть проводником; захватили земли соседнего ханства, освободили пленного хана]: Михайлов 1962: 78-86; монголы Ордоса [Шургульджин Хан хочет женить глупого краснолицего сына на умной девушке; собирает народ, задает вопросы; дерево о 12 ветвях, 360 цветков смотрят вверх, 360 вниз; дочь старика объясняет отцу, что это год; пять мириадов желтых зайцев во главе с зайцем, у которого белое пятно на лбу (звезды и луна); десять мириадов кустов и красный пень (горы и гора Сумеру); принести три меры мяса, завернутого в кости, две меры костей, завернутых в мясо (яйцо и ююба); узнав, что у старика дочь, Ш. обещает прийти, велит приготовить кумыс из молока кастрированного быка; девушка: отец рожает, я иду за акушеркой; Ш. женил сына на этой девушке; велит сыну приветствовать его на лошади о двух головах (жена: стельная кобыла); приветствовать ни в юрте, ни снаружи (между решеткой и кошмой); приготовить путы из золы (сплести путы из сухого пырея, поджечь, останется зольный след); Ш. решает захватить соседнее царство, сын все разболтал; враги схватили Ш., посадили в колодец, он ест собственных вшей; соседний царь посылает вельможу привести народ Ш.; Ш.: пойдут, если узнают, что я живу хорошо; просит передать: счастливо живу в доме темном, как гроб; ем только козлятину и баранину; ковер, на котором он сижу, из пестрой парчи и полосатого желтого шелка; в созерцании пяти драгоценностей провожу дни – бирюза, кораллы, перламутр, рубин и лазурит; лежу на куске синего шелка, который не имеет границ; когда придете, пустите перед собой ваш скот, и впереди пусть идут рогатые, за ними безроги; есть один красный баран с гнутыми рогами, что всегда позади всех – убейте его; у изголовья лежит черный шершавый напильник – возьмите с собой; у ног есть пара острых ножниц – возьмите с собой; нет нужды идти большим числом, достаточно будет, если пойдут трое; невестка все поняла: напильник – жена Ш., ножницы – она сама; баран – сын Ш., его убить; рогатые – войско; враг побежден, Ш. освобожден; он выдал невестку за сына младшего брата, передал тому царство]: Mostaert 1937, № 9 в Соловьева 2014.

Восточная Сибирь. Западные (вилюйские) якуты [было распространено поверье о «раскрытии неба», когда среди ночи вдруг становится ослепительно светло; при таком явлении молились и просили у неба или бога всего, чего желали, в том числе детей: «Надели нас золотым ножом, надели нас золотыми ножницами»; нож означает мальчика, а ножницы—девочку]: Попов 1949: 261 (=Эргис 1974: 136).