Ю.Е. Березкин, Е.Н. Дувакин

Тематическая классификация и распределение фольклорно-мифологических мотивов по ареалам

Аналитический каталог

Введение
Библиография
Этносы и ареалы

N11. Как снег и кровь, (ATU 709). .14.-.16.28.-.32.34.

Персонажем овладевает желание иметь ребенка или супруга (супругу), которые так же белы и румяны как снег (молоко) и кровь.

Кабилы, (арабы Алжира), испанцы, португальцы, арагонцы, итальянцы, ладины, ирландцы, фризы, немцы, ирландцы, словаки, поляки, адыги, горные таджики, норвежцы, эстонцы, казанские татары, монголы Внутренней Монголии.

Северная Африка. Кабилы [юноша хочет жениться на девушке с лицом белым как снег и красным как кровь; это дочь людоедки Цериель; девушка прячет его; когда Ц. засыпает, а проглоченный ею скот начинает мычать и блеять у нее в животе, любовники убегают; девушка велит колючей изгороди и реке расступиться, называет обеих медово-сахарными; Ц. преследует, ругает обеих, не может перейти реку, проклинает дочь; юношу уносит орел, он кричит девушке убить служанку-негритянку, надеть ее кожу; в образе негритянки дочь Ц. говорит отцу юноши, что того унес орел; отец оставляет на горе зарезанную телку, слетаются орлы, отец бьет того, кто унес сына, приносит сына, лечит; тот убеждает отца женить его на негритянке, снимает с нее кожу, та является красавицей; меньший брат юноши велит женить себя на собаке, требует, чтобы та сняла кожу, собака загрызла его]: Таос-Амруш 1974: 213-218; (ср. арабы Алжира [после смерти купца его сын растранжирил богатства, пошел вместе с матерью странствовать; оставив ее с мулами на поляне, стал осматривать лес; красавица повешена за ноги над бассейном; упав в воду, три капли крови из ее перерезанного горла превратились в рубины; вопреки предупреждению матери, юноша взял один из рубинов; поселился с матерью в городе и открыл лавку; у султана дочь Кровь-Газели-на-Снегу; визирь хочет женить на ней сына; принцесса ставит условием: принести три рубина (а в их стране рубинов не было ни у кого); погадав, узнала, что выйдет за сына купца, поселившегося в их городе; султан обещает награду тому, кто достанет рубины; юноша принес, получил награду; советник султану: кто принес один рубин, принесет и другие два; юноша пришел к тому водоему в лесу; увидел еврея, который оживил девушку и стал ее бить, требуя, чтобы она перешла в его веру и вышла за него замуж; юноша зарубил еврея; девушка рассказала, что он дочь царя джиннов, ее имя Рубин; они пришли к морю, Р. нырнула, но вернулась в сопровождении роскошной процессии; ее отец отдал ее юноше, они приехали в город и поженились; султан вызвал юношу: его казнят, если в течение месяца он не принесет два рубина; жена взяла нож, слегка порезалась, две капли крови стали рубинами; принцесса желает теперь жемчужное ожерелье; Р. послала мужа с запиской к морю; тот вызвал негра-гиганта; юноше прислали в жены дочь визиря джиннов по имени Жемчужина; дома Р. специально ее обругала, она заплакала, слезы превратились в жемчуг; султан надеется, что теперь его дочь согласится выйти за сына визиря, но та требует принести мускус; то же: из моря посылают девушку Мускус; Р. ругает ее: пусть вымоется; в бане с ее кожи собирают что-то, что оказывается мускусом; дочь султана отцу: я знаю, что ценности добыл не сын визиря, а другой юноша; султан напрасно требует от юноши отказаться брать в жены принцессу; велит отрубить ему голову; но каждый, кто пытается это сделать, отрубает голову самому себе; включая самого султана и всех визирей; принцесса становится четвертой женой сына купца]: Filleul de Pétigny 1951: 113-137).

Южная Европа. Испанцы (Эстремадура) [принцесса смотрит на снег и на кровь животного, зарезанного пастухом; тот произносит стих, в котором кровь противопоставлена снегу: есть король, который тоже «кровь с молоком», он просыпается раз в год утром в Иванов День; если рядом девушка, заклятье будет снято и он на ней женится; принцесса отправляется на поиски, надев железные башмаки; приходит к матери Солнце, та прячет ее от сына; тот не знает, где замок короля, отправляет к своим сестрам Звездам; они не знают, может быть, знает из брат Ветер (Aire); его мать прячет принцессу; Ветер рассказывает, что у ворот замка два льва, им надо бросить еду, которую он прожевал; отрыгает еду, его мать прячет ее в два пакета, утром дает принцессе; принцесса бросает львам еду, входит во дворец, там все без движения; принцесса месяцами сидит у кровати спящего; негритянка предлагает ее купить, в ночь на Иванов день оказывается у постели, король берет ее в жены; дворец оживает; король уезжает за подарками; принцесса просит купить ей твердый камень и горькую палку (стихи), она не хочет жить; король слышит, как в своей комнате принцесса спрашивает камень и тот отвечает, рассказывая ее историю; король берет ее в жены, негритянку казнит]: Camarena, Chevalier 1995, № 425G: 259-265 (перевод в Малиновская 2002: 110-116); португальцы [(много записей); бездетная женщина мечтает о дочери с кожей белой как снег и губами красными как кровь; мачеха (сама мать, тетка) завидует красоте выросшей девушки; о ее красоте сообщает зеркало; она велит убить девушку, принеся ее язык (сердце, глаза, палец), но слуга приносит вместо этого части тела животного; девушка отпущена либо брошена в сундуке в море; девушка попадает в дом разбойников (карликов); старуха дает ей отравленные туфли и бросает гроб в море; либо мачеха (мать, тетка) узнает о спасении девушки от зеркала, подкладывает той отравленные предметы; карлики (и т.п.) предотварают покушение, но в конце концов девушка умирает; принц находит гроб с телом девушки, она оживает (обычно благодаря матери, сестрам, служанке)]: Cardigos 2006, № 709: 159-160; арагонцы [героиня прячется к доме или пещере разбойников; в свое время ее мать пожелала, чтобы дочь была белой как снег и красной как кровь]: González Sanz 1996, № 709: 92; итальянцы [разрезая сыр, принц поранил палец; отправляется искать жену, которая была бы бела как молоко, из которого сделан сыр, и румяна как кровь; старик дает ему три граната; старик дает три граната, велит разломить у ручья; в каждом нагая девушка, первые две тут же умирают от жажды, третью он сразу же кропит водой, она остается жива; он велит ей забраться на дерево, идет за одеждой; поганая сарацинка приходит набрать воды, принимает отражение девушки за свое, разбивает кувшин, уходит; хозяйка ругает ее; так дважды; на третий девушка рассмеялась, сарацинка просит ее спуститься, она расчешет ей волосы; убила ее, уколов шпилькой в ухо; капля крови превратилась в голубку; сарацинка объясняет принцу, что пока он ходил, солнце, ветер изменили ее облик и голос; принц на ней женится; голубка клюет крошки, оставляет повару золотые перышки; тот хочет отнести ее принцу, сарацинка убивает ее, из капли крови вырастает гранатовое дерево; съевшие гранат умирающие выздоравливали; последний гранат сарацинка хочет оставить себе, принц велит отдать женщине, чей муж умирает; муж женщины уже умер, она оставила гранат себе; возвращаясь, видит, что в доме убрано; духовник велит старушке проследить, что будет с гранатом; та застает девушку; принц узнает ее; сарацинка сама говорит, чтобы ее вымазали смолой и сожгли на площади]: Котрелев 1991: 118-122; ладины [королева уколола палец, капля крови упала на снег; она пожелала родить дочь белую как снег, румяную как кровь, брови каштановые как оконные переплеты; родив дочь, королева умерла, король взял другую жену; у той зеркало; она спрашивает его, кто на свете всех красивее; зеркало отвечает, что Белоснежка; король отправился на войну; мачеха велела солдату отвести Белоснежку в лес и убить, принести ее глаза; солдат застрелил птицу, принес птичьи глаза; их съела собака; Белоснежка пришла к дому; внутри стол на 7 персон, 7 кроватей; пришли 7 братьев, каждый спрашивает, кто пил из его чашки, кто смял его кровать; они оставили девушку у себя смотреть за хозяйством; зеркало вновь говорит, что Белоснежка красивее; мачеха нарядилась служанкой, Белоснежка отперла дверь; мачеха думала, что задушила ее шейным платком, но Белоснежка осталась жива; в следующий раз дала отравленное яблоко; братья положили ее в стеклянный гроб; зеркало говорит мачеха, что та красивее всех; принц увидел гроб, велел перенести к себе в замок, от тряски кусок яблока выпал из горла, Белоснежка ожила; мачеха заболела оспой; зеркало отвечает ей, что уродливее ее нет никого, а красивее всех Белоснежка; мачеха отравилась; король думает, что потерял и дочь, и жену; однажды дочь с мужем его навестили, он счастлив]: Brunold-Bigler, Widmer 2004, № 54: 290-297; ладины [женщина порезала палец, капля крови упала на снег; она пожелала, чтобы ее дочь была бела как снег, румяна как кровь, волосы черные будто уголь; дочь родилась, мать умерла, отец взял другую жену; мачеха велит охотнику отвести девушку в лес и убить, принести ей язык; прибежала лиса: убей меня; охотник принес язык лисы; девушка пришла к дому на опушке леса; там 7 чашек с молоком и 7 тарелок с хлебом; 12 кроватей; она смяла все и легла на последней; вечером пришли 12 братьев; каждый спрашивает, кто смял его кровать; найдя девушку, братья попросили ее вести их хозяйство; нарядившись старухой, пришла мачеха, уговорила впустить, дала отравленную ленту; девушка очнулась; в следующий раз – яблоко; тогда 10 братьев ушли, а 2 остались стеречь; девушка снова очнулась; снова открыла мачехе; братья убили мачеху, девушка осталась у них]: Decurtins, Brunold-Bigler 2002, № 84: 225-228.

Западная Европа. Ирландцы [принц заплатил, чтобы мертвого похоронили; утром застрелил ворона, тот упал на снег; принц решил жениться только на женщине, у которой волосы черны как вороново крыло, кожа бела как снег и щеки румяны как кровь на снегу; пошел искать подобную женщину; рыжеволосый человек нанялся к нему на год и день с условием поделить пополам все, что они добудут; он попросил подождать, пока сходит к родственнику; назвав великана дядей, сказал, что король востока идет его убить; великан попросил запереть его в железном доме; рыжеволосый потребовал, чтобы тот сказал, где находится темный плащ; великану пришлось сказать, но рыжеволосый все равно его не выпустил, тот попытался выбраться и погиб; рыжеволосый принцу: вокруг дворца той женщины деревья, на каждом голова, на последнем еще нет; они пришли туда; принцесса дала принцу гребень: если утром не вернет, будет казнен; гребень пропал; рыжеволосый надел темный плащ, проследовал за женщиной; та сделала из раковины лодку, приплыла к великану на остров, отдала ему гребень, обещала дать утром принца на съеденье; когда великан положил гребень в сундук, рыжеволосый его тут же забрал; женщина провела с великаном ночь и вернулась; по пути невидимый рыжеволосый брызгал на нее воду; утром принц показал гребень; сказал королю, что добыл треть его дочери; на следующие сутки то же – ножницы, а не гребень; король принцу: надеюсь, ты добудешь и последнюю треть; женщина: добудь последние губы, которые я в эту ночь поцелую, иначе казню; это губы великана; рыжеволосый отрубил великану голову и принес принцу; велел связать женщину и чтобы король-отец и принц ее били; демоны из нее вышли, она стала обычной женщиной; вышла за принца и родила сына; рыжеволосый предложил поделить начатое; принц был готов поделить сына, но рыжеволосый не стал; сказал, что он есть тот похороненный мертвец]: Larminie 1893: 155-167; фризы [у королевы 12 сыновей; она видит, как зимой режут черного теленка; хочет иметь дочь с волосами такими же черными, румянцем как кровь, белоснежной кожей; за это отдала бы всех сыновей; входит старушка: желание сбудется; король когда жена родила дочь, король велел поместить сыновей в охраняемой комнате; они стали дикими гусями, улетели через окно; когда девочке 12 лет, мать ей все рассказала; она тайком выбралась из дома, пошла искать братьев; пришла к замку в лесу, проникла внутрь через дверцу; прилетели гуси, стали юношами; старший говорит девочке, что они поклялись убить первую же женщину, которая к ним придет, за то, что с ними случилось; сестра говорит, кто она, братья не меняют решения; входит та же старушка, стыдит братьев: если убьют сестру, станут лягушками; сестра должна 6 лет собирать и прясть паутину, сшить из нее 12 рубашек, все это время не говорить, не смеяться, не плакать; тогда братья снова станут людьми; однажды к замку приезжает молодой король, берет девушку в жены; она молчит и продолжает ткать и шить; рожает ребенка; мачеха короля дает ей снотворное, мажет губы кровью, выбрасывает ребенка из окна, его подхватывает и уносит хищная птица; мачеха короля распускает слух, что королева съела своего младенца; то же после рождения второго ребенка; королеву привели на костер; в последний момент она закончила последнюю рубашку, закричала, что невиновна; прилетают 12 гусей, королева набрасывает на них рубашки, гуси становятся юношами, выхватывают сестру из огня; та птица приносит в когтях двух невредимых детей королевы, уносит злую мачеху не известно куда]: Mürk 2014: 56-74; немцы: Grimm, Grimm 2002, № 47 [бездетная жена богатого человека, стоя у себя во дворе под можжевельником, срезала кожуру с яблока, порезала палец, кровь капнула на снег; она пожелала ребенка такого же белого и румяного; она тут же почувствовала перемену; через 9 месяцев родила мальчика и умерла; муж похоронил ее под можжевельником; от новой жены у мужа дочка Марлен; мачеха ненавидит пасынка; дает дочери яблоко, та просит дать яблоко и ее братцу; мать говорит, что тот получит его, вернувшись из школы; когда мальчик вернулся, мачеха велит ему взять яблоко из сундука, захлопнула крышку, отрезав мальчику голову; поместила ее назад, завязав тело платком, посадила убитого в кресло перед дверью и дала в руку яблоко; велит дочери дать братцу оплеуху, если тот не реагирует на ее слова; М. ударила братца, голова упала; мачеха велит молчать, приготовила мясо пасынка, накормила мужа, сказала, что его сын пошел к родственникам; М. собрала косточки в платок, положила под можжевельником; из можжевельника вылетела птичка, а платок исчез; птичка поет на крыше дома ювелира: мачеха меня убила, отец съел, сестра завернула косточки в платок, положила под можжевельником, какая я милая птичка; ювелир попросил спеть еще раз, птичка спела после того, как он дал ей золотую цепочку; то же у дома башмачника, тот дал пару туфелек; у дома мельника, тот дал жернов; прилетев домой, птичка поет ту же песенку; бросила цепочку на шею отцу, туфельки – сестре, жерновом убил мачеху; птичка вновь стала мальчиком], 53 [=Гримм, Гримм 1987: 146-152; королева шила, уколола палец, три капли упали на снег; она пожелала ребенка белого как снег, румяного как кровь, черноволосого как дерево на оконной раме; родила Белоснежку и умерла; волшебное зеркало мачехи отвечает ей, что она красивее всех; однажды ответило, что Белоснежка красивее; королева велит слуге отвести Б. в лес, принести ее легкие и печень; слуга принес легкие и печень оленя; Б. пришла в избушку, где 7 маленьких кроваток, кубков и пр.; входят карлики-рудокопы, каждый спрашивает, кто сидел на его стуле, ел его овощи и т.д.; младший замечает Б. у себя на постели; карлики предлагают ей вести их хозяйство; королева вновь спрашивает зеркало; нарядившись торговкой, приходит к карликам, Б. ее впустила, она зашнуровала на Б. лиф, та задохнулась, но карлики привели ее в чувство; в следующий раз королева причесала Б. ядовитым гребешком – то же; дала ядовитое яблоко; после этого зеркало говорит королеве, что красивее всех она; карлики оставили Б. в стеклянном гробу на горе; королевич попросил отдать гроб ему; от сотрясения ядовитый кусок выпал из горла, Б. ожила; королеву пригласили на свадьбу, заставили плясать в раскаленных железных туфлях, пока она не умерла]: 158-166, 181-188; Philipp von Lohbauer, Mayer 1855 [примерно то же, что у Гриммов, № 53, но антагонист Белоснежки – родная мать]: 158-166 в Sutrop 2018: 512-518.

Средняя Европа. Словаки [королева укололась, вспомнила о падчерице белой как снег и румяной как кровь; спрашивает зеркало, оно отвечает, что королева красива, а падчерица лучше; королева велит слугам отвести девочку в лес; те ее отпускают; она приходит в дом карликов, ест, ложится; они находят ее в постели; оставляют у себя домовничать, велят никому не открывать; зеркало отвечает, что девочка красивее королевы; та казнит слуг; приходит, дает яблоко, девочка умирает; зеркало молчит; карлики трясут девочку, кусок яблока выскакивает из горла, девочка оживает; зеркало снова говорит, что девочка красивее; то же - королева дает шнурок, зашнуровывает девочку; на третий раз втыкает в волосы булавку; карлики не замечают ее; оставляют девочку в стеклянном гробу на горе; король находит ее, замечает, вынимает булавку; вырастил девочку]: Горбова 1949: 78-81; поляки [после долгого бесплодия, женщина зимой видит повешенное на березу яблоко; срывает, хочет очистить, порезалась, капля крови упала на снег; она просит дитя как снег белого, как яблоко зрелого, как кровь румяного; береза говорит, что ее желание исполнится; она рожает сына и умирает; муж женится снова, у второй жены дочь; мачеха предлагает мальчику взять яблоки из сундука, захлопывает крышку, отрезав мальчику голову; сажает на диван, привязав голову платком; дочь говорит, что братец не отвечает ей; женщина велит его дернуть, голова отваливается; женщина велит дочери отнести тело в сад, чтобы утром отнести в лес волкам; девочка оставляет его под березой, могила открывается, приняв тело, и вновь закрывается; из могильных цветов вылетает птичка, поет, что мачеха его убила, сестра похоронила; нескольким людям нравится, они просят спеть еще, птичка каждый раз требует в уплату мелкое украшение с католической символикой; у монаха берет зажженный фитилек для свечей; отцу бросает эти подарки, фитильком поджигает волосы мачехи, та гибнет]: Домбровский 1992: 127-135.

Кавказ – Малая Азия. Адыги [сын пши застрелил заяца; увидев кровь на снегу, пожелал женщину, которая была бы бела как снег и румяна как кровь; пастух говорит, что это жена цыгана, живущего между двумя морями; сын пши приехал туда, приложился к груди пасущей гусей старушки; цыган-кузнец живет в доме за семью железными заборами; старушка просит милостыню, цыган ее гонит, она готова его проклясть; цыган готов ей подать, но старушка требует, чтобы милостыню подала его жена; договаривается с женой цыгана, та велит, чтобы сын пши выкопал подземный ход в ее комнату и другой в конюшню, где три коня цыгана; говорит цыгану, что приедет ее брат на лошади, которая не отличима от его лошади; цыган думает, что это все же его лошадь, бросается в конюшню, но сын пши уже поставил лошадь на место; так трижды; жена говорит, что приедет ее сестра, неоличимая от нее; цыган в конце концов верит, его напоили; сын пши увез его жену и сокровища; цыган зарезался]: Соколов, Бройдо 1936: 493-498.

Иран – Средняя Азия. Горные таджики (Дарваз, верховья Ванджа) [царь полез на дерево, поранился о ветки, кровь капнула на снег; он велел найти ему невесту такую же белую и красную; старуха сказала, что это его дочь; он готовит свадьбу; брат девушки прячет ее в сундук, спускает по реке; его находит сын другого царя, берет девушку в жены]: Семенов 1900(2): 9.

Балтоскандия. Норвежцы [у королевы капля крови из носа падает на снег; она желает иметь дочь белую как снег, красную как кровь, готова отдать за это своих 12 сыновей; троллиха обещает исполнить ее желание, заберет ее сыновей, как только дочь окрестят; королева заказывает для сыновей и дочери по серебряной ложке; сыновья превращаются в диких уток, улетают; дочери грустно, что у нее нет братьев; мать рассказывает ей правду, она уходит искать братьев; находит дом в лесу, тайком готовит и прибирает; прилетают 12 уток, становятся принцами; берут свои серебряные ложки, видят еще одну, понимают, что сестра рядом; старший предлагает ее убить, ибо она виновата в их превращении, младший говорит, что не виновата; братья находят ее под кроватью; старший обещает сохранить ей жизнь, если она им поможет; сестра должна спрясть пух чертополоха, сшить 12 рубашек, 12 накидок, 12 платков, тогда братья навсегда обретут человеческий; до этого ей нельзя говорить, смеяться и плакать; когда она собирает пух, ее увозит принц, женится; мачеха принца ее ненавидит; бросает ее ребенка в яму со змеями, режет палец, мажет ей кровью рот, говорит, что она съела младенца; так трижды; принц согласен, чтобы жену сожгли; одежда для братьев готова, лишь у рубашки младшего брата нет одного рукава; младший возрождается без руки; сестра может говорить, все объясняет; мачеху разорвали 12 лошадьми; троих детей нашли в яме живыми и здоровыми]: Dasent 1970: 51-59 (=Asbjíørsen, Moe 1960: 187-189); эстонцы (Каркси) [королева уронила каплю крови на снег; родила прекрасную дочь; умерла; мачеха спрашивает зеркало – кто красивее; зеркало отвечает, что падчерица; мачеха велит отвести падчерицу в лес и убить; слуги ее отпустили; она пришла в дом семи карликов; (конец скомкан; девушку пытаются отравить с помощью булавки, пояса, наконец, яблока; карлики положили девушку в стеклянный гроб на срок, пока она не очнется]: Sutrop 2018, № 12: 957.

Волга – Пермь. Казанские татары (1 запись) [царица уколола палец; пожелала дочь красивую как кровь; родила; когда дочери 16, умерла; царь снова женился; мачеха завидует красоте падчерицы; целит ее убить; слуга оставил ее в лесу; она пришла к карликам, стала им сестрой; мачеха спрашивает старуху, она ли всех красивее; та отвечает, что есть девушка в тысячу раз красивее; старуха пришла к царевне, дала яблоко, та попробовала и упала в обморок; очнулась; мачеха в зеркало увидела, что есть девушка красивее ее; старуха принесла царевне отравленное платье; та одела и потеряла сознание; карлики оставили ее в стеклянном шкафу; шли солдаты, стали сдирать платье, царевна ожила, царевич-полковник ее увидел, взял в жены; на свадьбу пригласил мачеху, дал отравленные золотые башмаки; та надела и умерла]: Замалетдинов 2009, № 53: 187-189.

Южная Сибирь – Монголия. Монголы Внутренней Монголии: Гомбоев 1858 [анонимная хроника «Алтан Тобчи» («Золотое сказание»), датирующаяся, вероятно, первой половиной XVII в. (перевод по списку из Пекина): «После него {Дзорикту-хана} воссел на престол Элбэк-хан, в год собаки. Этот Элбэк-хан однажды на облаве, увидав на снегу кровь убитого зайца, спросил: “есть ли такая женщина, белизна которой была бы, как снег, а ланиты, как эта кровь?” Ойратский Тафу-Хутхай отвечал на это: “как же, есть такая!” – “Кто такая, нельзя ли видеть ее?” – “Если вы действительно желаете видеть ее, так я скажу: это твоя невестка, Ульдзэту-Гуа, жена твоего сына Хагурцак-Дугурэнг-хунтайцзы”. Прельстясь красотой своей невестки, Элбэк-хан сказал Хутхэй-Тафу: “о, показывающий то, чего не видал, соединяющий то, что далеко, удовлетворяющий жажде желаний, ты, мой Тафу, ступай!” Он передал Бэгэдзи слова хана в следующем виде: “он послал меня, желая взглянуть на вашу красоту”. Бэгэдзи разгневалась и отвечала: “можно ли земле соединиться с небом, можно ли хану взять свою невестку? Пусть увидит его сын, Дугурэн-Тэмур, что хан, отец его, уподобился черной собаке”. Не внимая словам невестки, хан убил своего сына и взял ее себе. После этого Тафу пришел просить хана о награждения его титулом даруги; но как хана не было (дома), то и сидел он перед домом. В это время Хунг-Бэгэдзи послала к нему посла и просила его зайти к ней, и вместе с дарами подождать у нее хана. Тафу явился. Бэгэдзи поднесла ему чашу (с вином) со следующими словами: “ты мою неважную особу сделал важной, малое мое тело сделал великим, имя Бэгэдзи сделал тайху (императрицей)”. Потом взяла объемистую кожаную посуду, разделенную на две половины: в одну налила воды, а в другую крепкого ардзана (вина); сама пила воду, а крепким ардзаном напоила Тафу до упаду. Потом в спальной юрте постлала ковры, положила подушки, завесила занавесами и на этой кровати уложила Тафу. Растрепав волосы свои и расцарапав лицо свое, послала за ханом. Прежде чем приехал хан, Тафу успел убежать. Хан погнался за ним в погоню и в этой схватке был у хана отстрелен мизинец. Убив Тафу, хан приказал сунитскому Джамин-Тайфу вырезать ремень из спины убитого, и послал к своей жене. Смешав кровь хана с жиром Тафу, она облизывала, приговаривая: “кровь хана, убившего своего сына, жир Тафу, бывшего причиной смерти моего господина (супруга, владыки), доставшиеся мне в подарок – вот успех мщения женщины! Умирать мне все равно”. Хотя хан узнал негодование Бэгэдзи, но, сознавая свою вину, ничего не говорил ей об этом»]: 156-158; Лубсан Данзан 1973 [хроника «Алтан Тобчи», составленная ордосским ламой Лубсан Данзаном на литературном языке среднего периода и датирующаяся серединой XVII в. (перевод по списку, приобретеннному в 1926 г. на востоке Монголии у тайджи, предки которого перекочевали в Халху из Чахара в XVII в.): «После того в тот же год собаки {в 1394 г.} на великий престол воссел Элбэг-хаган. Элбэг-хаган, охотясь облавой, увидал кровь убитого зайца, упавшую каплями на снег, и сказал: “Есть ли где красавица с такой белой кожей, как снег, с такими румяными щеками, как кровь?” Так сказал Элбэг-хаган. Ойратский Хуухай Тайу сказал: “Есть женщина подобной красоты. Да!” – “Кто же она? – спросил хаган. – Нельзя ли ее увидеть? Я бы посмотрел!” – [сказал хаган]. “Если так, то я скажу. [Супруга] твоего сына Харгуцуг Дӱгӱрэнг Тэмӱр-хунтайджи Ӱлдзэйтӱ гоа-хунбэгичи, твоя сноха, именно так красива”, – сказал тот. Элбэг Нигӱлэсӱгчи-хаган, воспылав страстью к красоте своей снохи, сказал повеление ойратскому Хуухай Тайу: “Ты, позволяющий увидеть [еще не] виданное, позволяющий соединиться с тем, что далеко, удовлетворяющий желание, мой Тайу, пойди!” По этому приказу хагана тот пошел и передал сказанное бэгичи. “Послал он меня, желая посмотреть цвет и блеск твой!” Бэгичи, разгневавшись, велела сказать: “Можно ли Небу соединиться с Землей? Можно ли верховным ханам разглядывать свою сноху? Разве умер твой cын Дӱгӱрэнг Тэмӱр-хунтайджи? Разве хаган стал скверным?” Так сказала она. Но хаган не воспринял тех слов, убил своего сына, [а] свою сноху взял в жены. После того Хуухай Тайу пришел попросить тарак. “Хагана нет”, – сказал [Тайу], и в то время, когда он сидел перед юртой, хунбэгичи отправила к нему слугу. “Я жду хагана к себе на пир. Приходи в юрту прежде него”. Тайу пришел, и когда он вошел, то бэгичи, держа чашу, молвила слово: “Плохую особу мою ты сделал хорошей, / Ничтожную особу мою сделал великой, / Титул мой бэгичи сделал титулом дайху”. В кожаный сосуд из двух мешков с одним отверстием она налила – в один мешок крепкой водки, в другой воды. Сама пила воду, а Тайу давала пить крепкую водку и напоила его допьяна, [так что] он упал. Желая отомстить ему за своего тайджи, она велела положить Тайу на свои ковры и подушки и задернуть полог. Расцарапав себе лицо, распустив волосы, она отправила гонца к хагану. В то время как хаган, услышав об этом, поспешил [к ней], Тайу убежал. Когда хаган погнался за ним и они сразились, Тайу прострелил хагану мизинец. Хаган убил Тайу и при помощи своего слуги по имени Чжашин Дайбу из сунитов снял кожу у него со спины, взял и, придя к бэгичи, отдал ей. Смешав жир Тайу с кровью хагана, она лизала его и говорила: “Кровь хагана, убийцы своего сына, стала мне подарком; удовольствована я жиром Тайу, который стремился причинить зло душе своего владыки. Хоть я и женщина, но разве этим я не отомстила? Если я и умру, не все ли равно?”. Узнав об обмане бэгичи, хаган, понимая свою ошибку, ничего ей не сказал»]: 257-258; Железняков, Цендина 2005 [1) анонимная хроника «Алтан Тобчи», датирующаяся, вероятно, серединой XVII в. (перевод по списку, обнаруженному в частной библиотеке в Пекине в составе сборника “Чингис-хаган-у чадиг” и изданному в 1941 г. в Токио): «В год собаки [1394] на великий престол был возведен Элбэг-Нигулэсэгчи-хан. Однажды, во время облавной охоты Элбэг-хан увидел на снегу пролившуюся кровь убитого зайца. Он сказал: “Есть ли где красавица с таким же белым лицом и такими же алыми щеками?” Ойратский Хухай-Таю ответил: “Такая красавица есть”. – “Кто же она?”, – спросил у него хан. [Хухай] ответил: “Хоть и нельзя говорить, скажу. Это жена твоего сына Хагурцаг-Дэгурэн-Тэмур-хунтайджи Улд-зэйту-Гоа-бигичи. Элбэг-Нигулэсэгчи-хан возжелал красавицу невестку. Он отдал ойратскому Хухай-Таю такой приказ: “Показывающий невидимое, приближающий далекое, исполняющий желания, мой Таю, приведи ее ко мне!” Получив приказ, Таю отправился и сказал бигичи так: “Меня послал к тебе хан, который желает увидеть твою красоту!” Как только он это сказал, бигичи рассердилась и ответила: “Разве могут соединиться Земля и Небо? Разве видят великие ханы своих невесток? Разве уже умер его сын Дэгурэн-Тэмур-хунтайджи? Разве хан хочет уподобиться черной собаке?” Хан оставил эти слова без внимания, отравил своего сына и женился на невестке. После этого он вернулся к себе домой. Через какое-то время Хухай-Таю отправился к хану просить себе дарханство, но хана не оказалось, и он стал его ожидать. Бигичи послала за ним слугу, которому велела сказать: “Ожидая хана, приходи ко мне на угощенье”. После того как Таю вошел в юрту, бигичи подала ему чашу и сказала: “Низкую мою особу ты сделал благородной. Малую мою особу ты сделал высокой. Имя бигичи ты возвысил до тайху”. Она наполнила сосуд, состоящий из двух раздельных половин, но имевший одно горлышко, водкой и водой. Из одной половины, где была вода, она пила сама, а Таю подносила водку. Она напоила его гак, что он упал. Она взлохматила волосы Таю, откнинула занавеску и уложила на расстеленный войлок. Сама расчесала себе лицо, вырвала волосы и послала за ханом. До того, как хан об этом услышал, Таю очнулся и скрылся. Хан бросился в погоню. [Таю] выпустил стрелу и ранил хана в мизинец. Хан убил Таю, приказал сунидскому Джансин-тайбу вырезать лоскут кожи со спины и отдать его бигичи. Бигичи, смешав кровь хана с жиром Таю и слизывая их, сказала: “Кровь хана, который, прельстившись красотой, убил своего сына, стала мне подарком. Жир Таю, причинившего вред своему хозяину, стал мне удовольствием. Это моя женская месть. Теперь если я и умру, то жалеть не о чем”. Хан, хотя и узнал об обмане бигичи, но, понимая, что виноват, наказывать ее не стал»; 2) летопись «Болор толи» («Хрустальное зерцало»), составленная да-ламой Джамбадорджи из среднего Уратского хошуна в 1830-1840-е гг.: «После того ханом стал Элбэг-Нигулэсху. По прошествии семи лет царствования Элбэг-Нигулэсху, однажды, когда он был на охоте и увидел на снегу капли крови, то спросил ойратского Хухай-Тайху: “Есть ли на земле женщина с лицом белым, как этот снег, и щеками алыми, как эта кровь?” Когда он так сказал, то ойратский Хухай-Тайху ответил: “Красота Улдзэйту, жены Хагурцаг-Дугурэн-хунтайджи, превосходит твое описание”. Сильно обрадованный Элбэг-хан сказал: “Ах, Хухай-Тайху, если я своими глазами ее увижу, то я сделаю тебя чинсаном и назначу управлять Четырьмя ойратами”. Тогда Хухай-Тайху немедленно отправился и прибыл в юрту Хагурцаг-Дугурэн-хунтайджи, который в это время был на охоте. Когда Хухай-Тайху увидел ханшу Улдзэйту и сообщил ей о цели своего приезда, то ханша Улдзэйту очень разгневалась и сказала ему: “И зачем это понадобилось твоему хану меня видеть? Если он, великий человек, стыда не имеет и подобен скоту, то тебе бы не следовало вмешиваться между двумя сторонами, подобно ослу”. С этими словами она плюнула Хухай-Тайху прямо в лицо. Сильно пристыженный и озлобленный, Хухай-Тайху уехал. Когда он все доложил своему хану, у Элбэг-хана забушевала вода страсти, распалился огонь гнева. Элбэг-хан устроил засаду на пути следования Хагурцаг-Дугурэн-хунтайджи и убил его, а жену его, бывшую беременной на третьем месяце, взял себе. Затем Элбэг-хан спросил у ханши Улдзэйту: “Ты забеременела от моего младшего брата хунтайджи, или от другого человека?” Ханша из мести, обманывая его, ответила так: “Это от Хухай-Тайху. Мы с ним уже давно живем. Поэтому-то, несмотря на то, что я издавна стремилась видеть вас, он меня не пустил, а тебе зря наврал, будто я сильно рассердилась”. Когда она так рассказала, хан ей полностью поверил и распорядился без всякого допроса убить Хухай-Тайху»]: 41-42, 95-96; (ср. южноалтайские тувинцы [старик Эндз Дендз посылает сына за покупками, каждый раз дает кошель золота; сын покупает 1) сушеную рыбу, 2) кошку, 3) кошку; родители прогоняют его; рыбу он бросил в море, она ожила, стала золотой рыбкой; из моря выходит старик, говорит, что юношу зовет Лузут Хаан; велит просить в награду красный ларец, а открыть его в степи на берегу моря; возник город, рядом дочь ЛХ; два охотника ранили джейрана; старик отвечает им, что женщина с лицом красным как кровь – жена Солнечного хана за морем; переплыть море можно на дереве Бум; воробьи слышат разговор воронов, сидящих на этом дереве, сообщают хану; сделали плот, старец переплыл море, превратился в старуху, выкрал ключ и унес ларец; юноша остался под открытым небом с собакой и кошкой; они переплыли море, кошка поймала мышиного хана, мыши вырыли подземный ход, кошка вцепилась старику в глаза, унесла ларец, юноша снова стал Солнечным ханом], 25 [у пожилых супругов родился сын, вырос; его послали за покупками, он купил сушеную рыбу, кошку, собаку; отец его выгнал; он выбросил рыбу в море; старике велит ему спуститься на дно к Белому Хану лузутов, велел просить красный ларец, открыть посредине степи; появились дворец и девушка – дочь хана; далее как в (24); море сжигает все, что в него опустить; старуха велит сделать плот из дерева Дондууд Бом, переплыла, унесла ларец; кошку и собаку юношу море не жжет; кошка сперва принесла еды юноше от его похищенной жены, затем поймала мышиного хана; хан сгорел, юноша с кошкой, собакой, женой живут во дворце]: Таубе 1994, № 24: 210-216).