Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

C8A. Жернова падают друг на друга. .21.22.26.37.(42.)

Оказавшись одни и не имея других брачных партнеров, брат и сестра обусловливают возможность вступить в брак друг с другом наступлением невероятного события. Это событие происходит, подавая им знак стать супругами. Среди таких событий (альтернативно либо последовательно): 1) скатывающиеся с двух разных гор жернова ложатся один на другой; 2) брошенные с двух гор мечи оказываются в одних ножнах; 3) подброшенные вверх предметы соединяются; 4) дым от двух костров соединяется (поднимается столбом); 5) два посаженных стебля бамбука соединяются вершинами. См. мотив C8.

Тибет – Северо-Восток Индии. Цян [9 солнц опаляют землю; в дупле кипариса спаслись старший брат и младшая сестра; когда бедствие закончилось, решили спустить два жернова со склонов – если лягут друг на друга, то можно вступить в брак; сестра родила монстра, брат изрубил его в куски, разбросал их; утром вокруг дома, люди]: LaPolla, Huang 1996: 252.

Бирма – Индокитай. Чжуан (Юньнань) [небо было близко к земле, с той поры верхушки бамбука кривые, т.к. они упирались в небо; бог-громовник испускал молнии, моргая глазами, создавал крыльями порывы ветра, удары ног – удары грома, в руках топор и долото, ими все крушил; пришел в гости к человеку по имени Bubo; поев и выпив, решил, что должен собирать налог с земледельцев; Б. предложил ему на выбор вершки и корешки; тот сказал, что он небожитель, поэтому выбрал вершки; Б. посадил таро, громовнику достались гнилые листья и сухие стебли; на следующий год он выбрал корешки, а Б. посадил рис; еще на следующий год громовник обещал забрать и вершки, и корешки, но Б. посадил кукурузу и забрал початки; громовник велел своему генералу Lumeng больше не посылать дождь; Б. велел людям приоткрыть шлюзы небесной реки, вода оросила поля; тогда громовник поднял небо выше, оставив для связи лишь дерево солнца и луны; Б. повел людей взять воду у подземного дракона, но тот был братом громовника и отказал; тогда Б. схватил его за рога и велел выщипать ему бороду; дракон дал воды; но на третий год снова засуха; громовник послал генерала Lumang починить шлюзы; Б. залез по дереву на небо, столкнул Л. в реку; один из воинов, Qigao, предупредил, что громовник собирается погубить людей засухой; Б. приставил меч к горлу громовника, заставив дать дождь; громовник спустился мстить, поскользнулся на мокрых циновках, пойман и связан; Б. пошел за солью, чтобы, убив громовника, засолить его мясо; велит своим детям его не выпускать, не давать пить, не давать топор; громовник уговорил их (они дали ему воды с краской индиго, поэтому он посинел), набрался сил, вылетел; дал свой зуб, велев его посадить: во время потопа спасутся только Fuyi и его сестра; громовник открыл шлюзы небесной реки, а дракон выпустил воды подземного озера; Б. поплыл в перевернутом зонте; громовник хотел зарубить его топором, но Б. сам отрубил ему ноги; громовник испугался, что с водами потопа Б. окажется на небе, сбросил воды; Б. упал вместе с зонтом на гору, разбился, его сердце отскочило к небу и стало Венерой; Ф. с сестрой спаслись в тыкве (выросшей из зуба громовника); вышли, когда воды сошли; черепаха, бамбук: вы должны пожениться; брат и сестра: если оживете, поженимся; убили черепаху, разрубили бамбук, они возродились; Венера-Б. тоже велел им пожениться: зажгите костры на двух горах, если столбы дыма сольются, значит можно; сестра родила кусок мяса; они его разрубили и разбросали, из кусочков возникли люди; громовник приделал к ногам вместо отрубленных ступней петушиные когти; после того, как дракону вырвали бороду, остались два клочка: они у его детей-карпов; Qugao стал земляным червем; когда выползает, громовник старается разрубить его пополам; если червяки выползают, значит, гроза; по панцирям черепах и стеблям бамбука шаманы стали узнавать будущее]: Miller 1994: 137-150.

Китай – Корея. Мяо [жернова, мечи]; мео [предметы (оселки, иглы, монеты) подброшены вверх, падают рядом]; яо [дым, бамбук]; намузи [жернова]; (ср. намузи [отец узнает, что если он убьет своих семерых дочерей, у него родятся сыновья; он ведет девушек на мелкий пруд выкапывать водяные луковицы, пускает воду, все тонут, кроме младшей; та надевает украшения сестер; соседка (видимо, все вокруг – людоеды) просит дать ей украшения, девушка дает с условием поменяться постелями; ночью соседку убивают вместо нее; девушка сперва делает вид, что у нее болит живот, потихоньку набирает в сумку куски мяса, убегает; за ней пускают свирепых собак, она бросает мясо, собаки останавливаются ее есть; она переходит мост, обрушивает его за собой; приходит в дом, где просят помочь ткать коноплю; ребенок говорит, что родители хотят ее сварить и съесть; она убегает; то же в другом доме; она возвращается к родителям; отец предлагает испытания, доказывающие, что девушка – его дочь (пусть две половинки бревна скатятся и лягут друг на друга; пусть два жернова); но все равно не признает дочь; мать дает ей скот и семена рапса, велит идти искать мужа; она приходит в дом, где принята; ее муж приносит птиц; не говорит, откуда; она тайком втыкает иглу с ниткой в его одежду, приходит по нитке к золотому острову; муж создает прекрасный дом; мать приходит по следу из семян рапса; отец тоже приходит; дочь спрашивает, хочет ли он войти в золотую или в серебряную дверь, он отвечает, что в золотую; она впускает его в деревянную; то же с кроватью; дает с собой мешки, велит открыть на полдороге, привязав лошадь к своей ноге; из мешков выползают змеи, вылетают осы; лошадь несется, приволакивает домой лишь одну ногу хозяина]: Lakhi 2009(1): 218-276); аси [жернова]; сани [жернова; иголка и нитка]; лису: Dessaint, Ngwâma 1994: 159-160 [Eyip’a спустился с неба, посеял на земле разные растения; из одного семени выросла гигантская тыква; Э. стал рубить ее мечом; из отрубленной части, обращенной к востоку, вышли две змеи, к западу – женский и мужской духи, к зениту – волк и волчица, к ветру – людоед с людоедкой, из основания – мальчик Ahap’a и девочка Ahama; они тут же пошли и заговорили; Э. велел им пожениться; велел спустить с одной горы цилиндрический камень, а с другой – вогнутый; один вложился в другой; через 10 лунных месяцев Ахама родила трех мальчиков; один стал вождем, второй шаманом, третий – резчиком (скульптором, художником)], 228-229 [люди порочны; Vὸusa поместил добродетельных брата с сестрой в юлу (toupie), поднял на небо; сперва сжег землю, затем залил потопом; когда воды сошли, спустил брата с сестрой на землю, велел вступить в брак; они не решаются; тогда В. велел посадить по тыкве на разных берегах Салуэн – побеги соединились; то же – побеги бамбука; брат с сестрой породили предков всех людей]; Heine-Geldern 1976 [Господин Неба разгневался на людей; дал одному человеку семена тыквы, выросла огромная тыква; во время потопа человек плавал в ней с младшей сестрой; вода сошла, они вышли; чтобы выяснить, могут ли они пожениться, брат и сестра спустили с горы два жернова, те легли друг на друга; родились 9 сыновей; 7 стали прародители людей, а двое жили в горах; старший женился на обезьяне, младший ее случайно убил; старший женился на другой обезьяне, младший и ее убил; горный дух послал двух девушек – красивую и уродливую; младший брат вымазал красавице лицо грязью и тот выбрал уродливую; когда понял обман, взял красивую, а брата сбросил в провал, тот оказался в нижнем мире; там тигры, юноша их перестрелял; белка-летяга согласилась вынести его на землю, если тот не станет над ней смеяться; у нее было 9 хвостов; юноша схватился за хвост, стал смеяться, хвост оторвался; так последовательно со всеми хвостами, пока не остался один]: 87-88; Miller 1994, № 3 [брат и сестра – сироты; две птички сказали им, что будет потоп; велели сесть в тыкву и выйти, услышав их голоса; брат сестрой пытались предупредить людей, но им не поверили; 99 дней солнце висело над самой землей, дождя не было, земля начала гореть, листва осыпалась; затем началась гроза, потоп залил землю; когда воды сошли, тыква оказалась на горе; услышав голоса птичек, брат с сестрой вышли; после потопа 9 солнц стали жечь землю, а 7 лун стали ночью ее морозить; птички сказали брату с сестрой, что в озере под скалой живет 9-рогий дракон; если добыть его золотой лук и серебряные стрелы, лишние солнца и луны можно уничтожить; птички дали молоток разбить скалу, серебряные клещи схватить рыб, которых пошлет дракон; тот последовательно отправляет трех рыб, брат с сестрой выбросили их на берег; схватив клещами дракона за нос, они вынудили его отдать свои лук и стрелы; с вершины горы сбили 8 солнц и 6 лун; брат и сестра пошли каждый искать людей, никого не нашли; птички велели им пожениться; они согласились после того, как брошенные панцири черепах легли один верхом вниз, другой – вверх, две спущенных с горы половины жернова легли друг на друга, а стрела брата попала в ушко иглы сестры; и так трижды; они родили 6 сыновей и 6 дочерей; пара, оставшаяся на месте, стала предками лису, а 5 других – предками ханьцев, тибетцев, бай, ну и Keqin]: 78-84; лоло: Graham 1961 [двое братьев обрабатывают участок, утром на этом месте опять целина; они остаются стеречь, видят, как в полночь старик восстанавливает нетронутое поле; он говорит им, что будет потоп; старший брат сделал металлическую лодку, утонул, младший – деревянную, спасся в ней вместе с сестрой; сестра согласилась стать женой брата, если спущенные с горы две половины зернотерки сойдутся; так и случилось тот же герой укротил бога Грома мрак; и 8 солнц и 8 лун]: 84-85; Vial, Les Lolo, p.51f в Matsumoto 1928 [первые люди – брат и сестра, родителей они не имели; прежде, чем вступить в брак, они спустили с гор два камня; камень брата лег на камень сестры; то же – два сита; два башмака; дым от разожженных на двух горах костров соединился; сестра родила тыкву, в ней оказались зародыши всех людей]: 121; Древний Китай (Ли Жун, «Описание неповторимого и странного», танское время) [Когда вселенная была только что создана, жила Нюйва со своим братом на горе Куньлунь, людей же в поднебесной еще не было. Решили они стать мужем и женой, но устыдились. Тогда брат повел сестру на вершину Куньлуня и произнес заклинание: «Если небу угодно, чтобы мы поженились, пусть дым устремится столбом ввысь; если нет – пусть дым рассеется». Дым поднялся столбом. Тогда сестра приблизилась к брату, сплетя из травы веер, чтобы прикрыть лицо. Так произошел и ныне существующий обычай, который предписывает на свадьбе невесте держать веер]: Юань Кэ 1987: 38-39; китайцы (Шэньси, у. Ланьтань) [Ещё до Нюйвы была женщина по имени Хуасюй. Она жила в пещере у равнины Хуасюй в волости Хуасюй уезда Ланьтянь. Однажды она увидела у пещеры огромные следы. Она пошла по ним и пришла в заросший овраг. Тут в небе появились две радуги, Хуасюй испугалась и убежала прочь. После этого Хуасюй забеременела и родила близнецов – мальчика и девочку. Это и были Фуси и Нюйва. После того, как Хуасюй умерла, в мире остались только они двое. Фуси предложил Нюйве сочетаться браком, но та, хотя и хотела этого, стеснялась, и потому предложила подняться на вершину холма и скатить оттуда каменные жернова, и если они соединятся, это будет знаком того, что их союз одобрен небом. Фуси согласился, они поднялись на то место, где сейчас стоит храм Предков людей (Жэньцзунмяо), скатили в овраг жернова, и те соединились. Фуси и Нюйва стали мужем и женой, а те жернова до сих пор лежат в Овраге жерновов (Шимоцзыгоу) в уезде Линьтун. После женитьбы Фуси ушёл охотиться, а Нюйва дома воспитывала детей. Дети подросли и спросили, как они появились на свет. Нюйве было неудобно рассказывать, что они появились от союза брата и сестры, но в то же время не хотела, чтобы они впоследствии отказались вступать в брак друг с другом и человечество оказалось под угрозой вымирания, и потому сказала, что вылепила их десятерых из глины. В это время домой вернулся, неся на голове каменную ступку, Фуси. Один ребёнок спросил, кто это, и Нюйва ничего не смогла ответить. Фуси почувствовал себя неловко, снял с головы ступку, ушёл и больше не возвращался. Когда Цанцзе создавал иероглифы, он создал знак «дядюшка» (цзю, сверху – элемент «ступа», снизу – элемент «мужчина») на основании этой истории. С тех пор потомство Нюйвы множилось и в итоге образовало большое племя, которое стало деревней Вашицунь («Деревня рода [Нюй]ва») в волости Хуасюй уезда Ланьтянь. В память о Хуасюй Нюйва назвала своё племя «государством Хуасюй», и это название сохранилось до сих пор]: Zhou Yang et al. 1996, № 4: 6-7; китайцы (Ганьсу, хуэйский автономный у. Чжанцзячуань) [В древности случился потоп, который смыл всё, что было в мире. Остались брат с сестрой, которые забрались в гнилой ствол дерева и плавали в нём 7 дней и ночей. Когда потоп отступил, они оказались на скалистой горе. Они были голодны и стали есть всё, что попадалось на глаза. Через 49 дней они пришли в себя и начали искать оставшихся в живых людей. Они искали несколько лет, но никого не нашли. Одежда их истлела и едва прикрывала срам. Брат сказал, что для того, чтобы человечество продолжило существовать, они должны сочетаться браком. Сестра застеснялась, закрыла лицо руками и сказала, что такого, чтобы брат с сестрой сочетались браком, никогда не бывало. Позже они увидели каменные жернова, и сестра предложила взять их, подняться на разные горы, по мановению руки спустить жернова вниз в ущелье, и если они соединятся, сочетаться браком. Брат согласился, и они сделали так, как предложила сестра. Жернова соединились, брат с сестрой преклонили колени, поклонились небу, земле и жерновам и сочетались браком. Так в мире снова появились люди]: Zhou Yang et al. 2001, № 10: 10-11; китайцы (Ганьсу, г. Тяньшуй) [В древности в мире была только одна старуха, а также волки, насекомые, тигры и леопарды. Однажды старуха увидела в излучине реки огромный след величиной более чи (33,3 см). Она подумала, что у людей две ноги, и удивилась, почему след только один. Она встала на него обеими ногами, и всё равно ещё осталось место. Внезапно у неё в глазах потемнело, на сердце стало тяжело, и она упала в обморок. Придя в себя, она стала чувствовать себя всё хуже и хуже, и через несколько месяцев у неё увеличился живот. Через десять месяцев она родила мальчика и девочку, и старуха очень обрадовалась. Мальчик родился раньше, а девочка позже. Через десять с лишним лет старуха умерла, а дети её выросли. В то время людей ещё не было, и брату было не найти жену, а сестре – мужа. Сестра поняла это раньше брата и предложила ему вступить в брак. Брат возразил, что они родственники и небо может не одобрить такой брак. В это время они взошли на гору, увидели там два жёрнова, и брат предложил скатить их с разных склонов – он сам с западного, а сестра с восточного – и если у подножия они встретятся, то это будет значить, что небо одобряет брак. Сестра согласилась, они сделали так, как предложил брат, и жернова встретились. Брат с сестрой стали супругами, родили много детей, от которых и произошло человечество. Брат был дедушкой Фуси, а сестра – бабушкой Нюйвой. Говорят, что гора, с которой они скатывали жернова – это нынешняя Гуатайшань. До сих пор, когда у нас умирает муж или жена, во время траура их называют братом или сестрой, и этот обычай пошёл ещё с того времени]: Zhou Yang et al. 2001, № 10а: 11; китайцы (Ганьсу, у. Хуэйсянь) [В древности у подножия горы перед рекой жили пожилые супруги, рядом с домом был огород, засаженный тыквами. Жили они хорошо, но грустили, что нет у них детей. Однажды пришёл седобородый старец, похвалил тыквы, подарил деду волшебные семена и сказал, что тыкву, которая из них вырастет, срывать нельзя, потому что когда она созреет, то упадёт сама собой. Старик посадил семена, и через несколько дней они дали росток. Старик старательно ухаживал за ним, и на нём быстро завязался плод. Осенью он собрал все тыквы, кроме той, что выросла из волшебных зёрен, хотя та достигла уже размера жёрнова. Однажды вечером они услышали в саду странный звук, вышли посмотреть, что случилось, и огромная тыква подкатилась к их ногам, раскололась надвое, и оттуда выпрыгнули мальчик и девочка, встали на колени, стали отбивать поклоны и называть стариков матушкой и батюшкой. Старики поняли, что это был дар небесных богов, упали на колени и стали благодарить небо, а потом забрали детей в свой дом. Через десять лет, когда дети выросли, осенью пошли затяжные дожди, река вышла из берегов, затопила огород с тыквами, а потом и сам дом. Старики посадили детей в скорлупу тыквы, из которой они появились, и те стали плыть в ней, как в лодке, а сами старики утонули. Через 49 дней дождь прекратился, и вода отступила, что из людей остались только эти брат с сестрой. Через некоторое время они достигли брачного возраста, брат предложил сестре вступить в брак, она сперва отказалась, но затем поняла, что других вариантов нет. Тогда она предложила поступить следующим образом: брат возьмёт нитку, а она – иголку, они встанут на вершинах двух гор, бросят нитку и иголку, и если нитка проденется в игольное ушко, то они вступят в брак. Брат согласился, они сделали так, как сказала сестра, и нитка попала в игольное ушко. Сестра предложила ещё одно испытание: подняться на разные горы и скатить оттуда жернова, и если они встретятся, то брат с сестрой вступят в брак. Брат согласился, они опять сделали так, как предложила сестра, жернова встретились, и тогда брат с сестрой сочетались браком. Через год сестра родила большой, уродливый и вонючий ком мяса, и предложила разрезать его на сто частей и развесить на деревьях, чтобы отпугивать диких животных. Брат сделал, как она сказала, но на следующий день эти сто кусочков мяса превратились в сто мальчиков и девочек. Брат с сестрой решили назвать их именами деревьев, на которых они были развешаны: висевшие на тополе получили фамилию Ян (тополь), на иве – фамилию Лю (ива) и так далее. Каждый из них родил своих детей, и так появились сто фамилий]: Zhou Yang et al. 2001, № 10б: 11; китайцы (Шэньси, у. Мяньсянь) [Нефритовый император был занят и забыл послать дождь. На земле более трёхсот дней палило солнце. Реки и колодцы высохли, растения, животные и люди умирали от жары. Сунь Укун решил спуститься на землю, увидел, что там творится, доложил Нефритовому императору. Тот отправил СУ к матушке Ванму за кувшином чистой воды. Она предупредила СУ, что если вылить каплю, пойдёт мелкий дождь, две капли – сильный, а три – ливень, выливать больше трёх капель нельзя. Однако СУ решил, что засуха слишком сильна, поэтому вылил сразу пять или шесть. Дождь продолжался 81 день, вода затопила равнины и достигла горных вершин. Люди, злаки и скот погибли. Но на вершине горы жили брат и сестра. Их мать и отец работали у подножия горы, и их смыло потопом. Детский плач достиг слуха звезды Тайбо (Венеры), жившей у Южных небесных врат. Она посмотрела вниз, увидела потоп и последних людей и животных, укрывшихся на той горе, достала из-за пазухи две тыквы-горлянки и подула на них. Тыквы увеличились в размерах и поплыли к горе. В одну тыкву забрались птицы и звери, а в другую – брат с сестрой, взявшие с собой злаки, а также кур, уток, собак и свиней. После потопа тыквы опустились на вершину горы, из них вышли сидевшие там люди и животные. Брат с сестрой выросли. Однажды куры и утки начали говорить и стали убеждать брата с сестрой вступить в брак. Брат решил, что такова воля Неба, а сестра засмущалась. Она предложила брату отправиться на восточную гору и там посадить пуэрарию. Сама она пойдет на западную гору и посадит другую пуэрарию. Если через полгода побеги этих растений встретятся, то значит брак и вправду угоден Небу. Через пять месяцев побеги посаженных растений спустились с гор и переплелись друг с другом. Брат снова спросил сестру, но она не могла решиться. Через несколько дней свиньи и собаки стали снова убеждать их вступать в брак, и сестра предложила подняться на южную и северную горы и спустить с них по жернову. Если те встретятся, то значит брак угоден Небу. Жернова соединились, брат с сестрой поженились, через два года сестра родила ком мяса. Она рассердилась и разрезала его на множество кусочков, часть унесла в горы и бросила быкам и лошадям, часть принесла на берег реки и бросила рыбам и креветкам, часть развесила на деревьях персика и сливы, а часть принесла обратно домой и бросила свиньям и собакам. Эти кусочки мяса превратились в людей. Чтобы их различать, брат с сестрой дали каждому имя: тем, что были брошены в горах, дали фамилии Ню (Корова) и Ма (Лошадь), тем, что оказались в воде – Юй (Рыба) и Ся (Креветка), тем, что оказались на деревьях – Тао (Персик) и Ли (Слива), а тем, которых принесли обратно домой – Чжу (Свинья) и Гоу (Собака). Так и появились сто фамилий]: Zhou Yang et al. 1996, № 11: 13-14; китайцы (Сычуань) [Фуси и его сестра Нюйва были добродетельны; один из бессмертных узнал, что Нефритовый государь пошлет ливень, зальет землю потопом; спустился под видом нищего, Ф. и Н. его приютили; он дал им корзину, чтобы сесть в нее, когда будет потоп; только они и спаслись; решили вылепить новых людей из глины; Мать-земля попросила не копать в ней яму, велела им вступить в брак; Н. согласилась, если Ф. догонит ее, семь раз обежала вокруг горы, Ф. не догнал; Черепаха посоветовала бежать не вслед сестре, а навстречу ей; Н. в гневе разбила ей панцирь, Ф. его склеил, швы остались; Н. сказала, что выйдет за Ф., если они спустят с горы жернова и его жернов ляжет на ее; жернов лег, Н. забеременела, родила кусок мяса; Ф. разрубил его на сто кусочков, каждый стал человеком; они разбежались, Ф. и Н. дали им фамилии смотря по тому, кто куда попал (если к реке, то Хэ, если забрался на персик, то Тао, и т.п.]: Рифтин 1987b: 358-359 (=2011, № 1: 16-17); китайцы (Сычуань, у. Гунсянь) [В древности на востоке росло огромное дерево, на котором выросла устремлённая на запад толстая ветвь, и люди назвали это дерево Синфу (абрикосовая подпорка); на западе тоже росло огромное дерево, и на нём тоже выросла толстая ветвь, но устремлённая на восток, и люди назвали это дерево Шэньсан (божественная шелковица). Ветви этих деревьев перевились между собой и образовали мост, и каждое утро солнце поднималось от подножия Синфу, проходило по мосту и вечером уходило под землю у подножия Шэньсана. Под землёй была огромная черепаха, которая каждую ночь по подземному миру переносила солнце на своей спине от Шэньсана обратно к Синфу. Так и чередовались день и ночь. Однажды черепаха напилась допьяна и уснула, так что солнце не успело подняться на востоке. Черепаха проспала несколько десятков лет, и всё это время на земле царил мрак. Однажды на востоке внезапно раздался громкий звук, зазвучал гром, засверкала молния, начались ураган и ливень, горы стали рушиться, земля трескаться, и начался потоп. Земля покрылась водой и все люди, скот и посевы оказались под водой. Жили брат с сестрой, которых звали Фуси и Нюйва. Когда начался потоп, они забрались на дерево Синфу, и когда потоп отступил, оказалось, что на земле остались только они двое. Брат сказал, что если они умрут, то человечество перестанет существовать, и предложил сестре пожениться, но та отказалась. После долгих уговоров сестра решила устроить испытание: её брат с нитью встанет на вершине восточной горы, а она с иглой – на вершине западной, и если его нить проденется в её иглу, то они станут мужем и женой. Так они и сделали, и дело закончилось успехом. Однако сестра по-прежнему отказывалась и предложила брату снова встать на вершинах двух гор и скатить вниз каменные жернова: если внизу они соединятся, то они станут мужем и женой. Дело снова закончилось успехом, и в результате они стали мужем и женой. Вскоре Нюйва родила ком мяса. Они разделили его на множество кусочков и рассыпали по земле, а наутро повсюду появились люди. Люди, получившиеся из кусков, повисших на ветвях персика, стали носить фамилию Тао (персик), а из повисших на ветвях сливы – Ли (слива). Людей становилось всё больше, но солнца всё ещё не было, вокруг по-прежнему было темно и люди не могли заниматься сельским хозяйством. Тогда Нюйва, стоя на дереве Синфу, сказала своим детям, чтобы они попросили петуха позвать солнце. Петух встал на вершине восточной горы, и обратившись на восток, закричал. Черепаха проснулась и быстро понесла солнце от подножия дерева Шэньсан. Когда петух прокричал в третий раз, она уже принесла его к дереву Синфу, так что оно смогло взойти. С тех пор на земле снова появились день и ночь, и всё живое стало процветать. Люди стали благоденствовать, а петух с тех пор каждое утро зовёт солнце]: Zhou Yang et al. 1998b, № 28: 51-52; китайцы (Сычуань, у. Саньтай) [Давным-давно у подножия горы жили брат и сестра, и брата звали Фуси. Однажды сорока принесла им семя тыквы-горлянки и велела посеять его. Вскоре тыква выросла и стала размером с корзину. В это время какой-то земной сукин сын по дереву кориарии высотой в десять тысяч чжанов поднялся в Небесные палаты, опрокинул стоявшую на столе Нефритового владыки вазу, и в Поднебесной начался потоп. Брат с сестрой залезли в тыкву. Когда потоп закончился, они вылезли из неё и увидели, что все прочие люди на земле погибли. Брат хотел жениться на сестре, но она не соглашалась и предложила скатить с горы жернова, и жениться, только если они сомкнутся. Так и произошло, однако сестра всё ещё не соглашалась и предложила бегать вокруг жёрнова и жениться, только если брат её поймает. Они побежали, и брат не мог её поймать. Тогда черепаха сказала ему, чтобы он побежал в обратную сторону. Он послушался совета и сразу поймал сестру. Сестра с досады наступила на черепаху, и её панцирь треснул. Фуси стало жалко черепаху, которая помогла ему, он помочился на неё, и она ожила]: Zhou Yang et al. 1998b, № 27a: 49-50; китайцы (Сычуань, у. Шуанлю) [После того, как Паньгу отделил небо от земли, повсюду жили обезьяны. Паньгу переживал, что они покрыты шерстью, ходят на четырёх лапах, прыгают по деревьям и безобразничают. Вскоре среди обезьян появились два духа. У них не было шерсти, и они прикрывали срам листьями. Они умели ходить на двух ногах, а руками жестикулировали, и все обезьяны дивились на них. Паньгу, увидев это, обрадовался. Он позвал юношу, назвал его Фуси и велел им с сестрой сочетаться браком и родить потомство, непохожее на обезьян. Фуси рассказал о повелении Паньгу сестре, но та не согласилась и решила устроить испытание: каждый из них спустит с горы по каменному жёрнову, и если те соединятся, то они станут мужем и женой. Они забрались на гору и 81 день изготавливали жернова; после этого они 81 день полировали их, а потом одновременно скатили с горы, и те соединились. Однако сестра по-прежнему не соглашалась на женитьбу, и решила попробовать ещё раз. Они снова забрались на гору и снова 81 день изготавливали жернова, и от летящих искр загорелось два костра; сестра хотела посмотреть, соединится ли поднимавшийся от них дым, и так и произошло. Тогда сестра согласилась на женитьбу. В день свадьбы Паньгу пришёл поздравить их и пожелал родить сто детей – пятьдесят мальчиков и пятьдесят девочек, чтобы вышло пятьдесят пар. Они действительно родили сто детей, но среди них был пятьдесят один мальчик и сорок девять девочек. Они пошли к Паньгу, чтобы узнать у него, что делать, но тот был пьян, не расслышал и пробормотал: как-нибудь разберутся! Так двое лишних мальчиков стали холостяками. С тех пор холостяками всегда являются мужчины; женщины же всегда выходят замуж. Прошло много лет, и благодаря тому, что Нюйва залатала небо, у людей появилось солнце и четыре времени года. На кострах, загоревшихся от искр, люди стали готовить еду. Со временем людей становилось всё больше, диких фруктов в горах стало недостаточно, и тогда люди начали охотиться. Когда и зверей стало недостаточно, они начали собирать зёрна и варить их. Однако оболочка их была несъедобной, и тогда люди пошли искать жернова, которые спускали с горы Фуси с сестрой. На них вырезали изображение восьми триграмм, которое оставил проходивший мимо бессмертный, и стали использовать их для того, чтобы отшелушивать оболочку зёрен; так их и используют по сей день. А обезьяны с тех пор так и не изменились, решили, что уступают людям, и ушли жить в горы и леса, оставив равнины человечеству]: Zhou Yang et al. 1998b, № 30: 54-54; китайцы (Сычуань, у. Мин) [Некогда солнце и луна были сестрой и братом. Однажды небожители разгневались, в Поднебесной случился великий ливень, а вслед за ним – большой потоп, в котором погибло всё живое. Однажды месяц предложил солнцу сочетаться браком, чтобы возродить человечество, но солнце отказалась, и месяц бросил пить и есть, и круглыми днями только плакал. Солнце увидела, что глаза месяца набухли как персики, а сам он день ото дня худеет, и выставила условие: они поднимутся на стоящие рядом горы, неся с собой по котлу, столкнут их вниз, и если котлы встретятся, то они станут мужем и женой. На следующее утро они сделали это, и котлы встретились. Тогда солнце предложила скатывать с горы жернова, а если они соединятся, то быть им мужем и женой, – и жернова соединились. Тогда солнце предложила взять петуха и курицу и спустить с горы их, и если они встретятся клюв к клюву, то тогда они поженятся. Так и произошло, и тогда солнце, не желая признать поражение, предложила взять нитку и иголку, спустить с горы их, и если нитка проденется в игольное ушко, то они поженятся. Нитка проделась в ушко, и солнце с месяцем наконец поженились. На следующий год солнце забеременела, но не разрешилась от бремени вовремя, и месяц стал волноваться. Спустя три года и семь месяцев, солнце родила сгусток крови. Месяц, рассердившись, рассёк его на мелкие кусочки, кровь разлилась по земле, и из её капель появились люди]: Zhou Yang et al. 1998b, № 32: 55-56; китайцы (Хэнань, у. Тунбо) [Когда небо и земля обрушились, все люди погибли, остались брат и сестра, имеющие общее имя Паньгу. Поскольку характер у них был добрый, их укрыл в своём животе каменный лев. Когда небо и земля пришли в норму, лев велел им выйти и пожениться. П. не согласились, но лев предложил скатить с горы два жёрнова. Если у подножия они соединятся, то брат с сестрой вступят в брак. Жернова соединились. Тогда брат взял один из них и закинул на гору Сида в провинции Шэньси. Другой сейчас в деревне Дамо («Большого жёрнова», в у. Миян). Вступив в брак, П. родили ребёнка. Испугавшись, что детей будет недостаточно, они стали лепить человечков из глины и составлять из них пары: хороших сочетали с хорошими, плохих – с плохими. Все они были детьми брата и сестры Паньгу и называли их дедушкой П. и бабушкой П. Их родной сын был любознательным и спросил, откуда он появился. Бабушка П. засмущалась и ушла на гору Сида в провинции Шэньси. Также говорят, что она ушла в уезд Наньчжао, в Лушань или же в волость Шимэнь уезда Сунсянь. В последней есть большой жёрнов, такой же как в деревне Дамо. Тамошние жители специально ездили в Дамо, чтобы сравнить жернова, и они оказались одинаковыми]: Zhou Yang et al. 2001b, № 2: 4-5; китайцы (Хэнань, у. Миян) [случился потоп, все люди утонули, и остались Паньгу с сестрой. Чтобы возродить человечество, Владыка неба повелел им вступить в брак. Они отказались, он послал к ним небесного духа, который повелел им подняться на гору и оттуда скатить вниз жернова. Жернова у подножия горы соединились, и тогда брат с сестрой вступили в брак. Поэтому у нас до сих пор мужа с женой называют братом и сестрой. Бабушка Паньгу никак не могла забеременеть. Тогда Владыка неба послал на землю двух черепах, чтобы те показали супругам, как спариваться. После этого бабушка Паньгу наконец забеременела, но родила ком мяса. Дедушка Паньгу отнёс его к северной горе и закопал в землю. Спустя некоторое время бабушка Паньгу опять забеременела (то же). На этот раз дедушка Паньгу взял нож, разрезал ком, и оттуда выскочило множество девочек, которые смеялись, разговаривали и называли их батюшкой и матушкой. Дедушка Паньгу пересчитал их – оказалось, что ровно сто. Дедушка Паньгу вспомнил про первый ком мяса, выкопал его, разрезал, и оттуда выпрыгнуло множество мальчиков, которых тоже оказалось сто. Он решил, что мальчики выжили потому, что их охраняла сотня божеств, и чтобы отблагодарить их, построил у северной горы храм Ста божеств. Сейчас это место называют деревней Храма ста божеств. Когда дети подросли, дедушка и бабушка Паньгу переженили их, число людей стало увеличиваться. Вариант (у. Фэнцю). В уезде Тунсюй были старшая сестра и младший брат, родители умерли, детей взяла приёмная семья. Однажды по пути в школу они собрались перейти реку, но мост обвалился. Из реки выползла черепаха, велела каждый день приносить ей лепёшку, а она за это переправляла их через реку. Через сто дней небо обрушилось, земля растрескалась, черепаха велела спрятаться у неё в животе. Когда дети, живя в животе черепахи, съели все лепёшки, которые были, бедствия прекратились. Дети вылезли наружу и отправились на гору. Человек – не мужчина и не женщина – повелел им вступить в брак. Они не согласились. Он повелел скатить с горы каменные жернова. Жернова соединились у подножия горы, тогда брат с сестрой вступили в брак. Сестра ходила беременной три года, родила мясное яйцо, брат его зарыл. Спустя три года она снова родила мясное яйцо, брат собрался опять закопать его, но услышал идущие изнутри крики. Он разрезал яйцо, оттуда появилась сотня мальчиков. Увидев это, сестра раскопала первое яйцо, разрезала его, оттуда появилась сотня девочек. Поскольку за  три года это яйцо протухло и стало вонять, потомки стали называть девочек «вонючими девочками». Брат с сестрой вырастили детей, поделили на пары, каждой дали фамилию. Так появились сто фамилий]: Zhou Yang et al. 2001b, № 4: 6–7; китайцы (Хунань, Чжэцзян) [брат и сестра остаются в мире одни; вопрошают оракул, следует ли им вступить в брак; скатывают с двух гор жернова: они ложатся один на другой; сестра рожает кусок мяса или тыкву; брат это рубит, появляются люди]: Eberhard 1937, № 48: 88-89; корейцы [жернова].

Амур - Сахалин. Удэгейцы [(418: упоминается зернотерка, вероятно, заимствовано от маньчжуров); старик велит девочке с младшим братом идти к сингму (водное чудовище, похожее на змею или крокодила, глотает людей); начинается ветер, они садятся на спину сингму, затем прячутся у него во рту; когда выходят, они на островке, вокруг – море; сестра предлагает пожениться; старик велит им столкнуть с горы в разные стороны верхний и нижний жернов; если они соединятся, жениться можно; жернов брата лег на жернов сестры; у них много детей; над водой летела птица, увидела старуху, стоящую на одной ноге на маленьком островке; птица села, старуха ее прогнала; птица схватила в лапы земли, летела, бросала, образовались земли; потомки брата и сестры их заселили]: Лебедева и др. 1998, № 58: 323-327: 118; маньчжуры [у подножия гор жили брат Доу с сестрой Эюнь; сестра старше; отца нет, мать собирает хворост; однажды Э. и Д. поднялись на гору за хворостом, устали, уснули, прислонившись к каменному изваянию льва; когда проснулись, то обнаружили, что съестные припасы пропали; то же на следующий день; однажды каменный лев явился им во сне: «Скорее просыпайтесь, скоро случится несчастье! берите всё, что можете унести, и уходите»; они с матерью пришли на гору; Э. предупредила односельчан, но над ней посмеялись; но птицы и звери тоже поднялись на гору; лев: заходите; птицы, звери и брат с сестрой, вошли в пасть льва, но мать не успела – пасть захлопнулась; Э. и Д. нашли в чреве льва еду; через семь дней и семь ночей лев вновь открыл пасть, звери и птицы увидели свет и побежали-полетели наружу; Э. и Д. за ними; дали каждому зверю и птице по зёрнышку, чтобы те посеяли их на высоких горах, куда не добраться человеку; земля зазеленела; брат предложил сестре вступить в брак; сестра: «Я возьму иголку и буду ждать на вершине горы, а ты возьми красную нить и встань на противоположной горе; если попадёшь нитью в иголку, то мы станем мужем и женой». Брат взял нить и подумал: «Игольное ушко такое маленькое, а стоять мы будем так далеко друг от друга, как же я смогу попасть в него?» Муравьи, пчёлы и маленькие птички обещали помочь; птички взяли нить в клювы и полетели к Э., пчёлы испугались, что она увидит, что они помогают брату, и стали беспорядочно кружить перед ней, а муравьи продели красную нить в игольное ушко; сестра: «Этого недостаточно; на горе есть жернова; завтра спустишь с горы верхний жёрнов, а я нижний, и если, скатившись с горы, они соединятся вместе, то мы станем мужем и женой»; волки, тигры и леопарды обещали помочь; один жёрнов прикатился к волку, и тот толкнул его вперёд, приговаривая: «Чуть было меня не зашиб!» Другой жёрнов прикатился к тигру, и тот толкнул его вперёд, приговаривая: «Чуть меня не раздавил!» К кому бы из зверей не прикатывались жернова, все толкали их вниз, и так они оказались у подножия горы, где их обвила своим телом змея и положила жёрнов брата точно поверх жёрнова сестры. Брат: «Теперь мы должны стать мужем и женой». Сестра сказала: «Да будет так, как желает небо!»; Э. родила десять детей, но людей в мире всё равно было слишком мало, и тогда она решила делать их из глины; теперь людей стало слишком много, чтобы всех запомнить, и тогда они дали им фамилии исходя из их внешнего вида. когда человечки были готовы, они положили их сушиться во дворе, но однажды пошёл дождь, и пара спешно побежала убирать их. Но дождь начался слишком стремительно, и у некоторых фигурок испортились носы, глаза и уши, а у некоторых сломались руки и ноги. С тех пор в мире есть калеки. Говорят, что все люди в мире существуют с тех самых пор]: Chen, Wang 1989: 21–24.

(Ср. СЗ Побережье. Беллакула [девушка наступает в медвежий помет, ругает медведей; подходит мужчина, велит ей справить нужду; она подкладывает под себя медные украшения; он не верит, требует по-настоящему, говорит, что ее экскременты пахнут хуже, чем у любого животного; берет ее в жены; он сын вождя Черных Медведей; дает ей баранину, затем говорит, что это была человечина; зима проходит как одна ночь; весной муж говорит, что брат жены застрелит его, велит сделать одеяло из своей шкуры; брат идет впереди, сестра вызывается нести шкуру, по желанию делается медведицей; в селении просит костяные иголки, каждый раз говорит, что прежняя сломалась; младшая сестра видит, что она вставляет иголки в челюсть шкуры вместо зубов; женщина превращается в медведицу, убивает мать, мучает сестру {что-то сексуальное, по-латыни); вынимает себе сердце и легкие, прячет в ладонях; приходит брат, младшая сестра велит стрелять Медведице в ладони, та падает замертво; брат и сестра бегут, кладут бревно через глубокий овраг; Медведица оживает, преследует, падает с бревна; брат и сестра приходят в селение; Поганка и Гагара высылают за Медведицей лодку, велят ракам и червям ее кусать, та падает в реку, раки и черви ее съедают; брат велит сестре пойти по одной дороге, сам идет по другой, если дороги сойдутся, они поженятся; так и случилось]: Boas 1898: 111-114).