Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

L15G. Сгоревшее полено (смерть Мелеагра), ATU 1187. .13.15.27.31.

Жизнь человек связана с предметом, который можно сжечь. Как только предмет сожжен, человек умирает.

Дараса, португальцы, испанцы, Арагон, ладины, итальянцы, ирландцы, шотландцы, валлийцы, англичане, французы, фризы, фламандцы, немцы, Древняя Греция, греки, финны, литовцы, (японцы: в Uther 2004 ссылка на Ikeda, но данный мотив там отсутствует, а текст, в котором человек обманывает Смерть, есть литературный пересказ итальянского оригинала).

Судан – Восточная Африка. Дараса [человек пошел с другими на войну, но уклонился от участия в сражении; от стыда боится вернуться; Бог советует ему либо покончить с собой, либо вернуться к жене, которая родила ему сына; человек возвращается; сын вырастает, идет с отцом на войну, отец слаб, возвращается домой; перед смертью делает деревянный жезл, велит хранить; сын возвращается, женится; умирая, мать передает жезл невестке; молодой муж разлюбил жену, она бросила жезл в огонь; когда он догорел, муж умер]: Jensen 1936, № 34: 524-525.

Южная Европа. Арагон [по разным причинам (договор с дьяволом или со святым) человек в обмен на исполнение своего желания соглашается умереть, как только догорят горящие сейчас полено или свеча; после этого гасит полено (свечу) и надеется, что будет жить вечно; устав жить, он сам просит сжечь полено (свечу)]: González Sanz 1996, № 1187: 108-109; испанцы, итальянцы, ладины: Uther 2004(2), № 1187: 68; португальцы [Мелеагр. Человек на небе: разрешение жить, пока не погасла свеча]: Cardigos 2006, № 1187: 265.

Западная Европа. Ирландцы, шотландцы, валлийцы, англичане, французы, фризы, фламандцы, немцы: Uther 2004(2), № 1187: 68.

Балканы. Древняя Греция: Apollod., I, VIII, 1-3 [Мелеагр был сыном Ойнея, царя Элиды; его настоящий отец - Арес. Мойры сказали его матери Алтее: ребенок умрет, когда догорит находящееся сейчас в очаге полено. Алтея выхватила и спрятала головню. Ойней принес осенью начатки плодов в жертву всем богам, забыв Артемиду. Та наслала вепря на окрестности Калидона. Ойней пригласил участвовать в охоте на него всех героев Эллады. Первой ранила вепря девушка - Аталанта. Мелеагр добил его и передал шкуру-трофей Аталанте. Братья Алтеи возмущены, что трофей отдан женщине, а не им. (Раз сам Мелеагр от него отказался, они - его ближайшие родственники). Мелеагр их убил. Узнав это, Алтея сожгла головню, Мелеагр умер] (Аполлодор 1972: 12-13); Ant. Lib. [«Метаморфозы» Антонина Либерала (II в.), со ссылкой на утраченную поэму Никандра Колофонского «Превращения» (II в. до н.э.): «Ойней, сын Порфея и внук Ареса, царствовал в Калидоне, и от Алфеи, дочери Фестия, родились у него сыновья Мелеагр, Ферей, Агелей, Токсей, Климен, Перифант и дочери Горга, Евримеда, Деянира и Меланиппа. Когда Ойней однажды приносил в жертву первинки от имени всей страны, он забыл Артемиду, и она в гневе наслала дикого кабана, который разорял землю и многих убил. Тогда Мелеагр и сыновья Фестия собрали доблестных героев со <всей> Эллады на войну против кабана. Те пришли и убили его. Мелеагр, производя раздел его мяса героям, взял себе голову и шкуру как почетную добычу. Но Артемида разгневалась еще больше за то, что они убили ее священного кабана и возбудила среди них раздор. А именно, сыновья Фестия и остальные куреты требуют шкуру кабана, говоря, что им принадлежит половина добычи. Мелеагр же отбирает шкуру силой и убивает сыновей Фестия. По этой причине разгорелась война между куретами и калидонцами, но Мелеагр не выходил на бой, порицая мать за то, что она прокляла его за смерть ее братьев. Когда же куреты были близки к тому, чтобы захватить город, Клеопатра, жена Мелеагра, убедила его помочь калидонцам; восстав против войска куретов, он сам умирает, так как мать сожгла головню, врученную ей Мойрами. Ведь они выпряли ему такую долю, что он будет жить до той поры, пока остается в целости головня» (пер. В.Н. Ярхо)]: II; Гигин 2000, № 171 [когда с Алфеей, дочерью Фестия, в одну и ту же ночь возлегли Ойней и Марс и у них родился Мелеагр, во дворце внезапно появились парки Клото, Лахесис и Атропос; они пропели ему судьбу: Клото сказала, что он будет благороден, Лахесис – что храбро, а Атропос – что он будет жить, пока не сгорит эта головня. Когда его мать Алфея услышала это, она вскочила с ложа, потушила головню и зарыла ее, роковую, среди дворца, чтобы она не попала в огонь]: 206; греки: Uther 2004(2), № 1187: 68.

Балтоскандия. Литовцы [после родов мать и повитуха зажгли в бане огонь, услышали голос, «Пока хворост не догорит»; мать погасила огонь, положила обгоревшие ветки в свой сундук; сын вырос, женился, мать умерла; теща и жена нашли в сундуке ветки, бросили в огонь; когда они догорали, вошел муж, рассказал свою тайну, умер]: Vėlius 1998: 31 (начало кратко в Кербелите 2001: 246); финны: Uther 2004(2), № 1187: 68.