Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

M39F. Шапка была, голова – не помню, ATU 1225.

.14.-.17.27.-.34.

Глупец остается без головы (обычно пытаясь забраться в берлогу медведя). На вопрос, была ли у погибшего голова, жена или кто-то еще отвечают, что шапка (борода) была, но про голову точно не помнят.

Арабы Марокко, Египта, французы, голландцы, немцы, арабы Бахрейна, Катара, Ирака, палестинцы, арамеи, болгары, словенцы, сербы, хорваты, македонцы, венгры, румыны, греки, чехи, поляки, русские (Архангельская, Мурманская, Карелия, Рязанская), украинцы (Галиция, Херсонская), белорусы, адыги, ингуши, чеченцы, даргинцы, грузины, азербайджанцы, турки, персы, таджики, узбеки, латыши, шведы, норвежцы, западные саамы, финны, карелы, вепсы, мордва, удмурты, казанские татары, башкиры, киргизы, хакасы, буряты.

Северная Африка. Арабы Марокко, Египта: El-Shamy 2004, № 1225: 718-719.

Южная Европа. Итальянцы: Uther 2004(2), № 1225: 79-80.

Западная Европа. Французы, голландцы, немцы: Uther 2004(2), № 1225: 79-80.

Передняя Азия. Арабы Бахрейна, Катара, палестинцы: El-Shamy 2004, № 1225: 718-719; арабы Ирака (шииты нижнего Евфрата) [ночью три раба пошли украсть трех овец; не знали, что это козы; все стадо пошло следом; воры думают, что за ними гонятся; одного козы боднули, он решил, что его бьют копьями; заводила упал в реку, крокодил откусил ему голову; двое других его вытащили и не могут вспомнить, была голова или нет; родители безголового тоже не могут вспомнить; умная акушерка объясняет, что человек мертв]: Campbell 1950: 19-21 (пересказ в Nowak 1969, № 450: 362-363); арамеи: Uther 2004(2), № 1225: 79-80.

Балканы. Болгары [дурака берут на медвежью охоту; он лезет в берлогу, медведь откусил ему голову; спутники сомневаются, была голова или нет; жена помнит, что он покупал шапку, а насчет головы тоже не уверена]: Даскалова-Перковско и др. 1994, № 1225: 400; венгры [мотив известен]: Kovács, Benedek 1990, № 1225: 432; словенцы, сербы, хорваты, македонцы, румыны, греки: Uther 2004(2), № 1225: 79-80.

Средняя Европа. Поляки [медведь откусил человеку голову; другие не могут вспомнить, была у него голова или нет]: Krzyżanowski 1963, № 1225: 30; чехи: Uther 2004(2), № 1225: 79-80; русские (Архангельская, Мурманская, Карелия, Рязанская), украинцы (Галиция, Херсонская), белорусы [Глупец (поп) без головы (откусил медведь, оторвало мельницей); другие (жена) помнят, что борода у него была, а была ли голова не знают]: СУС 1979, № 1225: 275; белорусы [человек посеял рожь, затем гречиху – не уродились; соль – тоже не взошла; увидел медвежьи следы, решил, что из-за медведя, обратился к попу; нашли дупло, где медведь, поп полез, медведь откусил ему голову; попа вытащили, стали спорить, была ли голова; работник не помнит; батрачка чесала попу косы, но была ли голова, тоже не запомнила]: Василенок и др. 1958: 238-239.

Кавказ – Малая Азия. Адыги [охотник залез в нору, чтобы вытащить лису; лиса отгрызла ему голову; другие охотники носят туловище по селу для опознания; на вопрос, была ли у охотника голова, жена отвечает, что была не была, но шила ему три шапки в год]: Тхамокова 2014, № 1225: 195; ингуши [охотники увидели нору, один в нее полез; сидевшая в норе волчица перекусила ему шею; он успел дрыгнуть ногами и товарищи вытащили его; стали думать, была ли у него голова, пошли к его жене; та сказала, что не помнит, но каждый год шила ему по папахе; понятливый человек рассудил охотников: если их товарищ полез, не зная, что в норе, то он был безголовым]: Дахкильгов 2012, № 57: 62; чеченцы [трое людей заметили нору, решили, что в ней лисица; но там был медведь; один полез, медведь откусил ему голову, товарищи вытащили тело без головы; пошли спрашивать жену, была ли у ее мужа голова; та ответили, что про голову не помнит, но шапку он точно каждый год новую делал]: Dirr 1920, № 84: 279-280; даргинцы [трое горцев охотились на медведя; один полез в берлогу, предупредив, что если он станет дрыгать ногами, его надо вытащить; так и случилось; его вытащили, а головы нет; товарищи не уверены, была ли голова; спросили жену; та: не знаю, но шапку он каждый год покупал]: Капиева 1991: 132-133; грузины [Безголовый поп. Жена священника припоминает, что у ее мужа по утрам борода тряслась как у козла. А вот была ли голова – не помнит]: Kurdovanidze 2000, № 1225: 85; азербайджанцы [Однажды в холодный зимний день Молла со своим приятелем шел в соседнее село. По дороге им навстречу попался волк. Молла и его спутник подняли такой шум и крик, что волк испугался, убежал и спрятался в какую-то нору. — Я должен убить этого волка, — сказал приятель Моллы. — Прошу тебя, не связывайся с волком, — упрашивал Молла. — Что тебе, жизнь надоела? — С волком шутить нельзя, он ни просьб, ни обещаний не понимает. Но приятель ничего не хотел слушать, подошел к норе и потихоньку сунул в нее голову. Молла ждал, пока он вытащит голову, но спутник его лежал неподвижно. Наконец, набравшись храбрости, он подошел, схватил его за ноги, вытянул из норы и увидел, что у него нет головы. Пораскинув умом, Молла вернулся обратно в село, пришел к дому своего приятеля, постучал в дверь и спросил: — Сестра, когда твой муж сегодня утром уходил из дому, взял он с собой голову или нет? Не забыл ли он ее случайно дома?]: Тахмасиб 1975: 230; турки [невеста рыдает: если она выйдет замуж и родит ребенка, тот может упасть с дерева; человек идет искать еще более глупых; дураки пытаются ситом вносить в дом солнечный свет; не могут вытащить руку из кувшина и собираются отрубить руку; тащат корову на крышу, чтобы она съела выросшую там траву; человек говорит женщине, что идет в ад, она дает ему еду для покойного родственника; ее муж скачет вслед за обманщиком; завидев погоню, обманщик говорит мельнику, что того собираются схватить, мельник пытается убежать, муж женщины за ним, а обманщик ускакал на его коне; мельник продает дуракам мешок ума за мешок золота; один из них хватает мешок, бежит, открывает (в нем только воздух), ударяется о скалу, остается без головы; другие находят труп и вместе с женой погибшего обсуждают, была ли у их товарища голова или нет]: Eberhard, Boratav 1953, № 331.II: 365-366.

Иран – Средняя Азия. Узбеки [у муллы Сеид Рухуллы были большая чалма и густая борода; он велит молиться Аллаху, а платить ему; аист – сын божий, пусть еду для него приносят в дом муллы; народ требует, чтобы сын пожий ел в их присутствии; мулла вынужден лезть в гнездо; аисты бьют его клювами, он зовет на помощь, люди его стаскивают, но голова отделилась от тела; спрашивают жену муллы, была ли у него голова; жена: когда муж кушал, борода шевелилась, а насчет головы не знаю]: Коновалов, Степанов 1986: 333-336 (=Рогов 1980: 250-254); таджики [Однажды аист залетел в деревню к дуракам и сел на верхушку чинара. Дураки сбежались со всех сторон посмотреть на аиста. Они собрались под чинаром, поднимали головы вверх и спрашивали: — Что же это такое? Но все только спрашивали, а ответить никто не мог. Наконец решили позвать мудреца. Ему показали аиста, сидевшего на верхушке чинара, и спросили: — Скажи, что это такое? — Бог вас накажет,— сказал мудрец,— неужели вы не узнали, кто это? — Нет, не узнали,— ответили дураки. — Да ведь это дитя божье,— сказал мудрец. — Ну, если это божье дитя, то мы должны оказать ему гостеприимство, угостить его чем-нибудь! Ведь дитя божье пожаловало к нам в гости! — говорили дураки. — Конечно, его надо угостить,— сказал мудрец.— А что оно ест? — спросил кто-то. — Сдобные лепешки,— сказал другой. — Простоквашу!— сказал третий. Побежали и принесли простоквашу и сдобные лепёшки. — Полезай на дерево и угости дитя божье! — сказали дураки мудрецу. — Я с ним незнаком,—возразил мудрец. — Вдруг ему что-нибудь не понравится, и он меня стукнет. Кто же меня тогда снимет с дерева? Если вы хотите, чтоб я угощал его, принесите верёвку и привяжите её к мо­им ногам. Если я увижу, что дитя божье сердится, крикну вам сверху «тяните!» Тогда вы меня тяните вниз, чтобы мне не погибнуть от его гнева. Притащили длинную верёвку и привязали её к но­гам мудреца. Мудрец поставил миску простокваши се­бе на голову, лепёшки положил за пазуху и полез на дерево. Он уже почти достиг верхушки дерева, как вдруг аист взмахнул крыльями, закурлыкал и полетел. Мудрец в страхе закричал: — Тяните, тяните, сейчас он съест меня!

Сразу несколько человек дернули верёвку. Голова мудреца застряла между веток чинара. Тогда все стоявшие под деревом ухватились за верёвку и потянули её изо всех сил. Голова мудреца оторвалась и осталась на ветках чинара, тело упало вниз. Кто-то спросил: — А где же его голова? Другой сказал: — А разве была у него голова? — Не знаю. Откуда мне знать?— сказал первый. И сколько ни спрашивали друг друга, была ли у мудреца голова, все отвечали: «Откуда мне знать?» Кто-то сказал: — Надо спросить его жену, была ли у мудреца голова. Несколько человек пошли к жене мудреца и спросили: — Эй, тётушка, была у вашего мужа голова? — Откуда мне знать?— ответила женщина. — Знаю только: когда он жевал хлеб, у него всегда шевели­лась борода]: Улуг-заде 1967 {=1969}: 328-330; персы (Керман, Исфахан) [люди не могут вспомнить, была ли у погибшего голова, помнят только про бороду]: Marzolph 1984, № 1225: 192-193.

Балтоскандия. Латыши [Мужик без головы в медвежьей яме. Медведь отрывает мужику голову. Другие гадают, была ли у него вообще голова]: Арийс, Медне 1977, № 1225: 344; шведы [семеро далекарлийцев отправились в путь; чтобы развести огонь, один просит дать ему по уху, искры посыпятся; но огонь не разгорелся; решили вытащить из берлоги медведя, один полез, медведь откусил ему голову; стали спорить, была ли у него голова; один говорит, что вспомнил: когда вчера кашу ел, в бороде две крупинки застряли; пошли через поле льна, а думают, что плывут через море; стали считаться, выходит пять (считающий себя не учитывает), решили, что один утонул]: Брауде, Золотаревская 1969: 356-358; норвежцы [дурак сунул голову в медвежью берлогу, медведь ее оторвал; его товарищи не понимают, в чем дело, споряти, была ли у него голова]: Hodne 1984, № 1225: 229; западные саамы, карелы: Kecskeméti, Paunonen 1974, № 1225: 251; вепсы [в лесу мужики находят большую дыру; их одолевает любопытство; один из них сует туда голову; когда его вытаскивают за ноги, то сомневаются, була ли у него голова; жена говорит: «Да головы-то не помню, а маленькая бородка вроде была»]: Онегина, Зайцева 1996, № 112: 210; финны: Uther 2004(2), № 1225: 79-80.

Волга – Пермь. Мордва, удмурты: Kecskeméti, Paunonen 1974, № 1225: 251; казанские татары (6 вариантов зап. на Волге, 1 в Новосибирской обл.) [трое умников посеяли соль; когда выпал снег, решили, что соль дала всходы; решили поле стеречь, на нем следы медведя, решили, что это вор; у реки следы кончились, умники решили, что воры уплыли на лодке; решили поплыть на бревне; чтобы не упал, первому под бревном связали ноги; удивляются, зачем он, не доплыв, стал лапти сушить; двое перешли реку по бревну; один полез в медвежью берлогу, второй его вытянул – головы нет; пошел в деревню; жене первого товарища пожаловался, что ее муж все лапти сушит; жена второго не могла вспомнить, была ли у мужа голова]: Замалетдинов 2009, № 138: 458-461; башкиры [кто-то топчет овес; хозяин поля приходит к норе и лезет в нее, велев сыновьям вытащить его за веревку; нора оказалась берлогой медведя, он откусил старику голову; сыновья вытащили тело: руки пустые, а головы нет; сыновья спрашивают мать, была ли у отца голова; та отвечает, что борода шевелилась, когда муж ел блины, а была ли голова, она не припомнит]: Бараг 1992, № 18: 56.

Туркестан. Киргизы [Апенди с приятелем отправились как-то на охоту. Вдруг им повстречался волк. Пока они его выслеживали - волк забрался в нору. Приятель Апенди со словами "будет ли удачлив тот, кто упустит добычу, что идет в руки", залез в нору головой вперед и не вылез. Тогда Апенди выволок его за ноги. Смотрит, а головы нет. Апенди очень удивился, вернулся обратно в село, пришел в дом к приятелю и спросил у его жены: — Когда твой муж сегодня уходил из дому, была у него голова?]: http://tyup.net/page/bashy-bar-bele, прислал и перевел Руслан Доуталиев

Южная Сибирь – Монголия. Хакасы [три брата пошли на охоту, потеряли котел; когда возвращались – посреди льда вода кипит (это прорубь); стали в нее крупу класть – не густеет; одного брата в прорубь спустили, за ноги держат; он пинается, они решили, что просит опустить глубже; когда успокоился, решили, что он кашу ест; стали тянуть – никак (он ко льду примерз); снова тянут – голова оторвалась; стали думать, была ли у него голова; один: усы, как у отца, были; не вспомнив, бросили его и ушли]: Торокова, Сыченко 2014, № 44: 581-583; буряты [трое охотника полезли в берлогу достать медведя; когда вылезли у одного нет головы; другие спорят, была ли она вообще; жена того говорит, что про голову не помнит, но каждый год шила мужу шапку]: Элиасов 1959: 126-127.