Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

K27u2. Новости от перекати-поля. .29.30.33.34.

Властный персонаж велит узнать, куда катится перекати-поле или какие от него новости.

Калмыки, туркмены, казахи, каракалпаки, киргизы, тувинцы.

Кавказ – Малая Азия. Калмыки [хан хочет найти умную жену дураку-сыну; пошел дождь, две девушки побежали домой, третья накрыла бешметом кизяки и отогнала телят от коров (чтобы они не высосали молоко); бешмет намок, но высушу у огня; хан: сколько в мешке кизяков? девушка: столько же, сколько ваш конь ступил от дворца до нашей кибитки; хан велит приготовить кумыс из бычьего молока, обшить кибитку пеплом; девушка обшила кибитку рогожей и выжгла, поставила шест (значит, в доме кто-то рожает); хан: разве мужчина может рожать? девушка: в ханстве, где готовят кумыс из бычьего молока, может; хан велит приехать на двуглавой лошади не по дороге и не по степи, по приезде сесть не внутри кибитки и не снаружи; дочь велит отцу приехать на жеребой кобыле, скакать по обочине, сесть у порога снаружи, накинув на спину войлок кибитки; хан велел в следующий раз приехать с сумой для золота и арканом для лошадей; сума никак не наполнится, арканом можно ловить сколько хочешь лошадей; девушка: сума из человеческих глаз, чтобы наполнилась, надо подсыпать песку; аркан из человеческой жилы; чтобы он сократился, надо один конец прижечь; хан женил сына на этой девушке; заболел; велел сыну догнать перекати-поле, узнать у него, где оно будет дневать-ночевать; жена велела ответить: надо спросить у оврага и ветра; хан велит сыну привести лошадь с двумя головами, которые смотрят в разные стороны; жена: приведи жеребую кобылу, голова жеребенка направлена назад; хан спокойно умер]: Джимбинов 1962: 149-152 (=Вардугин 1996: 471-473): 19-31.

Иран – Средняя Азия. Туркмены [Солтансоюн выехал на охоту; велит визирям и векилям расспросить перекати-поле о новостях; они не знают, что делать; С. посылает Мирали; тот передает ответ перекати-поля: «О таких вещах не спрашивай. Откуда я прибыло, знает лишь ветер, а куда прибуду, знает овраг»; С. хвалит М. за ответ]: Стеблева 1969. № 72: 344-345.

Туркестан. Казахи [бедняк Жиренше-Шешен умен; спрашивает женщин о броде; Карашаш: тот, что направо, далек, но близок, а налево – наоборот; ЖШ понял, поехал направо; другие всадники поехали налево к близкому броду и чуть не утонули; пошел дождь, все женщины принесли мокрый кизяк, а К. сухой – закрыла его своим телом; К.: отец зарежет для вас барана, а не добудет – так две овцы; отец К. попросил барана у бая, тот не дал, он зарезал единственную овцу, которая ждала ягненка; в юрте ЖШ и К. переговариваются жестами, отец отдал ее; хан велит ЖШ служить ему, намереваясь отобрать жену; велит догнать перекати-поле, узнать у него, куда катится; ЖШ: перекати-поле ответил, что куда – ведомо ветру, откуда – оврагу; хан велит явиться ни днем, ни ночью, ни пешком, ни на коне, остановиться ни во дворце, ни снаружи; К. советует явиться на заре верхом на козе, остановиться под перекладиной ворот; хан дал баранов, велит, чтобы они объягнились как овцы; К. велит осенью зарезать баранов; весной пришел хан; К.: муж пошел подоить ручную перепелку, скоро вернется; когда К. состарилась и умерла, ЖШ при этом известии тоже умер]: Сидельников 1962: 383-391 (=Дауренбеков 1979: 365-369, =Жанузакова 1977: 263-268); каракалпаки (Кунградский или Шуманайский р-н) [во время соколиной охоты Джанибек-хан сказал Джийренше: «Поговори с перекати-поле о том, куда оно катится, узнай об этом и приходи»; Джийренше слегка наступил на перекати-поле и, сделав вид, что побеседовал с ним, вернулся к хану; сказал, что перекати-поле ответило так: «То, когда мы поднимаемся, ветер знает, а то, где мы ночуем, ложбины знают; ты же, спрашивающий об этом, – бездельник, и хан, который заставил тебя спросить, – бездельник»; хан был поражен этими словами и дал Джийренше много денег]: Баскаков 1951, № 2: 232-233; киргизы: Брудный 1954 [хан Джаныбек осадил город хана Султанмамыта; тот со злости велит юноше в старой шубе убираться; юноша комментирует поведение хана; хан спрашивает юношу, где остановится перекати-поле; юноша: там, где воздух остановится; просит послать его к Дж., дав самого высокого верблюда и самого старого козла; Дж. возмущен, что к нему приехал мальчишка; юноша: если нужен высокий и седобородый, то вот верблюд и козел; хан обещает подарить, что юноша хочет; тот просит столько земли, сколько влезет в шкуру верблюда; юноша разрезал шкуру на ремешки и опоясал свой город]: 91-92 (=Брудный, Эшмамбетов 1963: 225-227, =1977: 153-154, =Леденёв 1987: 22-24); Кебекова, Токомбаева 2007 [хан с визирем отправились на охоту; налетел холодный ветер; визирь предложил съездить к нему домой, пообедать; увидев жену визиря, хан задумал ее отобрать; на следующий день над ними пролетели семь гусей; Хан визирю: «О чем кричат гуси? Растолкуй, если не сумеешь – отрублю голову». Визирь попросил время до завтрашнего дня; его дочери нет и пяти; она попросила знакомого мальчика и отвезти ее к ханской дочери, прославившейся своей мудростью; та посоветовала ответить, будто гуси сказали: «Если визирь хороший — хан будет хорошим, если жена хорошая — муж тоже будет хорошим». Визирь так и сделал; в следующий раз хан требует ответить, что сказало перекати-поле; ханская дочь: «Где я ночую, горная ложбина не знает, где я летаю, ветер не ведает, и хан твой, что велел спросить это — дурак, и ты сам, что это спрашиваешь — тоже дурак». Визирь избежал казни, а хан понял, что того научила его дочь; на другой день созвал тысяцких и повелел: "Моя дочь будет выбирать мужа, соберите народ". Девушка никого не выбрала. Хан: "Кто не пришел?". Один старец: "На островах посреди воды есть один, то ли человек, то ли безумец. Голова у него покрыта паршой, ест он траву, его не достает". Хан обвенчал дочь с этим человеком, отвез в глухие горы, сказав: "Посмотрим как теперь ты скажешь "Если жена хорошая, то и муж будет хорошим". Хан запретил людям ездить в эти горы, только раз в неделю глухонемой старик отвозил туда еду. Ханскую дочь навестила ее мать, дочь обещала сделать из мужа человека. Откормила его кобыльим казы (конский брюшной и реберный жир и содержащая его колбаса), вымыла голову, у него зажили язвы, на голове выросли густые волосы. Жена вышила шапку, велела мужу продать на базаре, купить соль, на обратном пути разбросать ("шор": соль; беды, несчастья)". Затем жена купила мужу иноходца, приодела, велела поехать к ее отцу и позвать в гости с 40 джигитами. И пусть 7 дней никто не разжигает огня. На шестой день вошел аксакал со словами: "Что вы за люди, не исполняющие ханское повеление? Жители города семь дней не смеют развести огонь и готовить на нем пищу. Только в вашем доме огонь". Ханская дочь все объяснила. Незнакомец: "Пусть еда ваша будет в достатке, а имя ваше добрым". Ханская дочь поняла, что это был Кыдыр. В день приезда хана женщина развела огонь, подвесила над очагом один казан с мясом, испекла один казан хлеба, вскипятила один самовар чая. Угощения хватило на всех, даже остался излишек. Хан признал дочь, повинился, передал ханство бывшему паршивому]: 252-257.

Южная Сибирь – Монголия. Тувинцы [Коолу-Сандак пришел представиться хану; тот дал ему мяса; КС стал искать на чем и чем бы разбить кость; хан дал ему две серебряные монеты, КС разбил кость, а, поев, ушел, забрав и монеты; хан послал слугу вернуть деньги, но КС ответил, что хан не должен отбирать то, что дал; хан решает найти повод отрубить КС голову: дать 10 табакерок, 10 трубок – пусть вернет, не перепутав; залить землю у коновязи водой – если поскользнется, значит поклонился не хану, а столбу; дать пиалу горячего чая – если прольет, значит не уважает хана; но СК все безупречно выполнил; хан велит узнать, куда катятся перекати-поле; КС передает их слова: «Мы вышли из земли в среднем месяце весны, а в среднем месяце осени оторвались от земли. Сейчас мы спешим к оврагу, там собираются все наши братья». Хан велит расспросить белого всадника на горе (это снег); КС: «Недавно, в среднем месяце осени, я приехал из верхнего мира, а в среднем месяце весны поеду в нижний мир»; навстречу Хюн-хан на вороном жеребце; Ай-хан обвиняет КС, что тот ему не поклонился, но КС сумел отклонить обвинение]: Ватагин 1971, № 22: 167-171.