Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

B33G. Три всадника (солнце, месяц, ночь).

(.19.).28.-.31.

Всадники или кони олицетворяют светила или разные периоды суток.

(Киваи), словаки, русские (Архангельская), Шахнаме, скандинавы, ингуши, литовцы.

(Ср. Меланезия. Киваи [человек поплыл в лодке в направлении восхода луны узнать, один персонаж Месяц и Солнце или же разные; Месяц Ganúmi является к нему в образе юноши, взрослого, пожилого и т.д.; Солнце, Месяц и Тьма – трое мужчин; у первого огород и все прочее красные, у второго белые, у третьего черные]: Landtman 1927: 52-53; Дауан: Laade 1971, № 33 [попрощавшись с беременной женой, Kabai поплыл узнать, один ли человек Солнце и Месяц или разные; через несколько дней приплыл в их страну; это были разные люди; ему дали с собой таро, кокосов; когда вернулся, рожденная его женой дочь была уже большая]: 59-61; Wirz 1932 [люди стали спорить, один человек Солнце и Месяц, День и Ночь, или разные; Kabai поплыл, встретил каждого, вернувшись рассказал, что это разные мужчины]: 286-287).

Средняя Европа. Словаки [у трех прачек пропали мужья; они хотят испечь хлеб, ищут огонь; первая, вторая уходят, пропадают; младшая последовательно встречает трех всадников с собакой; каждой собаке дает по куску хлеба, та делит его между собой, конем и хозяином; первый всадник светлый, второй потемнее, третий темный; третий объясняет, что они служат солнцем, месяцем, ночью у колдуна; велит накинуть на колдуна недоуздок, затащить в костер; колдун превращается в разных чудовищ, животных, затем сгорает; на месте дома страна и город; сидевшие в клетках люди, среди них две первые прачки, свободны]: Горбов 1949: 177-180; русские (Архангельская: Пинега) [одна домáнушка (домовой женского пола) людей ела, другая была умная, у нее именины, она пошла и видит: стоят белый конь, белый воз, белый человек; затем – то же, красные; еще идет, то же – черные; пришла к первой доманушке; там на крыльце лежит рука, на последней ступке – нога, на верхнем столбе – коса (волос), в коридоре кишки висят на спице, в подклети – кровь, в шкафу – головы, в божнице – глаза; злая доманушка объясняет: белые – день, красные – солнце, черные – ночь, нога – кицынка {?}, рука – грабли, коса – метелка, кровь – пиво, головы – коврижки, глаза – иконки; сказала, что спустится в подпол за молоком, а сама пошла зубы точить; кот велит бежать, хозяйка хочет съесть гостю; умная доманушка плюнула на ту коврижку, слюна за нее отвечает; злая вышла, побила кота веником, погналась в ступе; умная доманушка залезла на крышу и дразнит, а злая не может туда подняться]: Карнаухова 2009, № 71: 198-200; русские (литер. обраб., оригинал и место записи не известны) [жена купца умирает, оставив дочери Василисе благословение и куколку; купец женится на вдове с двумя дочерьми; куколка кормит, утешает В., выполняет работу; огонь гаснет, сводные сестры посылают В. за огнем к Бабе-яге; по пути мимо проезжают всадник на белом коне (рассвет), на красном коне (солнце), у дома Бабы-яги – на черном коне (ночь); дом из костей, на кольях черепа с горящими глазницами; Баба-яга велит очистить от чернушки пшеницу, на следующий день – мак; куколка все делает; узнав, что В. благословенная, Баба-яга велит отнести мачехе череп с огнем; он испепеляет мачеху и ее дочерей; В. зарыла череп, просит отца купить льна; увидеть сотканное ею полотно, царь берет ее в жены]: Афанасьев 1958(1), № 104: 159-165.

Кавказ – Малая Азия. Ингуши [утро, день и ночь ассоциировались в ингушской мифологии с тремя цветами лошадей: красной, белой и черной]: Цароева 2016: 115).

Шахнаме [Золь молод, мудрецы-мобеды испытывают его ум; первый вопрос: 12 деревьев, на каждом по 30 ветвей; порой с тех деревьев опадают сухие листья, порой листва пышно разрастается, но счет ветвей всегда неизменен; Золь: это год и 12 месяцев; второй вопрос: два коня мчатся друг за другом, черный и белый; Золь: ночь и день; третий вопрос: некто с острым серпом косит без разбора сухую траву и свежий бутон; Золь: это смерть]: Улуг-зода 1989: 78-79Балтоскандия. Скандинавы ["Видение Гюльви"; Нерви или Нарви звался великан, живущий в Ётунхейме; у него черная и сумрачная дочь по имени Ночь; ее муж Нагльфари, у них сын Ауд; затем мужем стал Анар, их дочь Земля; последний муж Деллинг из рода Асов, их сын День, прекрасен и светел в отца; Всеотец (т.е. Один) дал Ночи и Дню двух коней и две колесницы, послал в небо раз в сутки объезжать землю; впереди Ночь правит конем Инеистая Грива, каждое утро орошает землю пена, стекающая с его удил; конь Дня – Ясная Грива, его грива озаряет землю и воздух]: Младшая Эдда 2005: 19; литовцы: Кербелите 2014, № 125 [36 вариантов; в некоторых рассказчики импровизируют, описывая спасение девушки; ткачиха, пряха и швея работали вечером, лучина погасла, лишь младшая сестра согласилась идти за огнем; по пути встречаются белый пан в белой карете с белыми лошадьми и с белой собакой, затем так же черный и красный; каждый не советует идти – не вернешься; девушка пришла к избушке; ворота крутятся на ноге человека, на заборе головы, дверь закрыта рукой, у дверей рука, в сенях бочки с кровью; в избе яма и на колу голова, у ямы греется лауме, спрашивает, что девушка видела; та описывает панов; лауме: это мои день, ночь, огонь; головы – горшки, руки – грабли и крутелка (?), в бочках рассол, у ямы метла и кочерга; больше ничего не видела? – Ничего. Лауме ее разорвала], 126 [пряха, ткачиха, швея и кухарка работают вечером; был запрет зажигать огонь; огонь лишь у бабы за городом; первые три говорят, что им светит кудель, воротило ткацкого станка, иголка; кухарка вынуждена пойти; встречает белого всадника на белом коне с белой собакой, дальше черного, красного; дальше люди стоят вверх ногами; у двери голова, где ручка – там язык человека, в кухне кишки, возле горшка рука, в горшке варятся кости, ведьма ест маленького ребенка, требует сказать, что девушка видела; дает объяснения: всадники – день, ночь, заря; люди на головах – забор, рука – половник, в горшке варится студень; под конец девушка говорит, что видит, как ведьма ест ребенка; – А я и тебя съем! И съела]: 306-308, 308-310.