Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

F70A. Царапает себе тело.

.11.12.14.17.21.23.27.-.34.41.-.47.

Обвиняя мужчину или мальчика в посягательстве на нее (как правило, сексуальном), женщина предъявляет сфабрикованные ею вещественные доказательства (рвет на себе одежду, царапает тело, и т.п.). См. мотив F70.

Бантуязычная Африка. Мбунду.

Западная Африка. Сонгаи; мофу-гудур.

Северная Африка. Древний Египет.

Передняя Азия. Ветхий Завет; арабы (литературная традиция; рукопись конца 13 – начала 14 в.) [в сад Харун ар-Рашида подброшен прекрасный младенец; его назвали Мухаммед аль-Мауджуд, воспитали и вырастили; он считает себя сыном халифа; невольница-румийка предлагает ему любовь, он отказывается; тогда, чтобы потерять девственность, она заставляет негра-раба с ней сойтись, рвет на себе одежду и обвиняет М. в насилии; слуга халифа Масрур отпустил М., принес халифу отрубленную голову негра, которую тот впотьмах принял за голову М.; халиф раскаялся, Масрур обо всем ему рассказал, М. стали искать; после многих приключений М. вернулся в Багдад; попросил не казнить невольницу, а продать ее]: Османов, Юсупов 1962: 333-360; арамеи; Сокотра.

Тибет – Северо-Восток Индии. Тибетцы (вероятно); лушеи [мачеха бросается на кучу дров, говорит мужу, что пасынки избили ее поленьями; отец отводит сыновей в далекий лес, бросает; старший лезет на дерево, глотает яйцо птицы-носорога (hornbill), превращается в птицу, летит, указывая путь младшему; тот теряет тень, лезет на дерево, людоедка просит сбрасывать ей плоды; он велит ей дать ему ее посох, раскрыть рот, бросает посох ей в рот, убивая ее; этим посохом оживляет собаку старушки; оживляет умершую дочь вождя, получает ее в жены; становится птицей, улетает с братом]: Shakespear 1909: 409-411.

Южная Азия. Санталы; тамилы.

Балтоскандия. Исландия (?).

Балканы. Древняя Греция (?)

Средняя Европа. Украинцы (Буковина, г. Кицмань Черновицкой обл.) [У императора нет детей. Он переживает и, чтобы забыться, ездит на охоту. Однажды видит домик, в нем женщина средних лет. На вопрос императора отвечает, что её дети разошлись по белу свету. Император отвечает, что у него нет детей и нет ему жизни без них. Женщина говорит, что знает знахарку, у которой есть всякое зелье, но надо много денег. Император даёт горсть золота и обещает больше, когда родится ребёнок. Женщина велит приехать через год, идёт к знахарке. Та отвечает, что в императорском саду растёт яблоня, а на ней шесть яблок, три низко, а три – повыше. Их надо сорвать и дать съесть жене императора. Женщина идёт в тот сад, срывает яблоки, кладет за пазуху, но решает, что съест их сама. Три съедает, а три бросает кобылице. Не прошло и года, как она рожает мальчика с золотыми волосами, а кобыла – конька с золотой гривой и хвостом. Приезжает император, смотрит на красивого мальчика, спрашивает, чей он. Женщина отвечает, что её. Он спрашивает, а где его сын. Женщина объясняет, что, по словам знахарки, жена императора – особа важная, для неё нужно зелье трёхлетней давности. Император велит прислать ему парня, когда тот подрастёт, имеющий золотые волосы должен жить во дворце. Сын через три года уже большой. Мать отправляет его в столицу вместе с коньком. Юноша живёт в императорских покоях, гуляет по саду, все его любят. Император не хочет другого сына, велит юноше называть его отцом, раз у него нет своего отца, обещает передать трон после своей смерти. Когда император с войском отправляется на войну, жена находит себе любовника. Парень всё это видит и ходит грустный. Любовник подговаривает императрицу сжить его со свету. Обещает, что когда золотоволосый сядет на свою постель, он превратится в прах. Парень идёт в конюшню к своему коньку. Тот спрашивает, почему он невесел. Он отвечает, что жена императора обманывает того с дрянным человеком. Конёк рассказывает про ожидающую хозяина опасность, велит не садиться на кровать. Юноша бросает на постель одежду, она превращается в пепел. В следующий раз конек велит, идя во дворец, взять охапку дров и, когда дверь откроют, бросить их в дверь, самому дверь не открывать. Дрова превращаются в кучу пепла. Императрица и любовник не могут придумать, как погубить парня. Тем временем император, победив короля, возвращается. Любовник предлагает императрице расцарапать себе лицо, лечь в постель и стонать, а когда зайдёт император и спросит, что с ней, сказать, что парень её избил. Она так и поступает. Император обещает назавтра повесить парня, велит трем палачам подготовить виселицу. Когда золотоволосого подводят под петлю, он просит у императора разрешения попрощаться с коньком. Император велит привести того. Десять солдат идут к стойлу, но гибнут от конских копыт. Идут сто солдат, затем тысяча – то же. Золотоволосый просит разрешения пойти самому. Садится на коня, скачет к виселице. Объявляет, что никогда не бил императрицу, она сама себя исцарапала, потому что имеет любовника, а он, юноша, знал об этом. Конек взлетает и три дня несет юношу по воздуху, на четвёртый говорит, что под ними уже другое государство. Там конёк говорит, что должен покинуть хозяина, но пусть тот свистнет трижды, и он прилетит. Парень делает свирель, приходит в столицу, ходит по улицам и играет. У царя того государства три красивые дочери. Они слышат свирель, старшая выходит и спрашивает, почему он так грустно играет, он не отвечает, средней тоже не отвечает, младшая спрашивает, почему он такой красивый, а его свирель так грустно играет. Он отвечает, что может заиграть веселее, если она подарит ему свой перстень. Девушка даёт ему перстень, берёт за руку и ведёт во дворец. Через несколько дней свирель весело играет на их свадьбе]: Iвасюк 1973: 122-126; поляки [король занял денег у колдуна; тот превратил королеву в лошадь, подменив своей дочерью; король не заметил подмены; она решает извести юношу – сына королевы; его лошадь велит не есть того, что предложит мачеха, дать собаке; собака сдохла; мать даст мундир, который разорвет тело; надо его спрятать, подменить своим; тогда мачеха порвала на себе одежду, пожаловалась мужу; король велит казнить сына; лошадь учит попросить разрешения прокатиться в последний раз; они ускакали; лошадь велит наняться садовником к другому королю; младшая королевна в него влюбилась, дала кольцо; на свадьбу юноша явился в личине, невесте неприятно; напали враги, королевна корит мужа – бедствия из-за него; в своему истинном облике на своей лошади юноша дважды громит врагов; король перевязал рану своим платком; пришел к зятю, тот предстал королевичем; лошадь превратилась в королеву-мать; обманщицу прогнали, юноша стал править обеими королевствами]: Щербаков 1980: 111-114.

Кавказ – Малая Азия. Адыги; балкарцы (зап. 1958 г.) [в городе Иран у падишаха 19 жен; от самой первой дочь и три сына, а 18 бездетны; самая последняя рвет на себе одежду, режет руки, обвиняет сыновей мужа в нападении с целью принизить честь самого падишаха; тот велит повесить сыновей; визирь предлагает убить их в лесу, он принесет их кровь; сам отпускает юношей, приносит кровь зайца; на ночлегах старший брат убивает льва, средний – змею, не говорят об этом другим; младший идет на свет костра, там 60 разбойников; вызывается быть для них соглядатаем; разбойники просят узнать, где деньги у падишаха; поднимает разбойников по одному на веревке, каждому отрубает голову, проникает к трем спящим дочерям падишаха; возвращается к братьям, ни о чем не рассказав; падишах ищет того, кто убил разбойников; младший брат признается; падишах женит их на своих дочерях; младший брат дал лекарства падишаху и его жене; визирь завидует, подменил лекарства ядом; дали собаке, она издохла; в это время младший брат стоял на страже, убил змею, стал стирать кровь с ножа; падишах уверился, что зять хочет его убить; но тот показал лекарство, оставшееся у него, показал убитую змею; падишах казнил визиря; через несколько лет братья убежали; их окружило войско – оказалось что войско их отца; все собрались, старший брат обо всем рассказал; младшую жену падишаха казнили; пир]: Малкондуев 2017: 523-528; армяне: Мелик-Оганджанян 2004, № 6 [Сариэ, жена Дзенов Ована, просит Давида, его племянника, прийти к ней в спальню; он отказывается, называя «тетей»; тогда она просит, чтобы Д. пришел к ней лить воду, пока она моет голову; однако Д. закрыл глаза и не смотрит на ее тело; после этого С. говорит Овану, что тот прислал ей не сына, а мужа; Дзенов Ован поставил в проходе дверь и не пустил в дом Д.; тот говорит, что не сердится на него, во всем виновата шлюха; уходит], 42 [примерно то же; ворот рубашки разорвала, растрепала волосы на голове, лицо расцарапала в кровь]: 34-35, 77-78; вероятно, турки, азербайджанцы.

Иран – Средняя Азия. Персы; таджики [рвет одежду на юноше]; таджики Систана; ваханцы; ишкашимцы; Шахнаме; туркмены.

Балтоскандия. {Мотив скорее всего есть, хотя в пересказе опущен}. Датчане [жена короля Испании умерла, он взял новую; мачеха соблазняет пасынка, но тот отказывает ей; тогда она обвиняет его в попытке ее изнасиловать; перед казнью он может три дня гулять в саду; каждые 7 лет появляется белая лошадь; на этот раз она снова здесь, принц ускакал; она попадают в Константинополь; лошадь показывает дупло, в нем обычная одежда и сосуд; когда принц смочил волосы жидкостью из него, они сделались золотыми; он скрывает их под шапкой; на три года нанимается к садовнику и на все вопросы должен отвечать «Не знаю»; младшая из трех принцесс видит золотые волосы юноши; говорит сестрам, что пришло время замужества; они принцессы должны бросить в выбранных женихов золотые яблоки; младшая бросила в садовника; неузнанный, в своем истинном облике на волшебном коне, юноша трижды громит врагов; король намеренно ранит его в ногу, чтобы перевязать рану платком и затем опознать; юноша является во всем блеске, забирает жену и возвращается к своему отцу; мачеху сожгли]: Holbek 1987: 564-565.

Волга – Пермь. Татары [жена падишаха умерла; ему предлагают жениться на дочери падишаха Алмаса; та влюблена в сына падишаха, поэтому соглашается; предлагает себя юноше, тот отказывается; тогда раздирает одежду, обвиняет юношу в попытке ее изнасиловать; его изгоняют; он приходит в дом в лесу, пробует там еду, прячется; влетели три ястреба, стали джигитами; нашли юношу, взяли поваром; научили превращаться в ворону, ястреба, голубя; он ястребом летит на остров к дочери падишаха (условие брака – принести от нее записку); старик учит превращаться в соловья, петь под окном у царевны; она его впустила, он стал вороной, голубем, затем человеком; сошелся с царевной; она послала его к отцу с запиской, в которой требование выдать ее за подателя; джигит в облике птицы заснул в саду; садовник его убил, взял записку; трое джигитов-птиц его оживили живой водой; все четверо приходят на свадьбу царевны с садовником; его казнили, джигит женился на царевне]: Замалетдинов 2008б, № 17: 158-170; башкиры: Бараг 1990, № 81: 232-233.

Туркестан. Казахи: Жанузакова 1977: 240-245; каракалпаки: Волков, Майоров 1959: 110-113;

Южная Сибирь - Монголия. Буряты; монголы Внутренней Монголии: Гомбоев 1858 [анонимная хроника «Алтан Тобчи» («Золотое сказание»), датирующаяся, вероятно, первой половиной XVII в. (перевод по списку из Пекина): «После него {Дзорикту-хана} воссел на престол Элбэк-хан, в год собаки. Этот Элбэк-хан однажды на облаве, увидав на снегу кровь убитого зайца, спросил: “есть ли такая женщина, белизна которой была бы, как снег, а ланиты, как эта кровь?” Ойратский Тафу-Хутхай отвечал на это: “как же, есть такая!” – “Кто такая, нельзя ли видеть ее?” – “Если вы действительно желаете видеть ее, так я скажу: это твоя невестка, Ульдзэту-Гуа, жена твоего сына Хагурцак-Дугурэнг-хунтайцзы”. Прельстясь красотой своей невестки, Элбэк-хан сказал Хутхэй-Тафу: “о, показывающий то, чего не видал, соединяющий то, что далеко, удовлетворяющий жажде желаний, ты, мой Тафу, ступай!” Он передал Бэгэдзи слова хана в следующем виде: “он послал меня, желая взглянуть на вашу красоту”. Бэгэдзи разгневалась и отвечала: “можно ли земле соединиться с небом, можно ли хану взять свою невестку? Пусть увидит его сын, Дугурэн-Тэмур, что хан, отец его, уподобился черной собаке”. Не внимая словам невестки, хан убил своего сына и взял ее себе. После этого Тафу пришел просить хана о награждения его титулом даруги; но как хана не было (дома), то и сидел он перед домом. В это время Хунг-Бэгэдзи послала к нему посла и просила его зайти к ней, и вместе с дарами подождать у нее хана. Тафу явился. Бэгэдзи поднесла ему чашу (с вином) со следующими словами: “ты мою неважную особу сделал важной, малое мое тело сделал великим, имя Бэгэдзи сделал тайху (императрицей)”. Потом взяла объемистую кожаную посуду, разделенную на две половины: в одну налила воды, а в другую крепкого ардзана (вина); сама пила воду, а крепким ардзаном напоила Тафу до упаду. Потом в спальной юрте постлала ковры, положила подушки, завесила занавесами и на этой кровати уложила Тафу. Растрепав волосы свои и расцарапав лицо свое, послала за ханом. Прежде чем приехал хан, Тафу успел убежать. Хан погнался за ним в погоню и в этой схватке был у хана отстрелен мизинец. Убив Тафу, хан приказал сунитскому Джамин-Тайфу вырезать ремень из спины убитого, и послал к своей жене. Смешав кровь хана с жиром Тафу, она облизывала, приговаривая: “кровь хана, убившего своего сына, жир Тафу, бывшего причиной смерти моего господина (супруга, владыки), доставшиеся мне в подарок – вот успех мщения женщины! Умирать мне все равно”. Хотя хан узнал негодование Бэгэдзи, но, сознавая свою вину, ничего не говорил ей об этом»]: 156-158; Лубсан Данзан 1973 [хроника «Алтан Тобчи», составленная ордосским ламой Лубсан Данзаном на литературном языке среднего периода и датирующаяся серединой XVII в. (перевод по списку, приобретеннному в 1926 г. на востоке Монголии у тайджи, предки которого перекочевали в Халху из Чахара в XVII в.): «После того в тот же год собаки {в 1394 г.} на великий престол воссел Элбэг-хаган. Элбэг-хаган, охотясь облавой, увидал кровь убитого зайца, упавшую каплями на снег, и сказал: “Есть ли где красавица с такой белой кожей, как снег, с такими румяными щеками, как кровь?” Так сказал Элбэг-хаган. Ойратский Хуухай Тайу сказал: “Есть женщина подобной красоты. Да!” – “Кто же она? – спросил хаган. – Нельзя ли ее увидеть? Я бы посмотрел!” – [сказал хаган]. “Если так, то я скажу. [Супруга] твоего сына Харгуцуг Дӱгӱрэнг Тэмӱр-хунтайджи Ӱлдзэйтӱ гоа-хунбэгичи, твоя сноха, именно так красива”, – сказал тот. Элбэг Нигӱлэсӱгчи-хаган, воспылав страстью к красоте своей снохи, сказал повеление ойратскому Хуухай Тайу: “Ты, позволяющий увидеть [еще не] виданное, позволяющий соединиться с тем, что далеко, удовлетворяющий желание, мой Тайу, пойди!” По этому приказу хагана тот пошел и передал сказанное бэгичи. “Послал он меня, желая посмотреть цвет и блеск твой!” Бэгичи, разгневавшись, велела сказать: “Можно ли Небу соединиться с Землей? Можно ли верховным ханам разглядывать свою сноху? Разве умер твой cын Дӱгӱрэнг Тэмӱр-хунтайджи? Разве хаган стал скверным?” Так сказала она. Но хаган не воспринял тех слов, убил своего сына, [а] свою сноху взял в жены. После того Хуухай Тайу пришел попросить тарак. “Хагана нет”, – сказал [Тайу], и в то время, когда он сидел перед юртой, хунбэгичи отправила к нему слугу. “Я жду хагана к себе на пир. Приходи в юрту прежде него”. Тайу пришел, и когда он вошел, то бэгичи, держа чашу, молвила слово: “Плохую особу мою ты сделал хорошей, / Ничтожную особу мою сделал великой, / Титул мой бэгичи сделал титулом дайху”. В кожаный сосуд из двух мешков с одним отверстием она налила – в один мешок крепкой водки, в другой воды. Сама пила воду, а Тайу давала пить крепкую водку и напоила его допьяна, [так что] он упал. Желая отомстить ему за своего тайджи, она велела положить Тайу на свои ковры и подушки и задернуть полог. Расцарапав себе лицо, распустив волосы, она отправила гонца к хагану. В то время как хаган, услышав об этом, поспешил [к ней], Тайу убежал. Когда хаган погнался за ним и они сразились, Тайу прострелил хагану мизинец. Хаган убил Тайу и при помощи своего слуги по имени Чжашин Дайбу из сунитов снял кожу у него со спины, взял и, придя к бэгичи, отдал ей. Смешав жир Тайу с кровью хагана, она лизала его и говорила: “Кровь хагана, убийцы своего сына, стала мне подарком; удовольствована я жиром Тайу, который стремился причинить зло душе своего владыки. Хоть я и женщина, но разве этим я не отомстила? Если я и умру, не все ли равно?”. Узнав об обмане бэгичи, хаган, понимая свою ошибку, ничего ей не сказал»]: 257-258; Железняков, Цендина 2005 [1) анонимная хроника «Алтан Тобчи», датирующаяся, вероятно, серединой XVII в. (перевод по списку, обнаруженному в частной библиотеке в Пекине в составе сборника “Чингис-хаган-у чадиг” и изданному в 1941 г. в Токио): «В год собаки [1394] на великий престол был возведен Элбэг-Нигулэсэгчи-хан. Однажды, во время облавной охоты Элбэг-хан увидел на снегу пролившуюся кровь убитого зайца. Он сказал: “Есть ли где красавица с таким же белым лицом и такими же алыми щеками?” Ойратский Хухай-Таю ответил: “Такая красавица есть”. – “Кто же она?”, – спросил у него хан. [Хухай] ответил: “Хоть и нельзя говорить, скажу. Это жена твоего сына Хагурцаг-Дэгурэн-Тэмур-хунтайджи Улд-зэйту-Гоа-бигичи. Элбэг-Нигулэсэгчи-хан возжелал красавицу невестку. Он отдал ойратскому Хухай-Таю такой приказ: “Показывающий невидимое, приближающий далекое, исполняющий желания, мой Таю, приведи ее ко мне!” Получив приказ, Таю отправился и сказал бигичи так: “Меня послал к тебе хан, который желает увидеть твою красоту!” Как только он это сказал, бигичи рассердилась и ответила: “Разве могут соединиться Земля и Небо? Разве видят великие ханы своих невесток? Разве уже умер его сын Дэгурэн-Тэмур-хунтайджи? Разве хан хочет уподобиться черной собаке?” Хан оставил эти слова без внимания, отравил своего сына и женился на невестке. После этого он вернулся к себе домой. Через какое-то время Хухай-Таю отправился к хану просить себе дарханство, но хана не оказалось, и он стал его ожидать. Бигичи послала за ним слугу, которому велела сказать: “Ожидая хана, приходи ко мне на угощенье”. После того как Таю вошел в юрту, бигичи подала ему чашу и сказала: “Низкую мою особу ты сделал благородной. Малую мою особу ты сделал высокой. Имя бигичи ты возвысил до тайху”. Она наполнила сосуд, состоящий из двух раздельных половин, но имевший одно горлышко, водкой и водой. Из одной половины, где была вода, она пила сама, а Таю подносила водку. Она напоила его гак, что он упал. Она взлохматила волосы Таю, откнинула занавеску и уложила на расстеленный войлок. Сама расчесала себе лицо, вырвала волосы и послала за ханом. До того, как хан об этом услышал, Таю очнулся и скрылся. Хан бросился в погоню. [Таю] выпустил стрелу и ранил хана в мизинец. Хан убил Таю, приказал сунидскому Джансин-тайбу вырезать лоскут кожи со спины и отдать его бигичи. Бигичи, смешав кровь хана с жиром Таю и слизывая их, сказала: “Кровь хана, который, прельстившись красотой, убил своего сына, стала мне подарком. Жир Таю, причинившего вред своему хозяину, стал мне удовольствием. Это моя женская месть. Теперь если я и умру, то жалеть не о чем”. Хан, хотя и узнал об обмане бигичи, но, понимая, что виноват, наказывать ее не стал»; 2) летопись «Болор толи» («Хрустальное зерцало»), составленная да-ламой Джамбадорджи из среднего Уратского хошуна в 1830-1840-е гг.: «После того ханом стал Элбэг-Нигулэсху. По прошествии семи лет царствования Элбэг-Нигулэсху, однажды, когда он был на охоте и увидел на снегу капли крови, то спросил ойратского Хухай-Тайху: “Есть ли на земле женщина с лицом белым, как этот снег, и щеками алыми, как эта кровь?” Когда он так сказал, то ойратский Хухай-Тайху ответил: “Красота Улдзэйту, жены Хагурцаг-Дугурэн-хунтайджи, превосходит твое описание”. Сильно обрадованный Элбэг-хан сказал: “Ах, Хухай-Тайху, если я своими глазами ее увижу, то я сделаю тебя чинсаном и назначу управлять Четырьмя ойратами”. Тогда Хухай-Тайху немедленно отправился и прибыл в юрту Хагурцаг-Дугурэн-хунтайджи, который в это время был на охоте. Когда Хухай-Тайху увидел ханшу Улдзэйту и сообщил ей о цели своего приезда, то ханша Улдзэйту очень разгневалась и сказала ему: “И зачем это понадобилось твоему хану меня видеть? Если он, великий человек, стыда не имеет и подобен скоту, то тебе бы не следовало вмешиваться между двумя сторонами, подобно ослу”. С этими словами она плюнула Хухай-Тайху прямо в лицо. Сильно пристыженный и озлобленный, Хухай-Тайху уехал. Когда он все доложил своему хану, у Элбэг-хана забушевала вода страсти, распалился огонь гнева. Элбэг-хан устроил засаду на пути следования Хагурцаг-Дугурэн-хунтайджи и убил его, а жену его, бывшую беременной на третьем месяце, взял себе. Затем Элбэг-хан спросил у ханши Улдзэйту: “Ты забеременела от моего младшего брата хунтайджи, или от другого человека?” Ханша из мести, обманывая его, ответила так: “Это от Хухай-Тайху. Мы с ним уже давно живем. Поэтому-то, несмотря на то, что я издавна стремилась видеть вас, он меня не пустил, а тебе зря наврал, будто я сильно рассердилась”. Когда она так рассказала, хан ей полностью поверил и распорядился без всякого допроса убить Хухай-Тайху»]: 41-42, 95-96.

Субарктика. Бивер.

СЗ Побережье. Цимшиан; хайда.

Побережье - Плато. Западные сахаптин; нэ персэ.

Средний Запад. Восточные кри; северные оджибва (Сэнди Лейк); оджибва; алгонкины [без уточн. группы]; кикапу.

Северо-Восток. Наскапи; монтанье; сенека; ср. наскапи [Aiasheu замечает царапины на груди жены; она объясняет, что поймала куропатку, но он думает, что это след того, что его сын с ней совокуплялся; везет его на остров собирать птичьи яйца, оставляет том; плохо обращается с женой; когда та говорит, что сын вернулся, А. толкает ее в огонь; юноша спасает мать, сжигает отца; мать превращается в малиновку; ее грудь покраснела от ожога]: Millman 1993: 93-94.

Равнины. Сарси; черноногие; ассинибойн; санти; тетон.

Юго-Восток США. Туника; билокси.