Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M136A. Носят свет в мешках, ATU 1245.

.15.16.23.27.28.29.31.32.(.36.).39.

Люди пытаются внести в помещение или вынести из него свет, темноту, дым и т.п.

Арагон, испанцы, баски, португальцы, итальянцы, бретонцы, валлоны, немцы, австрийцы, фризы, фламандцы, англичане, ирландцы, каннада, венгры, румыны, словенцы, греки, албанцы, болгары, русские (Архангельская, Олонецкая, Псковская), украинцы (Галиция), белорусы, поляки, чехи, словаки, турки, западные и восточные (инари) саамы, норвежцы, исландцы, фарерцы, датчане, шведы, финны, карелы, вепсы, ливы, вожане, эстонцы, литовцы, латыши, мари, казанские татары, (якуты), Марково.

Южная Европа. Арагон [в дом без окон пытаются мешком носить солнечный свет]: González Sanz 1996, № 1245: 112; испанцы (Мурсия; популярный мотив, наверняка есть и в других областях Испании) [в дом без окон мешком носят солнечный свет; человек учит проделать окна; обычно в контексте истории, в которой парень отправляется на поиски людей, которые были бы глупее его невесты]: Hernández Fernández 2013, № 1245: 185; баски: Webster 1877: 11 в Uther 2004(2), № 1245: 87; португальцы (много записей) [в дом без окон свет носят решетом; человек получает деньги за то, что снимает с крыши пару черепиц, чтобы свет проникал внутрь]: Cardigos 2006, № 1245: 269-270; итальянцы: Uther 2004(2), № 1245: 87.

Западная Европа. Бретонцы [мать велит глупой дочери по имени Hanne приготовить суп к приходу жениха, положить в котел сало и прочее, а потом тушить капусту; Х. сует в котел собаку, которую звали Прочее; мать объясняет ошибку, велит держать бульон на огне, чтоб он загустел («связался»); дочь для связки кладет в котел волокна конопли; после прихода жениха мать посылает Х. в погреб за яблочным вином; та открывает краник в бочке, подставив кружку и начинает думать: когда она станет рожать детей, как же их назвать, ведь все имена уже разобраны; вино продолжает литься; в погреб спускаются мать, затем отец, начинают размышлять вместе с дочерью; увидев, в чем дело, жених обещает вернуться, если найдет трех таких же глупцов; жнецы срезают по колоску, относят домой, затем бегут на поле назад; юноша дал им серп; один взял его за лезвие, порезался, решил, что этот зверь кусается, он стал его бить; женщина возит в тачке солнечный свет согреть в доме младенца, но в тени свет пропадает; юноша советует вывезти в тачке ребенка на солнышко; в замке слуги не знают, что делать с дерьмом, которое оставил волк, хозяин страдает от запаха; юноша учит выбросить дерьмо; возвращается к невесте и женится на ней; все хорошо]: Soupault 1959, № 45: 299-302; валлоны [люди построили церковь, а в ней темно хоть глаз выколи; они стали кастрюлями, ситами, корзинами носить в нее свет; один человек посоветовал сделать окна]: Laport 1932, № *1245: 96; немцы, австрийцы, фризы, фламандцы, англичане, ирландцы: Uther 2004(2), № 1245: 87.

Южная Азия. Каннада [муж и жена – дураки, вечно ссорятся по-дурацки; человек советует мужу пойти посмотреть на других дураков; в одном месте люди носят в дом свет в корзинах; человек прорубил им окна; в другом месте женщина тащит на крышу буйвола, чтобы он пощипал выросшую там траву; человек забрался на крышу, скосил траву; в третьем месте люди собираются снести дверь со стеной, чтобы втащить бревно; человек посоветовал распилить бревно; человек вернулся домой и больше не делал глупостей]: Ramanujan 1997, № 81: 65-66.

Балканы. Болгары [дураки (мать с дочерью) пытаются мешками носить свет в дом без окон; проходящий мимо человек проделывает окна и, как правило, награжден]: Даскалова-Перковска и др. 1994, № 1245: 404-405; венгры [у крестьянина жена и дочь; молодой человек пришел на смотрины; дочь спустилась за вином в погреб; стала думать: она выйдет замуж, родится сын, она купит ему полушубочек, мальчик заберется в погреб, на него упадет бревно, убьет, кому же останется полушубочек; дочь плачет, мать, затем отец к ней присоединяются; жених идет искать трех таких же дураков; один человек пытается вилами забрасывать орехи на крышу (парень отнес их в мере, получил деньги в награду); другой носит корытом свет в дом (парень прорубил окна); женщина запихивает цыплят под наседку (парень: наседка сама их спрячет при виде коршуна); парень вернулся, женился на девушке, полушубочек купили, но мальчик не убился]: Важдаев 1962: 91-94; словенцы, румыны, греки, албанцы: Uther 2004(2), № 1245: 87.

Средняя Европа. Русские (Архангельская, Олонецкая, Псковская), украинцы (Галиция), белорусы [Носят солнечный свет в мешках (решетах, корытах): в дом без окон]: СУС 1979, № 1245: 277; русские (Пинега, 1927, дер. Поганец, школьница 7-8 лет Анисья Храмцова) [Одна из трех дочерей отправляется под гору принести воды из реки. Река предсказывает девушке, что у нее родится сын Иванушко, он пойдет через мост в гости, упадет в воду и утонет. Девушка садится и плачет на берегу. За ней идет вторая и третья сестра, им предсказывается то же и они так же садятся на берег и плачут. За ними приходит мать, затем отец, слышит предсказание, садится плакать. Старший сын не может дождаться воды, видит плачущих родственников, сердится и сажает их в сарай и обещает выпустить, если только сможет найти более глупых людей. Сын уходит, видит как старик коробом солнце в избу без окон носит – прорубает ему окна за сто рублей, запрягает мужику коня за сто рублей, учит мужика штаны надевать (прежде его жена держала штаны, он прыгал в них с полатей, но мимо). Сын возвращается домой, выпускает сестер и родителей]: Карнаухова 1934, № 72: 156-157; поляки [дураки построили дом без окон и носят туда свет мешками и т.п.]: Krzyżanowski 1963, № 1245: 33; чехи, словаки: Uther 2004(2), № 1245: 87.

Кавказ – Малая Азия. Турки [невеста рыдает: если она выйдет замуж и родит ребенка, тот может упасть с дерева; человек идет искать еще более глупых; дураки пытаются ситом вносить в дом солнечный свет; не могут вытащить руку из кувшина и собираются отрубить руку; тащат корову на крышу, чтобы она съела выросшую там траву; человек говорит женщине, что идет в ад, она дает ему еду для покойного родственника; ее муж скачет вслед за обманщиком; завидев погоню, обманщик говорит мельнику, что того собираются схватить, мельник пытается убежать, муж женщины за ним, а обманщик ускакал на его коне; мельник продает дуракам мешок ума за мешок золота; один из них хватает мешок, бежит, открывает (в нем только воздух), ударяется о скалу, остается без головы; другие находят труп и вместе с женой погибшего обсуждают, была ли у их товарища голова или нет]: Eberhard, Boratav 1953, № 331: 365-366.

Балтоскандия. Норвежцы [в дом без окон носят свет мешками]: Hodne 1984, № 1245: 231; шведы [в дом без окон носят свет мешками]: Liungman 1961, № 1245: 278-279; фарерцы, датчане: Uther 2004(2), № 1245: 87; исландцы: Uther 2004(2), № 1245: 87; финны: Конкка 1993 [крестьянин велит жене сдобрить капусту мясом; та режет мясо на кусочки и разбрасывает по огороду; крестьянин ушел из дому с обещаньем вернуться, если встретит еще трех подобных дур; одна женщина натягивает на голову рубаху без ворота, чтобы сделать отверстие для головы; другая тащит на крышу корову – там лучше трава; третья таскает мешком дым из черной бани; крестьянин вернулся домой]: 159; Salmelainen 1947 [жена решила сама отправиться в город продать корову, чтобы муж не потратил вырученных денег; по пути зашла к покупателю; тот ее напоил, сменил ей одежду на городскую, корову забрал; утром сказал, что первый раз видит женщину; та идет в конюшню, но ее лошадь пугается незнакомой одежды; теперь женщина почти уверена, что она – не она; дома собака тоже пугается; дети тоже; муж отправляется странствовать: если найдет женщину глупее своей жены, то вернется; зашел в дом, хозяйка поверила, что он из небесного царства и туда же вернется; дала еды и денег для своего покойного первого мужа; настоящий муж вернулся и поскакал следом; заметив его, человек бросил мешок в кусты и пошел навстречу; сказал, что человек с мешком побежал в лес; муж попросил подержать лошадь; человек забрал и мешок, и лошадь; в другом доме увидел, что окон нет, а хозяйка бегает и мешком вносит в комнату солнечный свет; человек прорубил окно, благодарная хозяйка ему заплатила; он пришел в замок, встал во дворе перед свиньей, стал называть ее дорогой тетей и просить прийти на пир; хозяйка: раз тетя, так пусть идет; когда вернулся муж, он побежал отнять свинью; за это время человек переоделся в хорошее платье, встал на улице перед навозным жуком, накрыв его шляпой; сказал, что под шляпой золотая птица; хозяин свиньи остался стеречь, дав человеку своего коня и послав к себе за сетью; тот сказал хозяйке свиньи, что ее мужа схватили разбойники, она отдала все деньги; человек вернулся домой и сказал жене, что та не самая глупая]: 56-61; карелы [мать уронила полено, заплакала: если бы у нее был внук, попало бы ему поленом; сын пошел искать людей глупее матери; люди носят в новый дом свет половиками, парень сделал им в доме окна; в другом месте люди сварили загусту, а сметана в амбаре, бегают с ложкой от стола да в амбар; парень принес сметану на стол; в сарае два мужика бьют лошадь, загоняют ее в хомут; парень надел на лошадь хомут; вернулся к матери, убедившись, что есть люди глупее ее]: Конкка 1959: 184-185; вепсы [старик и старушка посеяли репу на крыше; репа стала расти; старушка испугалась, что она раздавит дом, полезла собрать, упала на борону; старик пошел искать плакальщиц; встретились курица, заяц, лиса, волк, медведь; каждый отвечает, что умеет причитать; старик оставил их у тела, они съели старушку и убежали; старик взял котенка, совок и топор и ушел; в избе мужик с печки прыгает в штаны, которые держит жена; за сто рублей старик научил надевать штаны; в другом месте мужик носит мешком свет в избу без окон; старик за 200 рублей прорубил окно; в третьем месте крысы по ночам съедают людей; старик продал котенка; старик вернулся домой, а из его избы вышел человек и велел уходить; старик заплакал, из слез возникло Онего, подтопило дом]: Онегина, Зайцева 1996, № 19: 101-103; литовцы, эстонцы: Uther 2004(2), № 1245: 87; вожане, ливы, западные и восточные (инари) саамы: Kecskeméti, Paunonen 1974, № 1245: 251; латыши [свет в мешках носят в дом без окон]: Арийс, Медне 1977, № 1245: 345.

Волга – Пермь. Мари [Кажай пошел в лес, жена осталась с ребенком; упало полено, чуть не задело ребенка; мать заголосила – могло бы убить; мать, отец К. присоединяются; К. уходит, обещая вернуться, если найдет таких же дурней; в одном месте смолотую рожь собирают по зернышку (К. научил веять лопатой); в другом носят свет в избу решетом, выносят темноту лукошком (прорубил окна); в третьем дым выносят, завернув в полог (сделал трубу); в четвертом не сено несут корове, а корову тянут к стогу, накинув петлю на шею; за учение люди дали К. денег; он купил коней, тарантас и гостинцев и вернулся домой]: Тудоровская, Эман 1945: 97-99; казанские татары: Kecskeméti, Paunonen 1974, № 1245: 251.

(Ср. Восточная Сибирь. Якуты (группа не указана) [явное русское заимствование]: Шургаков 1983: 127-129).

СВ Азии. Марково {большинство эпизодов – из русского фольклора, но отражение в проруби – из местного} [в верховьях Анадыря и на покатости к Колымскому морю жили дикие люди ванцы; строили дома без окон и дымоходов, безуспешно пытались вносить свет и выносить дым мешками и подолами; один принял свое отражение в проруби за женщину, бросает ей в подарок имущество, затем спускается сам, тонет; если в походе переставить ночью нарты наоборот, ванцы едут назад, нападают на собственное селение; переправляющимся через реку связывают ноги ниже бревна; бревно переворачивается, они плывут, только ноги над водой, с берега им кричат, что рано ноги сушить; так они все погибли]: Дьячков 1992: 238-239.