Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

C38. Скоро появятся люди. .35.36.43.48.49.52.

Персонажи времен творения говорят, что скоро появятся настоящие люди, поэтому надо сделать то-то и то-то.

Манси, северные и восточные ханты, нганасаны, центральные (?) якуты, эвенки (верхнеалданские), коулиц, якима, хупа, южные горные мивок, вашо, тотонаки.

Западная Сибирь. Манси: Солдатова 2008, № 9 [сын Бога говорит отцу, что спустится на землю; не хочет тепло одеваться – погода хорошая; Бог напустил ветер и дождь, сын замерз; сказал «Пусть человеческая эра начнется и ребенок хоть какой слушается отца с матерью»]: 15; северные ханты: Потпот 2014, № 4 (с. Казым, 1994 г.) [у женщины ненецкий муж; два ненца приехали в гости; муж сделал ей нарту с двумя изгибами (оленей в нее можно впрягать с двух торон, такая нарта есть только у Казымской богини); пришедшие стали смеяться; возникла ссора; женщина стала кошкой, вышла из чума; ее нарта цепями перевязана; она веревки рванула, взяла меч, ненецких мужчин изрубила; затем мужу отрубила ноги, к заливу Северного моря забросила: Когда божественный век заповедуют, в заливе ледяного моря безногим божеством ты будь; в священном образе маленького селезня к священному Небесному Отцу Торуму полетела; сказала, что пойдет на реку, у которой нет божества; вернулась домой; на озеро Шишанг лор приехали; там сына оставила, пусть будет божеством рогатых оленей; на Весельной Реке Тундрового Странника оставила дочь божеством рогатых оленей; семи лесным великанам: когда женский век наступит, когда мужской век наступит, семью божествами садитесь; их сегодня называют людьми устья реки; на реке Мозямы бросила рукавицу – пусть здесь сядет в жертву оленя-быка принимающим божеством; на реке Амне бросила вторую рукавицу; в селении на Весельной реке сделала богом единственного слугу; когда женский век наступит, когда мужской век наступит, будешь Великим Божеством с глазами-ушами поумесяцем, полусолнцем; далее пятисаженный хорей поставила, один конец пусть будет сосной, другой – березой; на другом берегу Казыма обоз с 12 нартами, чтобы люди увидели, в сопку пусть превратится; стадо оленей – в боровые сосны; когда вечный мир женщин наступит, вечный мир хантыйского мужчины наступит, я – оленная ненецкая женщина, рогатых оленей-быков в жертву принимающим божеством воссяду]: 46-50; Штейниц 2014, № 8 (шеркальский диалект) [Ими-Хыты пришел к женщине, взял в жены, пожил с ней, затем положил себе в сумку, пошел назад; заглядывает в дом тети – у нее осталась одна единственная искра, дом совсем развалился; он ее окликнул, тета рада; он бросил за спину щепку, появился дом; вынул жену, та велит вытряхнуть два пояса, они превратились в амбар и дом; однажды тетя и жена пропали, шкуры зверей унесены; ИХ приходит к городу, где живет Царь-Без-Сердца (ЦбС); ИХ дал себя проглотить кобылице, родился жеребенком с золотыми копытами; жена ЦбС велит убить жеребенка; тетя подобрала кусочек мяса, бросила, выросла золота береза; жена велит срубить, тете подобрала щепку, бросила, та стала золотой гусыней на пруду; жена велит убить, но гуся не поймать; он добрался до одежды ЦбС, стал человеком, надел его панцирь, порубил ЦбС, сжег; когда наступит век куколльнолицых, пусть такого зла не будет, когда наступит век (людей) с обрезанной пуповиной, пусть подобной нечисти не будет! ИХ порубил город ЦбС, тетя просит пощадить жену; ИХ вернулся домой, взяв жену и тетю], 9 (казымский диалект) [Ими-Хилы живет с бабушкой, просит сделать ему лук и стрелу; бабушка не велит ходить позади дома; он пошел, заглянул в избушку, в ней Кир-Нюлэп-Ими; она велит, чтобы ей спустили трехгодовалого лося; варит в котле; ИХ незаметно вытаскивает мясо крючком; КНМ удивляется, почему мяса мало; на следующий день то же, четырехгодовалый лось; на следующий день КНМ велит, чтобы ей спустили самого ИХ, тот падает к ней, но превращается в иголку, прячется в мусоре на полу; когда КНИ заснула, ИХ вернулся домой, наколдовал, чтобы ее ему доставили; она привязала себя к лиственнице, но доставили вместе с лиственницей; ИХ ударил ее топором, пламя до неба; Когда наступит век хантыйских женщин, хантыйских мужчин, ничего такого ужасного, такого проклятого не должно быть], 11 (казымский диалект) [дедушка умер, Ими-Хилы живет с бабушкой; приходит к своему дяде, Городскому-Жеревенскому-Мужчине; тот обещает ему младшую дочь; поднимается в деревянную башню; Менк-Ики велит своим железным выдрам перевезти его через Обь; сует в башню голову, ИХ ее отрубает; МИ (безголовый?) идет назад пешком, просит дочерей поставить котел; младшая поставила; ИХ льет в котел кровь (ее отца); младшая дочь обещает стать прорубью, а рядом берестяная коробочка, средняя – морошкой, старшая – нартой в сосновом лесу; ИХ заинтересуется, они его убьют; но ИХ догадался, рубит коробочку, морошку, нарту; привозит домой дочь Городского-Деревенского-Мужчины; у бабушки осталась последняя искра, ИЪ ее тушит обледенелым концом палки, бабушка ругается, но тут внук появился; создает каменный дом; Когда наступит век хантов, я буду назначен духом-защитником, принимающим в жертву животное, принимающим в жертву пищу], 29 (сынский диалект) [царь сделал для сына и дочери железную игрушечную лошадь; та сожрала город и царя с царицей; брату с сестрой велит ее не бояться; они наполнили корыто вином, лошадь опьянела, они сели на осла, лошадь преследует; за рекой осел велит его убить, из его живота выпрыгнула собака; они пришли к людоедам, спрятались в амбаре; людоеды полезли туда, царевич их убил; под полом остался один разбойник; предлагает сестре царевича притвориться больной, послать брата за молоком железной волчицы; волчица дала молоко и детеныша; то же – медведь; лев; теперь у царевича собака, волк, медведь, лев; сестра просит принести муки из амбара с семью отделениями; царевич вышел, звери остались в амбаре; разбойник-людоед велит мыться в бане; птичка трижды сообщает, что звери вот-вот выберется; звери разорвали разбойника; царевич: когда наступит век кукольнолицых (людей), пусть не будет ничего такого ужасного {в смысле чудовищ}; сестру привязал к коновязи: если он ей нужен, пусть выпьет бочку чистой воды, если не нужен – бочку щелочи; царевич положил один сапог на дорогу, дальше другой; кучер остановился, пошел за первым сапогом, царевич увех царскую дочь к себе; освободил сестру, та выпила бочку щелочи; подготовила брату постель, вонзила в ухо иглу, брат умер; звери выкопали тело, вытащили иглу, жена счастлива; сестру посадили на столб, расстреляли из ружей], 30 (шеркальский диалект) [во времена создания мира рябчик был величиной с корову; подземный дух шел на охоту, рябчик взлетел, дух от страха упал на колени; написал дома богу письмо с жалобой; бог подумал: «(Если) в будущем возникнет мир маленьких остяков с обрезанным пупком, (длящийся) один век, как они будут ходить по охотничьей тропе?»; бог разрезал рябчика на маленькие куски, роздал многим зверям; с тех пор у каждого есть кусок белого мяса, это выделенные из рябчика куски]: 57-69, 69-72, 76-86, 185-196, 196; восточные ханты (р.Тромъеган) [тесть смеется над сыном Торума, считает, что тот плохой охотник; сын Т. с трудом догоняет шестиногого лося, отрезает ему пару ног, чтобы будущие люди могли догонять лосей («Будь четырехногим, четырехруким, С шестью ногами, с шестью руками даже меня измучил, а будущему человеку как же быть?»); мясо разложил по воде озера, только сердце и язык взял; шкуру прикрепил к небу («При появлении белых кукол, черных кукол, будешь обозначать зарю»); след лося, по которому шел, прибил кончиком лука к небу, чтобы люди ориентировались (Млечный Путь); приносит тестю язык и сердце – пусть съест, а потом заблудится и погибнет]: Honti 1978 в Лукина 1990, № 8: 67-69; нганасаны (авамские; другие информанты сюжета не знали, сочли за шаманскую сказку; зап. 1961 г.) [Суруны-нго ("Сирота-парень") идет искать душу умершего отца; мать 7 дней пыталась его удерживать, не смогла; встречает великана Быды-нгуо (быды – "вода"), тот держит всю рыбу в море, по просьбе С., отпускает ее в реки, идет с ним; другой великан Баби-нгуо (баби – "дикий олень") удерживает оленей, по просьбе С., выпускает их в тундру, идет с ним; великан Моу-нгуо (моу – "земля") перебрасывает камни, земля дрожит, С. говорит, что на трясущейся земле люди не смогут жить, пусть люди родятся, камни на месте лежат, земля на месте стоит; М. идет с ним; их сила кончается, они еле идут; С. убивает камнем железную гагару, спутники не смогли; они приходят в дом; по очереди готовят; старуха-полускелет Камынкуо-нгуо (камынкуо – "кровь") каждый раз забирает еду, бьет повара; С. хватает ее, она обещает ему троих дочерей, говорит, что ее муж (Чума) грызет голову его отца; что она на самом деле Сырада-нямы ("подземного льда мать"), скрывается; С. велит спутникам свить веревку из травы, отодвигает камень, под ним ход вниз, С. спускается вниз; отправляет наверх трех дочерей Сырада-нямы, когда лезет сам, спутники обрезают веревку, он падает на нижнюю землю; приходит в чум Птицы-матери; рядом тот, кто разгрыз голову отца С.; соглашается отправить его самого на землю на птице, С. должен кормить ее своим мясом; птица принесла С. на землю, но от него остались глаза и позвоночник; птица все отрыгает, тело С. восстанавливается; С. отрезал трем нгуо по уху, отослал, себе взял троих девок]: Симченко 1996(1): 39-53.

Восточная Сибирь. Центральные (?) якуты [за обман рыбий суд решил высечь Налима; его хвост сплющился, мяса осталось мало; Налим говорит, что скоро появятся люди, им будет нечем питаться; тогда Тайменя заставляют поменяться с Налимом печенью]: Сивцев, Ефремов 1990: 22-24; дальневосточные эвенки (верхнеалданские; зап. от шаманки М.П. Кульбертиновой) [Роббек и др., MS; вначале только вода и небо; крылатые летали и садились на гребни волн; потом появилось существо без головы; безголовые имели глаза на груди, чуть пониже глаз рот, руки, пищу руками клали в рот; безголовых было много, где они обитали, никто не знает; видимо, жили на свайных настилах или на скалах; сказали друг другу: решили вырыть реки; вода стала убывать, появилась земля; они сделали большие реки, моря; реки течением вынесли камни; безголовые: пусть это называется «камнями», когда людей станет много, всему сделанному они дадут названия; земля высохла, появилась растительность; безголовые: теперь начнут появляться настоящие люди, начнут приходить откуда-нибудь, надо чтобы они из чего-нибудь рождались; безголовые жили все равно как люди: когда выпадал снег, делали себе лыжи, всё обо всем знали; как-то на ту землю прилетели огромные блестящие крылатые муравьи; безголовые: из них появятся настоящие люди, имеющие головы появятся, начнут охотиться как мы; муравьев развелось премного, высоченных - посередине, в талии тоненьких; позже они превратились в огромных людей; безголовые: этих головастых остерегаться нужно; а имеющие головы безголовых тоже боялись]: Дьяконова 2014: 67-68.

Побережье – Плато. Коулиц [Бурундука вырастила бабка Олениха; он забрался на дерево, ест ягоды; пришла опасная женщина, притворилась его бабушкой, обещала дать корни камас; он бросил ей ветки, спрыгнул подальше, но она успела оцарапать его спину (с тех пор на ней полосы), слизала кровь с пальцев, ей понравилось; бабушка спрятала его под корзиной; бабушка обещала сделать опасную женщину белой и красивой; надо обмазаться смолой, прыгнуть на белый камень, затем содрать старую кожу; попробовали с одним пальцем ­– все так и получилось; бабушка перерезала ей шею острым камнем, завалила камнями; пришли 5 сестер опасной женщины, каждая отведала данного бабушкой мяса и умерла; Койот узнал, что дети опасных женщин еще живы; спросил своих «сестричек», что делать; те: потом скажешь, что сам все знал; Койот: начинайся, дождь! те испугались: души детей опасных женщин висят на стенах; Койот их порезал; когда теперь придут люди, они заселят весь мир, опасных существ не будет]: Adamson 1934, № 26: 218-220; якима [чудовище Истиплах на р.Колумбии всех в себя всасывает; боится Койота; Койот прячет в мешок ножи, дрова и пр., принимает облик старухи, проглочен; внутри много живых и погибших людей-животных, там холодно; он разводит огонь, пятым ножом отрезает сердце, И. всех отрыгает; Койот велит ему никого не глотать, когда придут настоящие люди]: Hines 1992, № 1: 19-22.

Калифорния. Хупа [олениха не может разродиться; находит и жует какую-то траву, олененок рождается; она говорит, что когда появятся люди, так все и будет]: Golla 1984: 57; южные горные мивок [из ревности Орел избил свою жену-Бурундука, выгнал из дома; через неделю кто-то принес ее назад, но она умерла; полосы на шкуре бурундука – следы тех побоев; Орел горюет, год держит траур; Yelelkin спустился с неба, унес его через отверстие в зените небосвода; его племянник Койот побежал в южный, восточный, северный, западный углы мира в поисках прохода на небо; вернулся, стал плясать, подпрыгивая все выше, подпрыгнул в зенит; на небе Лягушка (Bullfrog) – жена Y. и тетя Орла, посоветовала не убивать пленника сразу, дала Орлу нож; Y. убивает пленников, предлагая им нагнуться попить из корзины с водой; Орел предложил Y. самому попить, отрезал ножом ему голову; Койот ощипал с тела Y. все перья, посадил по миру, из них выросли деревья и травы; с неба Койота с Орлом спустила на веревке Лягушка; затем Койот сказал, что будут новые люди, превратил себя, Орла и других в животных и птиц]: Barrett 1918, № 9: 17-19: 17-18.

Большой Бассейн. Вашо [братья Волк и Койот обсуждают, что делать с вашо, когда те появятся; Волк предлагает вырыть колодец на вершине горы; старики будут в нем омываться и омолаживаться; Койот не согласен: он не умеет убивать зверей и питается падалью; если не будет трупов, он погибнет; Волк предлагает охотиться на мелких животных, но Койот настаивает, что мертвые люди – самые вкусные]: Lowie 1939, № 1: 33.

Мезоамерика. Тотонаки (Шикотепек) [человек играл на скрипке; Громы отправили к нему посланца с приказанием явиться; пусть скажет, кто ему разрешил играть, им это не нравится; ему предложили сесть в кресло, а затем соревноваться в беге; на дистанции он увидел лежащего вверх лицом pajaro de primavera; не желая на него наступать, человек помедлил и проиграл состязание; его убили и закопали; его жена осталась беременной; Громы ее вызвали и под угрозой смерти заставили сделать выкидыш, ребенка зарыли во дворе дома, откуда они управляли селением (town hall); через 8 дней на этом месте вырос побег кукурузы, на нем созрел початок; Громы вызвали женщину и велели забрать его; та смолола зерно, приготовила тамале; он оказался горьким и она выбросила его в реку; ниже по течению старуха услышала плач и подобрала младенца; принесла домой, ее муж тоже рад; мальчик быстро вырос, называет супругов родителями; спрашивает, куда ходит отец; старуха: заботиться о животных {имеется в виду рыба, но о ней чаще говорится как о животных}; эти животные лежали неподвижно; зимородок и другие птицы, которые едят рыбу, приходили их есть; юноша попросил разрешить ему пойти с отцом; стал стрелять в зимородков и убивать их; обещал, что теперь рыба («животные») размножится; на следующий раз пошел один, стал стрелять рыбам в голову, у них появились плавники, в спину – появился хвост; завтра-послезавтра появятся дети Бога {т.е. люди}, им нужны будут животные {т.е. рыбы должно быть много и она не должна быть сосредоточена в одном месте}; рыба пришла в движение {т.е. расплылась}; на следующий день юноша опять пришел с отцом; тот: как же теперь ловить; тогда юноша дал отцу сеть; появятся люди – им это будет нужно; юноша пришел к крокодилу, тот захотел его съесть; юноша попросил его открыть пасть, чтобы залезть в нее, отрезал язык и сказал, что теперь того будут звать крокодилом; когда засверкает молния, они станут тебя почитать {т.е. из языка крокодила сделана молния}; юноша сказал старухе, что знает – у него есть настоящая мать, а его настоящий отец убит; юноша пришел, когда его мать грустно напевала и делала глиняные горшки; спрятавшись на дереве, он разбил горшок стрелами; она стала ругаться; он вышел к ней, велел не ругаться и назвался сыном; сел ей на колени и обгадил; рассказал всю историю про гибель отца и свое появление; это он был кукурузным початком; он уверил, что его не убьют; он открыл дом отца и там оказались все скрипки, гитары, барабаны и флейты; он стал играть на скрипке, Громы это услышали, послали за ним посланцев; он сам вызвался пойти; когда придут {люди}, вас будут называть дождевыми/грозовыми облаками, ибо завтра-послезавтра Бог увеличит число своих детей {т.е. людей}; и они согласились быть под его управлением, быть облаками, а не теми, кем были; им были даны их кони – белые облака, и даны их мачете; и они будут производить молнии, кричать {греметь громом} и лить воду; утром на востоке облака появились, полили дождь, началась гроза; во время бега он не посмотрел на лежащего и добежал первым; второе испытание: съесть очень много кукурузной каши; он договорился с агути, чтобы та прогрызла отверстие в дне сосуда с кашей; каша вытекла, а Громы поверили, что юноша все съел; после этого он достал отца из могилы, чтобы оживить; но тот не должен бояться; но услышав шорох упавшего листа, отец испугался и превратился в оленя; теперь люди будут тебя есть, охотники станут убивать; этот юноша – Wonder Man]: Aschmann 1977.