Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

K11B. Тростник из костей птицы. .57.59.62.63.

Кости огромной птицы превращаются в тростник или бамбук для изготовления стрел или сарбаканов.

Макиритаре, яномами, пемон, барасана, макуна, мура.

Южная Венесуэла. Макиритаре [владелец грома и молнии запрещает сестре копать маниок на его участке; та копает; он убивает молнией ее двух сыновей; кладет их сердца на развилку дерева Kudi; они превращаются в маленьких орлят-гарпий Dinoshi; вырастают, у них броня на груди, Kudi превращается в гору; жена человека идет выяснить, в чем дело, Д. съедают ее; хватают и поедают людей; человек-анаконда Kudene создает первый кураре; птица-трубач узнает, что спина Д. уязвима для стрел; их убивают отравленными стрелами; их перья и кости превращаются в бамбук для изготовления духовых ружей]: Civrieux 1960: 183-184 (примерно то же в 1980: 85-87); яномами [(Cocco 1972: 314-316); владелец грома Kasé-nudu охотился, поражая добычу молниями; не велит сестре приходить на свой участок с маниоком; та пришла; он повел в лес ее двух детей, убил громом, сердца положил на развилку дерева; они превратились в огромных орлов-гарпий Dinoshi; убийца испугался; дерево стало горой с гнездом гарпий на вершине; их перья как броня; Enneku, жена убийцы, пошла за ними, они ее съели; стали хватать, уносить людей; Kudene (походил на водяную змею) приготовил кураре; птица-трубач узнала, что сзади Д. не имеют брони; К. поразил их стрелой; упавшие перья превратились в бамбук для духовых ружей; где сами упали, растет лучший бамбук]: Wilbert, Simoneau 1990b, № 126: 222-225.

Гвиана. Пемон [человек женится на дочери Грома; тот требует до своего возвращения обработать участок (птицы выполняют это и другие задания); человек подменяет палицу Грома бессильной подделкой; младший брат человека превращается в тапира, Гром его убивает; человек кладет сердце тапира в горшок, оно превращается в птицу-людоеда Мочима; птицы убивают М. отравленными стрелами; перья М. превращаются в огромных земляных червей; на могиле вырастает тростник, из которого делают духовые ружья]: Armellada 1973, № 15: 61-63

СЗ Амазония. Барасана [Месяц (Муйху), сын Мени, по ночам приходит к сестре (ее имя Мéнери-Я, МЯ), она забеременела; развела черную краску, вымазала ему лицо; утром опознала; с тех пор на луне пятна; Месяц от стыда утопился; его тело сгнило на берегу; Летучая Мышь поел его плоть, с тех пор стал людоедом; Мени послал филина-шамана искать сына, тот не нашел (с тех пор у сов большие глаза); три брата Адиаба (создатели) нашли кости Муйху; велели муравьям их соединить, облепили листьями табака, создав новое тело; Муйху ожил, но снова распался на части, когда средний А. сказал, что М. спал с МЯ; А. снова его оживили; МЯ не узнала его; у него с собой обезьянка, он попросил МЯ достать ей для еды плод каймо с вершины дерева; сделал дерево высоким, МЯ осталась в верхнем мире; птица mochilero стал искать ее, увидел отражение; МЯ кусала оса, мочилеро убил осу, принес МЯ воды, ножной браслет; сплел веревку спуститься; веревка оборвалась, МЯ упала, вернулась домой; Муйху велел ей принести воды, но наполненный сосуд немедленно высыхал; пока она пыталась наполнить его, Мени и Муйху ушли; на развилке Мени оставил украшенный перьями индюка сосуд, тот выглядел как человек; Мени велел ему указать МЯ верную дорогу, если МЯ придет, плача, и ложную, если смеясь; МЯ смеялась, пока была далеко, а подойдя к сосуду, плакала; сосуд указал дорогу к Ягуарам; МЯ пришла к Опоссумихе; та предложила ей лечь в гамак ее сына, но он плохо пах, МЯ пошла дальше; у Ягуаров дома была их мать Оако – сестра Мени; Ягуары вернулись с работы на участке, несли топоры; Ягуар увидел в зеркало спрятавшуюся в сосуде МЯ; та плюнула из отвращения; младший из Ягуаров согласился с ней танцевать; начав с пальцев, съел ее; потроха отдали матери; та понесла их мыть на реку, мальчик Warimí Sué из матки прыгнул в воду; Ягуары пытались его поймать; он стал лягушкой; они съели лягушку, но на самом деле он спустился по реке туда, где живут сыновья Мени; купался с ними; мальчики не знали, кто он; он не заходил в дом; раскрашивал или съедал бабочек; их отцы велели им приманить В.; большую девочку зарыли в песок, другие написали сверху; слетелись бабочки; В. стал иъ раскрашивать, девочка схватила его; В. стал маленьким мальчиком, начал плакать; Мени подумал, что это ребенок его старшей дочери; передавали от одной дочери к другой, но В. перестал плакать только на коленях у младшей; на него подули, раскрасили красной краской (с тех пор так поступают с младенцами); В. быстро вырос в десятилетнего мальчика; Мени сказад ему, что его мать съели ягуары; В. пришел в малоку Ягуаров, снова стал младенцем; съевший Менери-Я ягуар тронул В., лизнул палец, оказалось горько; В. увидел, как этот Ягуар отрыгнул кровь его матери; В. превратил Ягуаров в разных животных (тапир, пака и пр.), они едят друг друга; Ягуары играли звучащей калебасой, сделанной из головы матери В., слышен ее голос, Сын мой; В. подложил вместо себя в гамак бревно, Ягуар его съел; утром Ягуары снова играли черепом МЯ, В. отшвырнул его в лес; велел водомеркам собрать шелуху орехов пальмы мирити, бросил ее в воду, она превратилась в пираний; Тапира, с которым он пошел собирать мирити, В. толкнул в воду, пираньи съели его; В. сделал мост, Ягуары пошли по нему, В. его качнул, Ягуары упали, пираньи их съели; съевщий МЯ держал одну лапу над водой, остался с одной лапой; дом Ягуаров В. сжег; пришел к Мени, показал ему раны, которые сам же себе нанес; попросил Мени пойти с ним против Ягуаров; они все мертвые; Warimí попросил Watsóa Wehéro сбросить ему плод уансоко; тот сделал лестницу, предложил подняться, отбросил лестницу, В. не может спуститься; зимой прилетели Цапли, дали ему перья, научили летать; на пути ловушка как ножницы; В. сунул в нее бревно, все благополучно пролетели; на участке огонь, В. вызвал дождь, все пролетели; с ними летели утки и прочие птицы; прилетели к Romí-Kumú; она всех накормила; подозревает, что с птицами кто-то есть, т.к. съедено больше обычного; устраивает праздник дабукури; птицы вернулись назад, а В. остался с РК; она взяла его в дом своего отца Rimáhinó (Змей Яда); РК разбудила его, дотронувшись раскаленным черепком; В. стал блохой, Р. снял его со своей спины, сунул в рот; В. выскочил через нос, когда Р. чихнул, унес яд; прилетел птицей к своей бабке, к жене Mení; стал варить яд, попробовал, потерял сознание; в это время змеи украли его, стали ядовитыми; В. убил из духового ружья орла-людоеда Ramé; его кровь превратилась в различные виды тростника; его перья взяли для танцевальных костюмов, он научил многим песням]: Torres Laborde 1969: 31-45; макуна [Летучая Мышь (Murciélago tigre) женился; у жены трое братьев; он идет с одним на охоту, убивает, ест, говорит, что его убил ночью зверь; то же со вторым братом; жена садится, расставив ноги, Летучая Мышь смеется, жена видит человеческие волосы у него в глотке и на зубах; последний брат идет с ним в лес, кормит рыбой, кость застревает в горле Летучей Мыши; вытаскивая ее, брат видит волосы; бьет Летучую Мышь камнем, которым тот убивал других; Летучая Мышь превращается в летучую мышь; люди обложили дровами дерево с летучими мышами, сожгли; два детеныша остались, пришли к женщине, у которой трое взрослых сыновей и один младенец; их оставили следить за младенцем, они высосали у него через пальцы кровь, он умер; самку сожгли, из ее пепла вырос тростник для флейт; самец превратился в страшного орла, убивал людей, его убили стрелами]: Århem et al. 2004: 509-517.

Центральная Амазония. Мура (нижний Пурус) [скопа (Strix clamator) Yacurutu и его сестра – великаны, они ели детей мура; шаманы привели на берег деда-черепаху; Я. вцепился в него, когти застряли; сестра тоже застряла; уходя под воду, Я. говорит, что из его рук вырастет дерево делать луки, из...(?) – клей для стрел, из жира – castanha paraalisar o gomo da flecha de arco, из перьев – лиана для изготовления тетивы, из волос – curana для ниток для стрел (привязывать?), из костей – бамбук для наконечников стрел]: Barbosa Rodrigues 1890: 267-269.