Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

K52c1. Пенис вместо рыбы. (.32.).33.34.36.39.

Демонстрируя свою силу, шаман, колдун или иной персонаж с магическими способностями делает так, что жилище, в котором находится он и другие люди, начинает наполняться водой. Иногда говорится, что эта вода является иллюзией. Один из эпизодов: магический специалист велит присутствующим взять появившихся вместе с водой птиц или рыб либо они начинают ловить их по собственной инициативе; когда вода исчезает, люди видят, что держат в руках не пойманных животных, а свои пенисы или что-нибудь другое.

(Казанские татары), казахи, прибайкальские и забайкальские буряты, западные (вилюйские) и северо-восточные (верхоянские) якуты, лесные юкагиры.

(Ср. Волга – Пермь. Казанские татары (Тетюшлинский р-н Башкирии, 1984 г.) [«Однажды собравшиеся на дружеский ужин старики попросили Гали Чокрый: “Сказывают, ты обладаешь волшебством, покажи-ка и нам!” “Хорошо, – согласился Гали Чокрый, – покажу свое искусство, только чур, без обиды. Вон, видите?” И показал на печку. А на печке лежали для просушки валенки гостей. И что же видят старики? На печке не валенки, а утки плавающие. Тогда Гали Чокрый повелел: “Зарежьте уток!” Один из присутствующих быстро схватил нож и поочередно начал каждой утке отрезать голову. Когда он закончил это, о чудо: утки пропали, а у всех валенок оказались отрезаны носки. Старики изумились, заохали, стали умолять хазрета: “Как это у тебя выходит? Научи-ка нас”. “Для этого нужно положить тушки семи ласточек в закрытую посуду, поставить посуду в печку и варить на пару”, – ответил Гали Чокрый»]: Гилязутдинов 2015, № 109: 120).

Туркестан. Казахи: Комаров 1905 («киргизы») [«Вокруг юрты варится в 10-30 котлах баранина, а баксы развлекает гостей игрой {на кобызе или домбре} и пением или же показывает фокусы. Самой забавной проделкой его считается та, когда баксы отводит глаза. Так, например, баксы заявляет сидящим в юрте, что в ней будет наводнение и что каждый мужчина должен изловить щуку, а каждая женщина – утку. Происходит всеобщий переполох, но вода через несколько минут исчезает, а гости держат в руках, кому что попало. Конечно, снова подымается всеобщий смех»]: 790; Турсунов 1999 [«Якутские ойууны якобы проделывали и трюк, исполнявшийся казахскими баксы Байсакалом и Табынбаем баксы Тулькибайулы (из рода шомекей, колена бозгул; 1860-1925): во время камлания юрта якобы заполнялась водой, в которой плавали крупные рыбы {далее – пересказ якутских данных из Худяков 1969: 346-347}»; сведения о Табынбае-баксы сообщены автору собирателем фольклора Алькуатом Кайнарбаевым]: 92-93.

Южная Сибирь – Монголия. Прибайкальские буряты (Ольхонский край, 1903 г.) [«В старину, лет 100 тому назад, не более, как-то русские чиновники вызвали бурятских шаманов и шаманок, чтоб посмотреть, как они будут шаманить, а в случае возможности истребить их. Из Забайкалья приехала молодая шаманка, красавица Модон. Из Куды Иркутской губернии – шаман Ахайтан. У него был товарищ Далаши. Из Хунты (Иркутской губернии) – Хутоохэйн хүбүүн Мужи. Они сперва раздробили камень, с корову величиной, на Топхое [возможно: Топхор], верхоленской горе, посредством заклинаний. В городе посадили их в тюрьму и подожгли снаружи. Они испустили из себя воду и потушили огонь. Чтобы показать свое могущество, взобрались на конях на собор и шаманили там. Чиновники попросили показать еще какое-нибудь чудо. Тогда шаманка пустила в присутствии чиновников воду из окна в комнату. Потекла она, словно река, а в ней омули, омули... один другого жирнее. Чиновники поймали по рыбе. Потом оказалось, что они держались за свои члены...»]: Жамцарано 2011: 76; забайкальские буряты (пос. Агинское Агинского Бурятского окр. Забайкальского края, 1961 г., от информанта 1881 г.р.) [иркутское начальство решило испытать шаманку Модоон, пригласило её в город; от горы, на склонах которой она жила, до Иркутска надо было добираться верхом на лошади шесть дней; М. прошла это расстояние за шесть часов; по пути переплыла Байкал: на воде ее не было видно, только плыли поверху две ее тросточки; когда явилась перед чиновниками, те сказали, что хотят посмотреть на ее волшебство; она велела открыть окна; хлынула вода, приплыла разная рыба; М. сказала присутствующим, чтобы те ловили рыбу; люди начали это делать; через некоторое время М. спросила, всю ли рыбу они поймали; оказалось, что люди держат друг друга: кто за руку, кто за ногу, а кто за ухо или нос; чиновники захотели наказать М., она не была против; ее вывели на улицу, на глазах большой толпы стали стегать прутьями по спине; затем увидели, что М. сидит на крыше, – они же хлестали по спине жену одного из чиновников; М. посадили в тюрьму; потом оказалось, что она сидит на крыше и смеется; заглянув в тюрьму, обнаружили, что там находится жена одного из чиновников; М. отпустили]: Тугутов, Тугутов 1992, № 112: 280-281.

Восточная Сибирь. Вилюйские якуты (1920-е гг.) [старинные шаманы наводняли юрту и наполняли ее карасями; затем просили присутствующих взять нож и очистить несколько карасей; когда люди, взяв рыбу и нож, приготовлялись чистить, то оказывалось, что ни воды, ни карасей нет, и они сидели, держа одной рукой нож, другой свои пенисы]: Попов 2008: 55; верхоянские якуты (конец 1860-х гг.) [«Затем шаман отворит дверь юрты, и в ней сделается большая вода. В этой воде шаман станет сеть метать, и попадет ему рыба сиг. Шаман схватит ее одною рукою, а другой держит палочку и ударяет, затем отдает рыбу кому-нибудь из домашних. “Крепче, хорошенько стой!”, – скажет ему шаман. Тот крепко держит эту белую жирную рыбу обеими руками у живота. Но в воде, пущенной шаманом, много ходит рыбы, и шаман наловит ее столько, что каждому из присутствующих даст по рыбе, и те держат ее крепко, как первый. Потом шаман ходит, ходит по юрте, песни поет и, наконец, скажет: “Ну, давайте рыбу!”. Каждый человек хочет отдать ему рыбу, взглянет: а ее нет, в руке же у него половой орган (как у мужчин, так и у женщин). Это значит, шаман всех обморочил. Тут шаман снова откроет дверь: не станет ни воды, ни сети, и куда все это делось, никто не узнает»]: Худяков 1969: 346-347.

СВ Азия. Лесные юкагиры (с. Нелемное Верхнеколымского улуса) [«В селе мужики донимали одного человека: “Чем сверхъестественным ты обладаешь, покажи!” Наконец он согласился: “Я покажу, только одних мужиков соберите в доме, без женщин”. Собрались. Махнул он на угол дома – тот открылся. Вода в дом зашла, ноги стали поднимать. Рыбы много плывет. Кто-то из этих мужиков уже сети ставит. Лодка-ветка плывет – он кого-то в лодку посадил. Всем мужикам рыбу раздал. “Все рыбу получили?” “Все!” Махнул рукой – вода ушла, двери закрылись. “Ну, теперь мне ваш улов дайте”. Смотрят – свои половые органы в руках держат. С тех пор перестали к нему приставать»]: Жукова 2008: 31 (ср. [двое русских и якут пришли раскулачивать юкагирского шамана; потребовали что-нибудь показать; шаман закрыл окно, воткнул в дверь четыре ножа и сказал пришедшим не выходить из дома; дверь открылась, хлынула вода, поднялась до потолка; появился налим, поиграл в воде и выплыл наружу; пришедшие попросили показать что-нибудь еще; окно открылось, вошли медведи, стали бороться; затем вошли лошади, тоже стали бороться, съели друг друга; после появилась половина человека и через некоторое время ушла; шаман и пришедшие спустились к реке; шаман спросил, видят ли они рыбу; они ответили, что да; шаман велел им ее ловить; рыба (чукучан) пошла валом, люди стали ее хватать; шаман сказал им встать; пришедшие встали, увидели, что держатся за свои пенисы; застыдились, пообещали шаману больше его не трогать]: Николаева и др. 1989 (2), № 45: 25-27 {немного отличающийся перевод в Курилов 2005, № 62: 439-443; этот же текст с небольшой обработкой либо очень близкий вариант в Жукова 2008: 31-32}).