Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

N5. Зиму узнают по инею, лето – по дождю. .34.-.36.39.

Длительные поездки, походы, полеты или битвы описываются посредством формулы, содержащей указание на то, что персонажи узнают о зиме по снегу или инею, а о лете по теплу, дождю, росе либо другим подобным признакам.

Южные алтайцы, тубалары, шорцы, хакасы, тувинцы, прибайкальские буряты, хамниганы, северные и южные ханты, вилюйские, центральные и северные якуты, долганы, байкальские эвенки (баргузинские), дальневосточные эвенки (учурские, алданские, амурские, чумиканские), эвены, тундровые юкагиры, Русское Устье.

Южная Сибирь – Монголия. Южные алтайцы: Radloff 1866, № 2 (Катунь) [после смерти родителей остались мальчик-подросток Алтаин Сайн Салам и его младшая сестра; АСС сожалеет, что не может привезти домой на коне мясо убитого зверя; видит богатырского коня Айкым-Сайкым, сестра объясняет, что конь для него; АСС привез на коне дичь для сестры; но когда снова поскакал, упал с коня и сломал себе шею; сестра велела скале разойтись, поместила внутрь тело брата, надела мужскую одежду и отправилась сватать дочерей Солнечного Хана и Лунного Хана; «Что зима была, замечала она по заиндевевшему воротнику, что лето было, замечала по нагревшимся лопаткам» (этот мотив на с. 15); каждый из ханов обещает среднюю дочь, чья стрела пролетит сквозь игольное ушко, железный крюк, горный лес и упадет (к ногам) хана; мнимый АСС выполнил условие и получил девушек, но не спал с ними по пути назад; они уже думали возвращаться к отцам; сестра поскакала вперед, велела скале открыться, вложила в руку брата записку, описав происшедшее, превратилась в зайца и убежала; дочь Солнечного Хана ударила ААС плетью, тот ожил; дочь Лунного завершила оживление; ААС попал деревянной стрелой в ногу зайца, поймал его, отдал женам и велел хорошо кормить; заяц погрыз их одежду; они его убили; ААС поместил зайца в три ящика один в другом, оставил записку врачу с просьбой оживить зайца, пустил ящик в море; ящик приплыл во владения Лунного Хана; его врач оживил зайца, заяц стал девушкой, сын хана на ней женился; через 7 лет ААС пошел искать сестру и пришел к юрте, там бегает мальчик; сестра ААС увидела коня Айкым Сайкым и заплакала; конь увидел ее и заржал; брат и сестра встретились и устроили пир], 5 (Катунь) [юноша поскакал на запад; «Что зима была, замечал он по заиндевевшему воротнику. Что лето было, замечал он по нагревшимся лопаткам»]: 12-23, 38; Ютканаков, Токмашов 1935 (Катунь, 1914 г.) [эпизод эпического сказания: «Так едет милый / Кускун-Кара-Матыр. / Ни лето, ни зима / Его не держат. / Лето придет – / Он по своим плечам горячим узнает. / Зима придет – / Он по своему заснеженному вороту узнает. / На его ладонях / Солнце и месяц играют. / На его белом лбу / Утренняя заря алеет]: 127; тубалары: Radloff 1866, № IIc.10 [эпизод эпического сказания: Adyn Törön Alaktai и Mongus Pakai начали сражаться; «Что зима пришла, замечали они по заиндевевшему воротнику. Что лето настало, знали они по полам одежды, покрытым росой {либо: по обтаявшим полам одежды; в оригинале – Dass der Sommer gekommen, / Wussten sie am bethauten Rockschoss}»]: 291; Никифоров 1915 (сеок комдош, левобережье Катуни, окрестности с. Анос Чемальского р-на) [эпизод сказки: Эрке-Мондур на коне «[р]еку с плывущим по ней снегом переехал, буранистую тайгу перевалил. Приближение лета узнает по плечам, наступление зимы узнает по вороту. Большие, большие горы встречает, пробегая рысью, высоту их и низкость не замечая. Большие, большие реки переезжает, глубь и мели не разбирая»]: 23; шорцы: Дыренкова 1940, № 10 (р. Кондома) [эпизод эпического сказания: «Лишь только Кан Кес с коня слез, (он) [два] рукава засучил, [две] полы подоткнул, в руки Кара Казана попал, Голый Черный юноша в руки Кара Картыга попал. Когда они вчетвером драться принялись, эта земля землею не стала, эта вода водою не стала. Нагроможденные хребты вниз вершинами опрокинулись, текущее море в обратную сторону всколыхнулось. Если шарить, друг друга не найти, – такой черный туман пал. Среди черного тумана имеющие гнезда птицы от гнезд своих отстали, имеющие логовища звери от своих логовищ отстали. Мало ли друг друга крутили, много ли друг друга сжимали. Сменяясь, месяц закатился, скользя-переползая друг за другом – года прошли. О том, что пришла зима, узнавали по инею, о том, что пришло лето, узнавали по теплому дождю – так боролись»]: 55; Чудояков 2008 [эпизод эпического сказания: «Сражаются как грозные медведи, – / Ребра едва целыми остаются. / Если удары приходятся по груди, / Грудные ребра едва целыми остаются. / Приход зимы узнают по инею, / Лета приход узнают по теплу»]: 116; хакасы: Катанов 1907, № 281а (с. Усть-Есинское Минусинского округа, 1889 г.) [эпизод сказки: «Приподнял он {Алтын Тас} кнут и, ударивши им по своему коню, помчался далее. Белосерый конь заржал пуще прежнего и побежал. Наступление лета становится ему заметным потому, что солнце жжет ему плечную лопатку; наступление же зимы заметно ему потому, что на висках его показывается иней»]: 322; тувинцы: Ватагин 1971, № 1 (Бай-Тайгинский кожуун) [эпизоды сказки: «Силачи сшиблись, как две скалы, схватились, как два верблюда, поглядывая друг на друга исподлобья, как два быка. Неизвестно, сколько лет пронеслось. Зиму узнавали по инею, лето узнавали по росе. Мускулы Тевене-Мёге вскипели и стали тверже стали, а мускулы Кудун-Хулюка сникли, будто растаяли»; «Они сшиблись, как две скалы, схватились, как два быка. Неизвестно, сколько лет пронеслось в борьбе. Зиму узнавали по инею, лето узнавали по росе. Хан Кавынды хотел ударить Тевене ногой и забросить в небо, но Тевене был увертлив, как коршун»], 2 (Бай-Тайгинский кожуун) [«Алдын-Хува в слезах осталась одна. Неизвестно, сколько времени ехал богатырь. Зиму узнавал по инею, лето – по росе. Но вот он взобрался на гребень огромной черной тайги и увидел вдали черное озеро»], 20 (Дзун-Хемчикский кожуун) [«Конь поскакал так, что искры посыпались из глаз богатыря. Где были горы – там стала ровная степь. Где была ровная степь – встали горы. Звезды неба сыпались на землю, а пыль земли подымалась до небес. Зиму богатырь узнавал по инею, лето – по росе. Наконец он не выдержал и закричал: “Если хочешь убить – убивай скорей! Если хочешь пощадить – остановись!”»]: 26, 28, 51, 159; Гребнев 1960 [эпизод эпического сказания: «Когда парень накинул на могучую шею жеребенка аркан, тот, поднявшись на дыбы, бросился прочь. Жеребенок носил его по всему белому свету. Пыль с земли поднялась до неба, звезды с неба на землю падали. Там, где были безводные степи, появилась вода; на месте озер появились сухие степи. Горы превратил в песчаные равнины, леса – в бурелом. Когда зима была – иней скрипел, когда лето было – роса переливалась радугой. Шестьдесят суток [конь] не успокаивался, девяносто суток, заарканенный, тащил за собой парня, бил ногам»]: 35; Орус-оол 1997 [эпизод эпического сказания; По зимнему инею {узнавали} – «Друг мой, зима настала!» – говорили. По летней росе узнавали: «Лето настало!» – говорили]: 219; прибайкальские буряты: Хомонов 1964 (улус Кукунут Эхирит-Булагатского р-на, 1906 г.) [эпизоды улигера: «Вслед за тем: / сев на голубого своего коня, / в северо-восточную сторону ускакал {Хурин Алтай}. / По белым предметам / зиму определяя, скакал; / по летним искрам [молнии] / лето определяя, скакал; / по стрекотанью пестрой сороки / зиму узнавая, скакал; / по пенью золотой пташки / лето узнавая, скакал»; «И дальше зарысил {Хурин Алтай} / по ханской широкой дороге. / быстро поскакал / по широкой дороге народной; / по белым предметам / зиму определяя, скакал; / по летним искрам [молнии] / лето определяя, скакал; / по стрекотанью пестрой сороки / зиму узнавая, скакал; / по пенью золотой пташки / лето узнавая, скакал. / Дальше мчится вихрем»; «Вслед за тем: / с громким топотом {Хурин Алтай} скачет, / в южную сторону / шумно скачет. / Так все было: / что белым покрыто, / за зиму считая, скачет; / все что блестит, / за лето считая, скачет. / Стрекотание пестрой сороки / за зиму считая, скачет, / пение золотой пташки / за лето считая, скачет»; «{Хурин Алтай} садится на голубого своего коня / и по ханской дороге звонкой / в юго-западную сторону / звонкой рысью зарысил, / по дороге народной лесной / быстрой рысью помчался. / Все это было: / он белые места / за зиму считая, скакал, / где все сверкало, / за лето принимая, скакал; / стрекотание пестрой сороки / за зиму принимая, / пение золотой пташки / за лето считая, скакал»]: 110, 123, 151, 187; Бурчина 2007, № IV.1 (Аларский р-н, 1906 г.) [эпизоды улигера: «Алтай Шагай Мэргэн едет быстро: расстояние в девяносто лет пути проезжает за девять лет. Услышав [плеск воды] салд, решает, что [наступило] лето, увидев [мелькание белого] сайд, решает, что [сейчас] зима. При стрекоте пестрой сороки решает, что зима, при трелях золотого жаворонка (алтан гургалдай) решает, что лето»; «Герой продолжает путь и днем, и ночью: увидев белеющее, отмечает, что [наступила] зима, услышав плеск салд, решает, что [сейчас] лето»]: 202, 204; хамниганы: Дамдинов 1982, № 4 (р. Онон, 1911 г.) [эпизод улигера: «После этого Болдор не остановился, стал сражаться. Старик Харалту свой народ и скот погнал обратно на свое стойбище. Сын остался сражаться с двумя предводителями-зангинами. Сражался очень долго, столько… Когда вырастала зеленая трава, тогда узнавали, что лето наступило. Когда падал снег и образовывался сугроб, тогда узнавали, что зима наступила. Так долго продолжали сражаться. Сражались так долго, / Что полных двадцать лет прошло»]: 210.

Западная Сибирь. Ханты: Лукина 1990, № 27 (северные; зап. В. Штейницем в 1936 г. в Ленинграде от студента К.И. Маремьянина из сел. Сугут-курт на Малой Оби) [эпизод сказки: «Дядя поцеловал его, обнял, затем они разошлись. Долгое время шагает он долго, короткое время шагает он коротко. Если падает снег, это напоминает ему о зиме; если идет дождь, это напоминает ему о лете. Долго ли, коротко ли шагал, пришел домой. Три угла дома его матери уже совсем обвалились. Он взобрался к дымовому отверстию: у матери осталась единственная искорка огня. Если он пришел летом, то с конца его весла упала капелька воды, если пришел зимой, то с конца его лыжного посоха упала снежинка»]; № 30 (низямские, т.е., по классификации В. Штейница, южные; сел. Низямы Октябрьского р-на) [эпизод «Священного сказания о Желанном Богатыре – Купце Нижнего Света, Купце Верхнего Света»: «Взял он {Желанный Богатырь} семисуставную палку, подаренную сватом, и пошел. Семь ночей идет, семь дней идет. Когда идет снег, ему вспоминается зима; когда идет дождь, ему вспоминается лето. Наконец он так устал, что если на его нос навесить прутик, то он не удержится, если навесить травинку, то она не удержится»]; № 35 (северные; зап. В. Штейницем в 1936 г. в Ленинграде от студента К.И. Маремьянина из сел. Сугут-курт на Малой Оби) [эпизод предания: «Затем дальше пошел. Долго шел, коротко шел, пришел к берегу моря. Вынул свой клубок из нагрудного кармана, бросил его через море. Появился мост, по которому он мог идти. Перешел он на другую сторону моря, смотал свой клубок, засунул в нагрудный карман. Потом дальше пошел. Долгое время идет долго, короткое время идет коротко. Если снег падает, он вспоминает зиму; если дождь идет, он вспоминает лето. Долго шел, коротко шел, прибыл в город. Его дедушка состарился, и его мать состарилась, и жены братьев его отца состарились»]: 100, 114, 141.

Восточная Сибирь. Якуты: Маак 1887 (р. Кюрга, Средне-Вилюйский улус, 1850-е гг.) [эпизод олонхо: «Вот он {Кюхуль-бюхо} и погнался за вором на запад и знал только, что когда идет дождь, то стоит лето, когда снег – зима. Ехал наш богатырь, ехал и наконец приехал к высокой каменной горе, которая доходила до неба, а на той горе сидела трехголовая птица»]: 123; Приклонский 1891 (место записи не указ.) [эпизод сказки: «Эрь Соготох сел на своего доброго коня и поехал в ту сторону, откуда восходит зимнее солнце и куда уходил демонский богатырь в виде черного тумана. Ехал он очень долго, зиму отличал по снегу, а лето по дождю, ни разу никого не встречая. Раз догнал его всадник на белом коне, одетый в серебряное платье, но, не обратив внимания на Эрь Соготоха, проехал далее»]: 168; Попов 1936а (место записи не указ.) [эпизод олонхо: «Эр-Соготох прямо на восток в путь пустился. Зиму лютую по бурям распознавал, лето жаркое по дождю, осень позднюю по моросящему снегу»]: 57; Дьяконова 1990 (места записи не указ.) [эпизоды сказок: «Долго ли, коротко ли шел – того не знает; лишь зиму узнавал по инею и счищал с себя иней, лето узнавал по дождю и стряхивал с себя дождь, осень узнавал по дождю со снегом и сгребал с себя снег, так и шел он»; «Ехал он {юноша, отправившийся вслед за братьями искать птицу, которая поедала их пшеницу} узнавая лето по дождю, зиму по инею»; «Шел {крестьянский сын}, узнавая, что зима – по инею, что лето – по дождю, что осень – по туману, что весна – по воздуху»]: 85-86; Емельянов 1990 (Майорский наслег Абыйского р-на, 1940 г.) [эпизод олонхо: «Зиму узнавали по снегу, / осень узнавали по ненастью... / постепенно в страну с ярко-кровавым солнцем, / с черно-кровавой луной въехали»]: 64; (Соморсунский наслег Амгинского р-на, 1940 г.) [заполучив доспехи, Эр Соготох отправляется прямо на восток; он едет, «узнавая зиму по инею, лето – жаре, весну – по лужам, осень – по дождю со снегом»]: 91; 2000 (место записи не указ.) [эпизод олонхо: «(Богатырь едет) узнавая лето по дождю, / Зиму по снегу, / Весну по проталинам»]: 55; Сивцев, Ефремов 1990 (места записи не указ.) [эпизоды сказок: «Вот я вижу, как ты расстался со своими родными и покинул свое жилище, а потом и свою страну. Теперь я вижу, как ты едешь по бархатистой траве, достигающей середины локтя девушки, едешь страной, покрытой мягкой шелковистой травой, достигающей середины голени молодца. А вот ты уже скачешь по странам с деревьями, ветви которых тянутся с макушки вниз, одолеваешь реку, течение которой от переката несется в разные стороны. Мчишься и мчишься без остановки, узнавая зиму – инеем, лето – дождем, весну – теплым снегом, осень – осыпающимся листом. А вот ты уже и жилище Чолбонтой-господина проехал, жилище Месяца-господина позади оставил»; «Озорной да бедовый младший брат, понятное дело, не мог ехать неслышно-неведомо. Узнавая зиму – инеем, лето – дождем, весну – теплым снегом, осень – опадающим листом, проскакивая зараз расстояние в один дневной переход, он летел птицей и во все горло распевал <...>»; «А Хотой Беге свой путь продолжает, узнавая зиму – инеем, лето – дождем, весну – теплым снегом, осень – осыпающимся листом. Скакал он так, скакал, и наконец на дворе Кюегяй-Намсын – дочери Солнца очутился»; «Недалеко отъехали, человек у костра обнаружил, что нет ножа с серебряными ножнами. Оставил свое занятие, наскоро оседлал лошадь, доху на ходу надел и в погоню помчался. Дорогу, которой ехала девушка, он узнавал по следам ее коня. Зиму узнавал по инею-куржаку, весну – по теплому ветру, лето – по дождю и солнцу, осень – по мокрому снегу»; «Дни-годы пролетали, шла своей тропой Энкээбил, зиму по инею узнавая, лето по дождю определяя. Постарела она, стала гнуться-сгибаться, к земле тянуться. И ровно в девяносто лет пришла она однажды вечером к могучей лиственнице с согнутой вершиной, с выпуклым корнем, с черным дуплом. Прислонилась к ней и уснула»; «Марба с сыном генерала плыли долго по водным просторам. Эти молодцы узнавали зиму по снежной пороше, лето – по дождям, осень – по дождю со снегом, ночь – по темноте, день – по сиянию света. Так они ехали, ехали и, наконец, доехали»]: 73-74, 79, 187, 308, 329; Илларионов и др. 2008, № 26 (правобережье Вилюя, с. Кутана Сунтарского р-на, 1986 г.) [эпизод сказки: «Годы-дни миновали, лето по дождю, зиму по инею узнавала {охотница Энгкээбил}; когда, состарившись, стала гнуться-сгибаться, по достижении девяноста лет пришла под могучую-старую лиственницу, с наклоненной верхушкой, гнутыми корнями и дуплом, прислонилась [к ней] и уснула»]: 285; Говоров 2010 (Усть-Алданский р-н, 1934-1935 гг.) [эпизод олонхо: «Силы полета не чует {Мюльджю Бёгё}. / Взмахов меру не знает, / Когда на ресницах / Появится иней, / Думает, настала зима, / Когда дождем оросит, / Чувствует, лето пришло, / Когда ненастье, снег / На голову падут, / Знает, осень идет. / Долго ли, коротко ли, / Много иль мало пролетел – / Не чувствует времени»]: 111; долганы: Ефремов 2000, № 1 (станок Долганы, Хатангский тракт, 1931 г.) [эпизод олонгко: «Шкуру с матери содрал. Когда содрал, из шкуры начинающая увядать девушка-женщина вышла. На шкуру со словами: “В именитую страну ехать собираюсь, необъезженным конем моим с неутомимыми легкими будь!” – раскинув ноги, уселся верхом, продолжая стегать. Долго не заставив ждать, шкура в коня превратилась. В сторону страны айыы галопом на коне понесся, лето по дождю узнавая, зиму по инею узнавая. Так, уставая-изнуряясь, ехал и стал приближаться туда, где с трех сторон каменные мысы сходятся»]; № 14 (пос. Хета Хатангского р-на, 1987; рассказчик в детстве с отцом перебрался с р. Оленек) [«Эти ребята, / Каждый свою часть / Годового запаса пищи-одежды / Взвалив на себя, уходят. / Эти ребята, / В пути находясь, / Лето по дождю узнавая, / Зиму по инею, / Осень по мокрому снегу, / Вот идут. / От великой страны своей отдаляясь. / От дальней земли своей удаляясь, / Идут и идут»]: 55, 239; баргузинские эвенки: Георги 1936 (1772 г.) [эпизод сказки: «Целых семь лет летел орел {в которого превратилась княжна Сувудангина} без отдыха под самыми облаками, а порой и в облаках. Когда от земли исходил белый отблеск, он знал, что на земле зима; когда отблеск земли становился темным, он думал, что наступило лето»]: 234; учурские эвенки: Романова, Мыреева 1971, № 19 (Алданский р-н) [эпизоды эпического сказания: «Превратившись в крылатых птиц, они {кузнец Торонтай и Иркисмон средней земли} полетели по краю восьмого неба, под девятым облаком. Долго ли, коротко они летели – не знали. Лето по дождям, осень по граду, зиму по снегу, а весну по пушистым снежным хлопьям узнавая, держали они путь»; «Услышав это, наши люди, еще больше обозлись, не отставая, так и гнались за ней. Узнавая лето по дождю, осень по граду, зиму по снегу, весну по пушистым снежным хлопьям, они шли и шли. Три ли месяца, три ли года шли – не знали»; «Тогда этот Коколдокон, превратившись в белую птичку, полетел между восемью тучами, под выступами девятой тучи. [Он] пересек много стран, увидел чужие страны; долго ли, коротко ли летел – не заметил. Этот молодец летел, лето узнавая по дождю, осень – по граду, зиму – по ветру и снегу, весну же – по пушистым снежным хлопьям. [Так] он двигался и двигался. Не знал [он], трое, тридцать ли суток или три месяца летел. И, кажется, он достиг самой вершины верхнего неба»; «Старший мата стал серебряным белым журавлем, Коколдокон же превратился в белую птичку. И полетели, свистя [крыльями], в сторону мест, где жила выросшая сиротой Арбагайкан-старуха. Превратившись в крылатых птиц, они летели над восемью облаками, по краям девятого облака. Долго ли, коротко ли летели они – не знали, лето лишь по дождю узнавая, осень – по граду, зиму – по снегу, весну – по пушистым [снежным] хлопьям, летели они»; «После этого Хуркокчон верхней земли поехал вперед. Долго ли, коротко ли ехал, сам не знал. Он ехал, узнавая лето по росе, осень по граду, зиму по снегу, осевшему на ветвях деревьев, а раннюю весну по пушистым снежным хлопьям»; «Бились они сильно, энергично, холмы превращая в ямы, сдирая кору растущих деревьев, расщепляя высохшие деревья, в мягкой земле до бедер, в твердой земле по колена увязая. Долго ли, коротко бились – они не знали. Два мата равно бились. Бились они, узнавая лето по росе, осень по граду, зиму по снегу, осевшему на ветвях деревьев, а весну по пушистому снегу. Они бились целый год без передышки»; «После этого Хуркокчон верхней земли направил своего пегого молодого коня в сторону средней земли, и засвистела его плеть, подгоняя [коня]. Молодой конь оказался в самом деле быстроногим конем: [от бега его] впереди стелется белый туман, а позади столбом поднимается черная пыль. Постепенно все незаметнее становились следы коня на земле, и вот [он] полетел. Он полетел сквозь восемь облаков над девятью облаками, внутри черной тучи. Долго ли, коротко ли летели эти люди – не знали [они]. Лето по росе, зиму по снегу на ветвях деревьев, весну по пушистым снежным хлопьям, осень по граду узнавая, они летели»; «После этого наш человек, Хуркокчон средней земли, быстро [и] ловко поехал на своем пестром олене, направив его прямо на восток. [Ехал он], мелькая то здесь, то там, и не знал, долго ли, коротко ли ехал, сквозь восемь туч, над девятью облаками. Шаги этого пестрого оленя все увеличивались, прыжки его становились длиннее, бег его постепенно убыстрялся. Сам Хуркокчон средней земли постепенно смелел. Верховой олень тоже бьгл подстать ему: если понаблюдать, как он бежит – перед ним валил белый пар, а позади поднималась вверх черная пыль, ноги мелькали так, что нельзя было увидеть, где он ступал. За это время [Хуркокчон] пересек несколько стран, но сам и не заметил, долго ли, коротко ли ехал: он ехал, зиму по снегу на ветвях деревьев узнавая, лето по росе, осень по граду, а весну по пушистому снегу узнавая»; «После этого они, Хуркокчон средней земли и хорошая шаманка Аякчан-красавица, превратились в стерхов, а богатырь верхней земли, храбрый богатырь Дерис, сел верхом на свою полосатую тучу, мелькающую сквозь восемь туч, и поехал за ними. Они так и ехали в среднюю землю. Они, лето узнавая по росе, зиму по снегу на ветвях деревьев, весну по пушистым снежным хлопьям, осень по граду узнавая, над дважды девятью облаками, сквозь дважды восемь облаков летели. Так летели они, и разве в сказании задержатся они в пути – вот и достигли родины Хуркокчона»]: 206-207, 214, 227, 230, 253, 256, 263, 267, 282; Мыреева 1990 (пос. Кутана Алданского р-на, 1960 и 1971 гг.) [эпизоды эпических сказаний: «Они зиму по снегу узнавали, / Весну по пушистому снегу узнавали, / Лето по дождю узнавали, / Осень по граду узнавали. / Вот прошел круглый год / С тех пор, как начали биться. / Все это время, / Не останавливаясь, не уставая, / Дрались эти богатыри»; «Между тем, / Достиг он края [своей] страны, / Вступил в чужую страну. / Лето он узнавал по дождю, / Осень узнавал по граду, / Зиму узнавал по снегу, / Весну узнавал по пушистым хлопьям снега. / Ехал он так, / Вдруг встал светло-коричневый его олень»; «Эти люди / Лето по дождю узнавали, / Осень по граду узнавали, / Зиму по снегу узнавали, / Весну по мягким хлопьям снега узнавали. / Все вперед ехали. / Вот так следуя, / В отвесную скалу они уперлись, / Зовущуюся границей Верхнего и Среднего миров»]: 161, 255, 329; амурские эвенки: Василевич 1966, № 3 (Урми, 1948 г.) [эпизод эпического сказания: «Девушка отправилась в сторону восхода солнца. Мата остался на месте. Девушка движется вперед и вперед, она [ведь] путница. Летит и летит. О лете узнает по выпавшей росе, о зиме – по выпавшему инею, об осени – по всплеску весел. “Осень настала”, – думает. О весне – по выросшим листьям. “Весна наступила”, – думает. Летит вперед. Не знает, когда ушла от отца, от матери»]: 202; чумиканские эвенки: Василевич 1966, № 10 (пос. Тугур Тугуро-Чумиканского р-на, 1936 г.) [эпизод эпического сказания: «Умусликон побежал дальше. Повалялся [он] по земле и превратился в серебряного ястреба, полетел в сторону восхода [солнца]. Летя, он узнавал об осени по инею, о зиме – по изморози, о лете – по росе. Так он пролетал над разными землями. Уж очень большое пространство этот верхний мир! Летел, летел, наконец долетел до места игрищ в верхнем мире»]: 243; эвены: Лебедева 1981 (пос. Арка Охотского р-на, 1969 г.) [эпизод эпического сказания: «Сражались очень долго, зиму узнавали по тому, как край волос покрывался инеем, лето узнавали по тому, как край волос оттаивал»]: 135-136; 1982 (пос. Арка Охотского р-на, 1969 г.) [эпизод эпического сказания: «Бьются, годов не считают: видят снег – значит зима, сошел снег – значит лето»]: 110; Кэптукэ, Роббек 2002 (Оймяконский р-н, 1970-е гг.) [эпизод эпического сказания: «Иркэнмэл идет и идет, идет и идет, очень долго шел. По инею на ресницах о наступлении зимы узнает, по таянию инея на ресницах о становлении лета узнает»]: 7, 202; алданские эвенки [Лето по дождям / Осень по граду, / А весну по пушистым снежным хлопьям / Узнавая, держали они путь]: Варламова и др. 2018: 61.

СВ Азия. Тундровые юкагиры (Нижнеколымский р-н, 1963 г.) [эпизод сказки: «Вот пошли {юноши-сироты}. Идут: когда иней покрывал опушку малахая, говорили: “Настала зима”; когда иней на опушке малахая таял, говорили: “Настало лето”. Шли так и увидели: впереди стоят два юкагирских чума»]: Курилов 2005, № 10: 229; тундровые юкагиры (Халлерчинская тундра, Нижнеколымский р-н) [эпизод сказки: «Парень пошел по следам тех девушек. Идет, идет. Когда иней с края малахая таял, говорил себе: “Наступило лето”. Когда край малахая заиндевел, говорил: “Зима наступила”»]: Гоголев и др. 1975: 197; Русское Устье [эпизод сказки: «Дьэ, он {Иван-царевич} от нее пошел. Сам не знает, куда идет. Шел, шел, дождь пойдет, – говорит, – лето; снег пойдет, – говорит, – зима; и видит: стоит одна юртушка»]: Азбелев, Мещерский 1986, № 51: 196.