ОБЪЕДИНЕННОЕ ГУМАНИТАРНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВОКАФЕДРА РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ТАРТУСКОГО УНИВЕРСИТЕТА
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц
personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook

ГАБРИЭЛИАДА. К 65-летию Г. Г. Суперфина.



 

ПИСЬМО ВЛ. Б. ШКЛОВСКОГО Н. Я. МАРРУ

Л. Г. СТЕПАНОВА

В личных фондах петербургских архивов сохранилось несколько писем Владимира Борисовича Шкловского 1920–30-х годов; по преимуществу это короткие деловые письма, в которых содержится просьба или какой-нибудь конкретный вопрос, касающийся текущих научных занятий адресанта. Если судить только по содержанию, то такие письма могли быть написаны кем угодно и когда угодно — на них нет печати времени и судьбы автора. Исключение составляет публикуемое ниже письмо академику Марру, написанное в июне 1927 г. — в недолгий промежуток времени между двумя лагерями, ровно посередине «срока», который Вл. Б. Шкловский отбывал на свободе после Соловков до нового ареста и отправки на Беломорканал1.

Освободившись из первого своего заключения, в начале 1925 г. Вл. Б. Шкловский был принят на работу в Яфетический институт Академии Наук, возглавляемый тогда Н. Я. Марром (ныне Институт лингвистических исследований РАН) — «был удостоен чести избрания в группу числительных», как пишет он в своем отчете о научной работе за 1925/26 г.2 Шкловский не был штатным сотрудником института3, но в течение 1925–1929 гг. он был постоянно связан с этим первым в стране лингвистическим институтом, созданным в 1922 г. в составе Союзной академии. Об этом свидетельствует один любопытный документ, датированный 15 октября 1929 г., — это Список сотрудников, желающих выписывать научную литературу из-за границы, в котором фамилии распределены по трем категориям: штатные сотрудники, внештатные аспиранты, прикомандированные к ЯИ, и лица, постоянно принимающие участие в работах ЯИ. В этой последней категории значится только одна фамилия — Вл. Б. Шкловский4.

Марр принял участие в судьбе неустроенного ученого, только что вышедшего из лагеря, и старался обеспечить его работой (и заработком), что, безусловно, делает ему честь5. По проблематике изучения числительных Шкловский делал на заседании Секции доклад «‘Единица’ в семантике существительных в индоевропейском и яфетическом» и подготовил статью «Числовое значение ‘яйца’ в романо-германском»6, и, кроме того, составил «Записку о выработке типа карточки по библиографии числительных». На следующий год он получил непосредственно от Марра одну гонорарную работу; об этом известно из письма Вл. Б. Шкловского византинисту В. Н. Бенешевичу от 18 января 1926 г.: «Недавно я получил одно (платное) единовременное задание от Н. Я. Марра: “Romania” — генезис и история термина. Тем не менее ищу постоянной (академического типа) работы (лекции, библиограф<ическая> работа, и т. д., секретарство etc.). В случае возможности таковой, прошу иметь меня в виду: Романо-германские языки и литературы (магистрант Университета с 1917 г. Имею печатные работы, отдельно и в статьях. Из последних: Dante. De vulgari eloquio — перевод на русский язык. 1922)»7.

В конце мая 1928 г. Вл. Б. Шкловский получил еще одну гонорарную работу: составление библиографии, обнимающей новейшие научные труды и журнальные статьи по басковедению8. Следов составленной им библиографии обнаружить не удалось, но две другие работы Шкловского этого времени сохранились в архиве Н. Я. Марра. Одна из них — фольклорная, видимо, только начатая, представляет собой материалы, собранные Шкловским к персонажу loup–garou ‘человек-волк’, ‘оборотень’ во французской народной традиции, конспекты статей из «Revue des traditions populaires» за 1890–1894 гг. и других источников. Все выписки сделаны по-французски; на отдельном листке (вернее на обрывке), рукою Шкловского записано: «Собраны Влад. Шкловским / сентябрь 1929»9. Другая работа — законченная, это доклад к 100-летию со дня рождения итальянского лингвиста Г. И. Асколи «G. I. Ascoli (1829–1907) как диссидент в языкознании» и тезисы к нему10.

К работе о происхождении термина «Romania» Шкловский отнесся очень серьезно — как к заданию, полученному от академика, и как к важному научному исследованию, которое он, видимо, собирался превратить в диссертацию11. Беспокойством за судьбу уже собранных материалов и продиктовано его письмо Н. Я. Марру 21 июня 1927 г.

Материалы, которыми так дорожил Вл. Б. Шкловский, чудом уцелели, часть из них находится в архивном фонде Института12, а в архиве Виктора Шкловского хранится объемистая папка «Романия» (268 л.)13; в ней собраны черновики, наброски, конспекты и выписки на разных языках, древних и новых, сделанные иногда на клочках бумаги и выцветшие от времени.

Предчувствие нового ареста, о котором говорится в письме, не обмануло Шкловского. В конце 1929 г. он был арестован по обвинению в шпионаже; в июле 1931 г. ему было предъявлено новое обвинение, теперь уже по ст. 58-11 (контрреволюционная деятельность). По этому делу 23 октября 1931 г. Вл. Б. Шкловский был приговорен к заключению в концлагерь сроком на три года, считая с 11 сентября 1930 г., и отправлен на строительство Беломорско-Балтийского канала. Несмотря на попытки Виктора Шкловского вызволить брата из заключения, свой срок на тяжелых земляных работах он отбыл полностью.

О последнем периоде жизни Вл. Б. Шкловского (1933–1937) почти не сохранилось сведений. В последний раз его арестовали 18 октября 1937 г., 19 ноября он был приговорен к высшей мере наказания, и 24 ноября 1937 г. приговор был приведен в исполнение.

Текст письма публикуется впервые14, печатается по автографу (ПФА. Ф. 800. Оп. 6. Ед. хр. 539. Л. 1–1 об.); подчеркивания заменены курсивом, другие способы выделения оговариваются в примечаниях, пунктуация, орфография и характерная для Шкловского нумерация «тезисов» письма сохраняются.

Письмо Н. Я. Марру

Домашний телефон
№ 5–00–57

21/VI–27

Многоуважаемый
          Николай Яковлевич!

Сейчас получил разрешение от Вашей супруги на доставку моих материалов, собранных на тему «Romania», к Вам на квартиру.

1. Причина — та, что меня хотели арестовать на дому, и я боюсь утратить плоды более чем годичного своего труда. Приезжали с обыском в мое отсутствие (я был на даче) и взяли небольшую часть случайной переписки.

2. Новая работа, Вами мне предложенная, продолжает меня все время занимать.

3. Я — в Детском Селе, в доме отдыха, где и работаю по Вашей новой теме на материалах из библиотеки Академии Наук. Однако срок пребывания на днях заканчивается.

4. Придется скрываться в Ленинграде15, так как домой явиться нельзя16, а материалы по новой работе при аресте погибнут.

5. Можно было бы уехать в провинцию, но я не решаюсь, т. к. чувствую себя нравственно обязанным перед Вами в смысле своевременного выполнения задания.

          Как быть?

6. Если бы было возможно, я бы просил Вашего ходатайства перед властями об оставлении меня в покое17.

7. Предполагаемая лично мною причина прибытия агентов:

< л. 1 об.>  — переписка на научные темы, напр. с «Thesaurus linguae latinae» (с редакцией), которая действительно мне дала ценные материалы для моей работы18. Но это мое лишь предположение. — Политических связей у меня нет, что меня всегда спасало.

— Прошу Вас не отказать дать зависящие <от Вас?> распоряжения по телефону моей матери № 500–57 (Надеждинская д. 33, кв. 10), с которой я и сношусь этим путем из разных мест19.

В. Шкловский

8: P.S. — Формальный вопрос:

Полагаю, — по формальному ограничению моей темы, — не20 привлекать чисто баскологические и т. п. материалы, хотя имею на руках напр. «Revue des études basques» (по заданию я должен рассмотреть лишь романо-германскую литературу), ибо тогда надо привлечь напр. и La Basconia, к<отор>ая у Вас имеется и, повидимому тоже в этом случае заслуживала бы рассмотрения

          — Просил бы разрешения этого вопроса и оценки моего отрицательного в этом случае отвода материала21.

9. Если Вам не представится возможным принять какие-либо меры, то предполагаю продолжить свою работу с будущей недели уже в Кабинете Иностранной Л<итерату>ры в Л<енингра>де и на «дому», т.е. там где мне удастся нелегально устроиться; — пока меня не постигнет неизбежный арест и гибель собранных материалов.

В. Шкловский


1 Подробную биографию см.: Владимир Борисович Шкловский (1889–1937), электронная публикация на сайте “Historia Linguisticae” http://histling.nw.ru/magazine/journal_materials/stepanova_schklovsky.html

2 Документ называется «Сводный отчет о личной научной работе в 1925/1926 году» — машинопись со вставками от руки (6 лл.), находится в фонде Н. Я. Марра (ПФА РАН. Ф. 800. Оп. 6. Ед. хр. 540, цит. л. 4).

3 Его имени нет в списке штатных сотрудников ЯИ, см. фонд Ленинградского отделения Института языкознания (ПФА РАН. Ф. 77).

4 ПФА РАН. Ф. 77. Оп. 1. Д. 34. Л. 146. В мое время этой привилегией могли пользоваться сотрудники академических институтов — не ниже докторов наук, так что необходимую мне литературу я выписывала из-за границы в счет заказов Г. В. Степанова и О. Л. Фишман. В 30-ые годы, судя по всему, это было вообще невозможно. Так, например, В. Ф. Шишмарев в ответ на предложение А. К. Дживелегова взяться за перевод «Трехсот новелл» Ф. Саккетти пишет ему в Москву 12 дек. 1932 г.: «В Публ<ичной> библ<иотеке> и в Унив<ерситетской> у нас ничего нового нет; у меня издание посредственное. Сам я выписать его, ибо этот путь, как Вы знаете, нам сейчас временно (a quand?) заказан, не могу» (РГАЛИ. Ф. 2032. Оп. 1. Ед. хр. 241. Л. 1 об.).

5 Эта сторона личности Н. Я. Марра, его деятельность как организатора науки и отношение к научным работникам обычно не попадают в поле зрения историков лингвистики, которых больше интересует развенчание марровской теории и изучение пагубного влияния марризма на развитие советского языкознания. Между тем, такой крупный ученый, как О. А. Добиаш-Рождественская, которая много лет работала под его началом (Марр был директором Публичной библиотеки в 1924–1930 гг.) и отнюдь не разделяла его теорий, сохранила о нем самые теплые воспоминания. Марр привлекал к работе талантливых и преданных науке ученых, невзирая на анкетные данные, и когда, например, комиссия по чистке кадров, работавшая в ГПБ в 1930, вменила в вину руководству социальный состав научных сотрудников библиотеки («большинство из бывших дворян, чиновников, купцов <...>, много также выходцев из духовной среды») и приняла ряд решений, противоречащих его установкам, он подал в отставку и ушел с поста директора (Л. Б. Вольфцун. От Корбийского скриптория до века Просвещения. Из истории изучения западноевропейской культуры в России. СПб.: Феникс, 2008, с. 14).

6 Владимир Б. Шкловский. Числовое значение ‘яйца’ в романо-германском // Языковедные проблемы по числительным, I. Л., 1927, с. 130–134 (статья датирована 1925 г.).

7 ПФА РАН. Ф. 26. Оп. 3. Д. 9/36. Л. 7. Вл. Б. Шкловский имел обыкновение разбивать свои письма на «пункты» и нумеровать их арабскими цифрами; цит. отрывок помечен цифрой 6.

8 Протокол заседаний Совета ЯИ № 4 от 28 мая 1927 г. (ПФА РАН. Ф. 77. Оп. 1. Д. 3. Л. 119). Поручаемые задания, чаще всего одно на целый год, оплачивались в размере от 30 до 100 руб. за каждое; за составление библиографии по басковедению Вл. Б. Шкловскому было ассигновано 150 руб. (Там же. Д. 4. Л. 128).

9 ПФА РАН. Ф. 800. Оп. 6. Ед. хр. 541 (15 лл.).

10 Там же. Ед. хр. 542: тезисы (автограф на листках из школьной тетради в линейку, л. 1–3), текст доклада — машинопись с вставками от руки (лл. 4–24), датировано Шкловским 13/III–29.

11 Об этом пишет его брат, Виктор Борисович Шкловский, в письме В. Ф. Шишмареву 8 марта 1940 г.: «Для Марра <брат> приготовил работу о двойных названиях в топографии, составлял большой словарь лингвистической терминологии, готовил диссертацию на тему “Романия”. В этой диссертации анализировалось изменение значений слова и доказывалось, что этот термин не национальный, а культурный», см.: О судьбе Владимира Борисовича Шкловского (два письма Виктора Шкловского В. Ф. Шишмареву). Публикация Л. Г. Степановой и Д. В. Устинова, предисловие и примеч. Л. Г. Степановой // Материалы конференции, посвященной 110-летию со дня рождения акад. В. М. Жирмунского. СПб., 2001, с. 31. И в следующем письме (29 марта 1940 г.): «Дома он все время занимался составлением лингвистического словаря и писанием своей диссертации о “Романия”. <...> Очень предан был Марру, считая в то же время некоторые высказывания его недоказанными. <...> Последние годы брат ободрился в научной работе, окреп и успокоился. Руководство Марра и работа с Вами его научно укрепили» (Там же, с. 33–34).

12 ПФА РАН. Ф. 77. Оп. 3. Д. 64 и 65.

13 РГАЛИ. Ф. 562. Оп. 2. Ед. хр. 922.

14 Письмо частично цитировалось в нашей статье (см. выше сноску 1), а также в статье: О судьбе Владимира Борисовича Шкловского. Указ. соч. (см. примеч. 11), с. 33.

15 Выделенные жирным шрифтом слова обведены рамкой.

16 Подчеркнуто двумя волнистыми чертами.

17 Пункт 6 выделен фигурной скобкой слева.

18 Редакция словаря «Тезаурус латинского языка» (TLL) находилась в Мюнхене; в своих записях Вл. Б. Шкловский отмечает, что обязан двум сотрудникам редакции несколькими библиографическими справками по теме Germania Romana, которые он получил в письмах от 16 июня и 7 сентября 1926 г. (РГАЛИ. Ф. 562. Оп. 2. Ед. хр. 922. Л. 262). Я обращалась к архивариусу и библиотекарю TLL, г-же Эвелин-Аните Балдер (Evelyn-Anita Balder) с вопросом, не сохранились ли в архиве письма Вл. Шкловского (по адресу [email protected]), но ответа, к сожалению, не получила.

19 Эта фраза также выделена фигурной скобкой.

20 Слово «не» подчеркнуто двумя прямыми чертами.

21 Фраза выделена фигурной скобкой.

personalia | ruthenia – 10 | сетевые ресурсы | жж-сообщество | независимые проекты на "рутении" | добрые люди | НОВОСТЬ: Ruthenia в Facebook
о проекте | анонсы | хроника | архив | публикации | антология пушкинистики | lotmaniania tartuensia | з. г. минц

© 1999 - 2013 RUTHENIA

- Designed by -
Web-Мастерская – студия веб-дизайна